Сессии

Ведущая: Белова Т.М. — «Путь сперматозоида; жизнь военного»
Ведущая: Белова Т.М. — «Чувство одиночества. Встреча с Творцом»
Ведущий: Гынгазова П.С. — «Жизнь Дракона»
Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Вероники / Белая Сущность / Подселенец»
Ведущая: Попкова М.С. — «Жизнь Дракона. Девушка Сладка»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Дельфина»
Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Ричарда / Монаха Феофана»
Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Шах-Султан»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Тарантула»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Неопалимый огонь»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь и создание Привидения»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Изиды, Афиноген, Эжена»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Апостола Пётра»
Ведущая: Лисицына А.Н. — «Жизнь Дерева»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Фрагмент человеческого воплощения, жизнь Души от её начала – отделения от Бога
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Степана. Жизнь Франсуа.»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Суриката»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь русской женщины Марфы, жизнь самки колибри, жизнь тибетского монаха Сами.
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Инопланетянин, Садовник и богатый Ренальдо»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь крысы: транскрибция пациентки»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь крысы»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Серафима»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Софьи Андреевны Толстой»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Святогор»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Рахос»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Онуфрия»
Ведущая: Колесник И.И. — «Метаморфозы Души / Подселенец»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Альбатрос, Шалом, Алладин»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Ядро клетки»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Николая»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Страх: подопытный кролик»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Королевская кобра»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Ханса»
Сеансы регрессионной терапии

В данном разделе представлены стенограммы сессий, проведенных Павлом Сергеевичем и нашими специалистами (его учениками).

Ознакомление с этими работами позволит интересующимся людям выйти за рамки стандартного восприятия жизни, расширить свое мировоззрение и углубить понимание жизни, как таковой. Для специалистов – эта дополнительная возможность повысить свой профессионализм путём ознакомления с многообразием опыта проживаемых воплощений, а так же ознакомление с тончайшими особенностями работы самого Павла Сергеевича.

Ведущая: Белова Т.М. — «Путь сперматозоида; жизнь военного»
Ведущая: Белова Т.М. — «Чувство одиночества. Встреча с Творцом»
Ведущий: Гынгазова П.С. — «Жизнь Дракона»
Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Вероники / Белая Сущность / Подселенец»
Ведущая: Попкова М.С. — «Жизнь Дракона. Девушка Сладка»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Дельфина»
Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Ричарда / Монаха Феофана»
Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Шах-Султан»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Тарантула»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Неопалимый огонь»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь и создание Привидения»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Изиды, Афиноген, Эжена»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Апостола Пётра»
Ведущая: Лисицына А.Н. — «Жизнь Дерева»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Фрагмент человеческого воплощения, жизнь Души от её начала – отделения от Бога
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Степана. Жизнь Франсуа.»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Суриката»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь русской женщины Марфы, жизнь самки колибри, жизнь тибетского монаха Сами.
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Инопланетянин, Садовник и богатый Ренальдо»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь крысы: транскрибция пациентки»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь крысы»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Серафима»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Софьи Андреевны Толстой»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Святогор»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Рахос»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Онуфрия»
Ведущая: Колесник И.И. — «Метаморфозы Души / Подселенец»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Альбатрос, Шалом, Алладин»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Ядро клетки»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Николая»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Страх: подопытный кролик»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Королевская кобра»
Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Ханса»
Ведущая: Белова Т.М. — «Путь сперматозоида; жизнь военного»

И. Путь сперматозоида; жизнь военного. Москва, 24.01.2024

- Когда мы закрываем глаза, мы обычно видим какой-то фон. Опиши мне, пожалуйста, фон твоих закрытых глаз. Цвет, консистенция, подвижность- неподвижность, прозрачность-непрозрачность.

- Грязно-голубой, ровный, плотный как туман. Сверху более плотный, снизу такой более легкий.

- Посмотри, как этот туман себя ведет, есть ли какое движение в этом тумане?

- Это очень вязкое, медленные какие-то волнообразные движения, практически незаметные.

- Когда ты эти движения практически незаметные наблюдаешь, как ты себя чувствуешь?

- Комфортно.
- Что в этом самого комфортного?
- Это мой туман, я ощущаю защиту, комфорт, уют.
- А в этом тумане ты где? Прочувствуй.
- Нигде.
- Ты говоришь «мой туман».
- «Мой туман» - от него не веет опасностью, он безопасный!
- Есть ли ты среди этого тумана?
- Нет.
- Если этот туман рассматривать, есть ли в нем более яркие точки, то, что хочется рассмотреть?

- Нет.

- А такой туман в какое время года обычно бывает? - У него нет времени.
- А что можно в таком тумане?
- Все можно, идти, смотреть по сторонам...

- Если ты будешь идти и смотреть по сторонам в таком тумане, как себя при этом ощущаешь?

- Комфортно, в таком тумане не важно, стоишь ты или идешь. - Сейчас конкретно стоишь ты или идешь?
- Стою.
- Как ты себя можешь ощутить, того, кто стоит в этом тумане? - Какой, как я и есть!

- Правильно, такой, как есть. Какой, опиши, пожалуйста.

- Высокий, молодой мужчина, футболка с длинным рукавом, штаны какие-то спортивные, кеды...

- Что есть на теле у тебя? Ты знаешь все татуировки свои на этом твоем теле И., там есть татуировки?

- Нет ничего, чистое тело.
- Если ты будешь двигаться, посмотри, что будет происходить?
- Вокруг меня завихрения тумана.
- Что с твоим настроением, когда ты идешь?
- Ну мне хорошо, спокойно.
- Есть ли какая-то цель, когда ты идешь, а вокруг завихрения тумана?
- Нет.
- Тогда иди вперед и смотри, что будет происходить дальше...
- Просто вихри.
- А вообще тебе это пространство знакомо или ты здесь впервые в этих туманах и завихрениях?
- Как будто впервые, но вроде и знакомо.
- Опиши, на что похоже пространство?
- Это пространство между явью и сном.
- Есть какие-то мысли, когда ты просто идешь по этому пространству между явью и сном?
- Да есть одна: «поспать бы».
- Сейчас физически?
- Нет там.
- А там «поспать бы!»? Ну и посмотри, есть ли где-то место, где можно там поспать?
- Нет, там все так плотно, что ничего не видишь. Ты ничего не видишь на расстоянии вытянутой руки...
- А если на физический мир переводить эту метафору тумана, то, на что это похоже? Там хорошо и спокойно как где?
- Как в детстве, гуляешь на улице, зимой вечером, огни везде горят, мороз, много снега, а ты все гуляешь и гуляешь, свобода.
- Где эта свобода внутри тебя находится? На что похожа?
- В грудной клетке, похожа на какой-то светящийся объект, огонек какой-то.
- Если в детстве этот огонек горит, то насколько он сегодня ярок этот огонек внутри, свобода эта?

- Тоже яркий!

- Ты чувствуешь этот огонек внутри всегда?
- Угу.
- По этому ощущению огонька внутри, по этому ощущению свободы я хочу попросить тебя переместиться туда, где ты эту свободу почувствовал впервые внутри вот таким образом, в опыте Души. Интересно, всегда ли она у тебя была такая свобода внутри.

- Какой-то морячок.
- Ты видишь какого-то морячка или ощущаешь себя им?

- Вижу.

- А кто смотрит на этого морячка. Прочувствуй свое тело!

- Какой-то бестелесный дух, я всюду... как некое смотрящее око, которое может наблюдать за всем!

- Чем привлек этот морячок?
- Ну он стоит тут такой свободный, смотрит...
- Так и что тебе здесь важно наблюдать?
-Его Дух, ощущение самого себя свободное очень.
- И что с тобой происходит, когда ты осознаешь такую свободу его?
- Как будто ты можешь подключаться к тому, за кем наблюдаешь, проживать его состояние...
- А зачем тебе это надо?
- Учиться карте эмоций, переживаний, состояний, наблюдать, запоминать, учиться!
- Тебе для чего это надо?
- Как будто я должен это кому-то рассказать или сам это понять!
- Давай переместимся с тобой туда, откуда ты вышел на это задание собирать и получать этот опыт. Создай намерение и переместись в ту самую точку начала любым понятным тебе способом. Где ты, что ты, какое пространство вокруг тебя?

- Это какая-то сфера, это целый комплекс сфер. Они огромные, гигантские, они находятся посреди какого-то неба...

- Какой цвет у сфер?

- Вообще они все светлые очень, одна сфера как один город, они связаны все сетью каких-то переходов...

- Где ты среди этих сфер?
- Я в Пространстве внутри сферы.
- Ты как тот же дух или у тебя изменилось твое самоощущение? Границы?
- Я такой же, бесплотный и вездесущий, но в сферах в отличие от предыдущего места, я могу перемещаться линейно.

- Это как?

- Ну вот в предыдущем месте я где захотел, там и оказался, для меня время и пространство не имели значения, а в сферах я перемещаюсь из точки «а» в точку «б».

-  То есть, есть прошлое, настоящее и будущее?

-  Нет, там вообще не существует времени, но двигаюсь я уже не силой мысли.

-  Какие эти сферы внутри?

-  Внутри они большие, заполненные дымкой.

-  Там есть такие же как ты, в этих сферах?

-  Да.

-  Как вы взаимодействуете друг с другом? Какая цель прибывания у вас?

-  Никак. Мы туда приходим делиться информацией с нечто высшего
порядка. Тем, кто что видел, кто что пережил.

- А зачем «нечту» высшего порядка эта информация?
- Не знаю...
- Как ты появился? Найди пожалуйста тот момент, когда ты вдруг себя осознал
- Я лечу внутри сферы на довольно большой скорости, чувствую, как сфера общается со мной, это какие-то импульсы, которые передаются телепатически. Они мне дают задания. Сейчас такое странное задание, называется «вода».
- Что это за задание?
- Я через какую-то вспышку падаю с высокого неба, идёт дождь, дует ветер. Я просто наблюдаю за тем, что происходит вокруг. Меняются облака, цвет, формы, как меняется форма у воды. Всё, что я вижу, все мои визуальные сканы – все является частью информации. Я запоминаю. Наблюдаю, но это не глаза. Я наблюдаю всем своим существом!

- И когда ты понимаешь, что достаточно получил опыта? Как ты это понимаешь?

- Я сейчас возвращаюсь к морячку.
- Чем он тебя так привлек?
- Это всё задание «вода». Я выполнял и заметил его, считал его эмоцию. Она была сильная, чистая, откровенная. Я почувствовал, понял, что это очень здорово иметь ощущения подобные. Я отразил как зеркало эту эмоцию, полностью считал и перенял на себя, как прибор, который считывает разные данные. Это меня поразило!

- Что захотелось?
- Захотелось быть на месте этого морячка!
- И что произошло дальше?
- Дальше я вновь оказался в сфере и меня куда-то кидает, несет куда-то, по каким-то трубам. Ты словно несешься в неуправляемом потоке по странной траектории куда-то... Никакого страха нет. Здесь тоже некая сфера, бесконечная, большая и она поделена пополам. Мы попадаем сверху в эту сферу.

- Мы – это кто?

- Такие же субстанции, как я. Ты их просто можешь ощущать. Мы спускаемся вниз, а внизу натянута пленка, словно это озеро, мы спускаемся в эту пленку. Мы полностью растворяемся в этой некой жидкости, всё растворяются в ней и становятся чем-то большим. И этот микс из огромного количество таких субстанций, как я, мы погружаемся в эту жидкость. Я себя ощущаю и одним большим целым, и чем-то очень маленьким! Но я не управляю ничем, просто плыву по внутренним течениям. И я теперь некая жидкость, которая куда-то по трубам бежит.

- Для чего нужна эта жидкость, что это за жидкость вообще такая?

- Это так меня подготовили к новой жизни. Я уже часть, я являюсь этой бесконечно гигантской жидкостью! Там ещё интересно, когда все растворяются в этой жидкости, все свои знания они тоже растворяют в этой воде. Каждый является пользователем этих знаний!

- А к какой новой жизни готовят?
- Ну вот к перерождению в человека.
- Посмотри, пожалуйста, медленно, как происходит перерождение в человека?
- Я бегу по этим трубам, потом оказываюсь закачанным.... Не могу понять, я сперматозоид что ли какой-то.... Я уже внутри него и снова какое-то движение начинается на гигантской скорости!

- Когда ты так двигаешься на гигантской скорости, какие есть мысли, чувства, ощущения?

- Просто всё интересно, нет никаких ни страхов, ничего.
- Есть кто-то похожий на тебя?
- Есть, да, у меня четкое ощущение, что это все бутафория, на самом деле всё для меня сделано. Любопытство! Новое задание!
- И что происходит дальше?
- Ну вот нас несёт этот «биокорабль». Но я знаю, что я самый лучший  здесь! Даже не лучший, а то, что это моя история!
- Перенеси эти знания, ощущения на сегодняшнего себя, на осознанный уровень И., то, что это твоя история и ты лучший здесь.

- Как это?

- Что тебе это знание дает?
- Уверенность!
- Хорошо. Где эта уверенность в теле ощущается?
- Всюду!
- Отлично, распредели эту уверенность как ресурс внутри себя наилучшим образом, прочувствуй!

- Угу.
- И что происходит дальше?
- Этот мой корабль стыкуется с еще большим сооружением.
- На что похоже это сооружение?
- Оно гигантское. Как капля.
- Что ты чувствуешь возле этой капли?
- А мне сюда и надо!
- А она как к тебе относится?
- Она просто ждёт, когда состыкуемся.
- И как вы стыкуетесь?
- Есть как полость, шлюз, и мы точно миллиметр в миллиметр входим, и внешняя стенка после этого у моего биокруга растворяется, и я как жидкость попадаю внутрь этой капли. Начинаются какие-то процессы, похожие на какие-то химические реакции разного толка. Меняется цвет постоянно, начинают расширяться пространства, такая очень питательная положительная среда, я тоже становлюсь частью этой среды!

- А у этой среды, как и у тебя, есть сознание какое-то? Знание, опыт?

- Да, это реактив, без которого ничего невозможно. Я не знаю по поводу знаний, но есть вот этот реактив, что позволяет совершиться реакции. Это как спусковой крючок. Это питательная среда, она мне дает много энергии и сил для реакций!

- Такое слияние, которое дает силы?

- Да... и я начинаю расти, и вообще все начинает складываться, меняться как какие-то фракталы, меняется, но всё очень сбалансировано. Мне по- прежнему любопытно, всё интересно!

- Что самое интересное там?

- Эти метаморфозы происходящие. Все очень быстро происходит, как если бы у меня был миллиард проводочков, и они потихонечку начинали подключаться, и с каждым проводочком что-то бы происходило. Новая функция!

-  А что еще помимо интереса есть, когда все эти процессы происходят?

-  Азарт!

-  Как ты можешь описать пространство, в котором это все происходит с
тобой?

-  Это странное пространство, всё тоже жидкое, не как сфера, имеющая
однородное свечение отовсюду, а темное, но неоднородно темное...
- И как это пространство принимает тебя в таком твоем быстром
развитии?
— Это дружественное пространство, хорошо меня принимает, я знаю,
что защищен здесь, я расту здесь!
- Хватает ли тебе места для роста?
- Да!
- И что происходит дальше, когда ты продолжаешь расти?
- Потихонечку начинает формироваться плоть. Постоянно что-то
происходит, нет ни миллисекунды, чтобы что-то не происходило, всё формируется, складывается, настраивается, подключается, образовывается, появляется!
- Что ты имеешь ввиду, когда говоришь, что «начинает формироваться плоть»?
- Ну раньше это были ощущения неосязаемые, а теперь осязаемые!
- Как ты себя ощущаешь?
- Я просто расту, у меня появляется некий завиток, какой-то улиточный
завиток, он распрямляется и разворачивается, внутри меня тоже что-то формируется и растет... о, у меня уже есть руки, я их могу сжимать.
- А что ещё есть у тебя?
- Спина, ноги...губы могу ими шевелить немного.
- Что происходит дальше, когда ты растешь?
- Мне кажется, я уже достиг пределов своего роста.
- Как ты это понимаешь?
- Мне не так свободно, как было раньше, я ощущаю, что пространство,
где я есть, ограничено.

- А ты можешь ощущать, что за пределами того пространства, в котором ты находишься?

- Да, я слышу, чувствую какие-то вещи... это какие-то звуки разной тональности и частоты...

- Есть ли какие-то звуки, которые тебе нравятся больше?

- Пытаюсь их понимать, считывать. Есть просто звуки, которые я слышу чаще, чем остальные, я к ним привык.

- А помимо звуков, ощущения какие-то есть?

- Ощущения... они внутренние. Как будто ты в зависимости от ситуации считываешь эмоциональные коды. Когда я слышу знакомые звуки, голоса, я спокоен, если ситуация... не можешь идентифицировать, что это, становится небезопасно.

- Когда небезопасно, что с тобой?
- Я сжимаюсь весь.
- Давай переместимся туда, где ты понимаешь, что места мало уже, тесновато становится...
- Да, места мало, просто время пришло, все понятно, все логично, надо выходить в мир!
- Найди ту самую точку, в которой ты принимаешь решение, что «надо выходить в мир!».
- Мое сознание или подсознание... в общем, моя взаимосвязь с организмом отправляет меня в финальную стадию этого процесса. - А что это за финальная стадия?
- Это рождение.
- И как ты рождаешься?

- Уходит куда-то жидкость, и она меня подталкивает к коридору какому- то, здесь напряженный момент, потому как здесь уже ничего не контролируешь...

- А там ты контролировал?
- Там я был уверен, что все будет хорошо!
- То есть и там ничего не контролировал, просто был уверен?
- Да. А здесь напряжение, хочется делать всё правильно, чтобы всё наконец закончилось.
- А как это, «делать правильно»?
- Попасть точно в створки.
- Откуда ты знаешь, что это правильно?
- По ощущениям, следовать своим ощущениям, от этого зависит моя безопасность!
- Почему же тогда есть напряжение от того, что нужно сделать всё правильно?
- Потому что существует некий процент того, что может пойти не так...

- Откуда ты про этот процент знаешь?
- Просто знаешь и всё! Мы когда растворялись в воде там много было разной информации...

- И как тогда можно сделать правильно, если от тебя ничего не зависит?

- Ты свою часть процесса можешь сделать правильно, дальше ничего от тебя не зависит!

- Какую именно часть процесса можешь сделать правильно?

- Ну повернуться вовремя, встать правильно и зайти в определенное положение, попасть в одно дыхание с организмом...

- Удается тебе попасть в одно дыхание с организмом?
- Мне кажется да...
- Как ты это ощущаешь?
- Подстраиваюсь под организм. Просто я уже отдельный организм, а это отдельный организм...
- Когда ты понял, что ты отдельный организм?
- Вот, когда уходит вода...
- Не страшно?
- Нет, напряженно, именно эмоционально напряженно!
- А где у тебя в теле находится это эмоциональное напряжение?
- В плечах, в руках...
- Тело, что хочет делать больше всего?
- Развернуться, встать правильно.
- Найди, пожалуйста, тот момент, когда в опыте Души это эмоциональное напряжение в руках, в плечах, возникло впервые, когда пришла мысль: надо сделать всё правильно, откуда ты принёс его сюда, в этот момент рождения?

- Это чье-то знание, не мое...
- Переместись туда, где это произошло!
- Это тоже какой-то момент рождения и я тоже какой-то человечек... Как-то я не вошел в синхронизацию с организмом и что-то как-то вообще... какая- то жесть... я не могу выйти вообще. Я застрял, я стою не так, не попал в коридор этот, ушла вся вода, я чувствую, как организм матери начинает паниковать...

- И что начинает происходить с тобой, когда организм матери начинает паниковать?

- Я понимаю, что что-то происходит не так, не понятно, чем это все закончится...

- Ответственность на себя берешь?

- Я не могу брать на себя ответственность, но миссия не завершена! Всё идет не так, как планировалось!

- Кем планировалось?
- Не знаю!
- Притворись почувствовать себя тем, кто запланировал то, как это должно произойти. Как ты себя ощущаешь?

- Сложно рассказать.

- В чем сложность?
- В объёме картинки сложность, сложно передать словами.

- Ты можешь это всё чувствовать, ощущать, запоминать, а мне расскажи теми словами, которые я смогу понять, чтобы тоже знать, что с тобой происходит!

— Это что-то невообразимо огромное, это какой-то биовычислительный центр. У меня нет эмоций и чувств здесь, у меня есть только миллиарды задач в доли секунды!

- Ты создан для чего?
- Я инструмент изучения мира...
- И что в тебе все задачи заложены и всё всегда по плану происходит?
- Нет, но есть некоторые вещи, которые можно проконтролировать...
- А есть те, которые нельзя проконтролировать?
- Угу.
- И как ты относишься к вещам, которые нельзя проконтролировать?
- Делаю выводы, исправляю ошибки.
- А теперь посмотри, там человек рождается, который понимает, что «что-то пошло не по плану». Что он как-то не так встал. Это случайность?

- Да, случайность.

- И когда ты смотришь на эту случайность, ты как этот большой центр, что можешь передать тому, кто рождается, потому что у него возникают чувства?

- Ничего, мы сделали, что могли...
- А выгодно ли тебе, что он сейчас начинает переживать?
- Да, мне всегда все выгодно!
- Для чего тебе это надо?
- Это всё нужно для информации, которую собираю, анализирую.
- Какую сейчас информацию ты получаешь?
- Как конкретная ситуация влияет на эмоции, поведение, положение, там всё до микрон. Положение тела, влажность, температура.
- Мне тогда не понятно, почему, если всё выверено до микронов, что-то пошло не так?
- Потому что я не отвечаю за большие организмы, я отвечаю только за зерна. Мать – это большой организм, а я отвечаю за зерна, которые рождаются...

- Как тогда понять, то, что сейчас происходит с малышом?
— Это то, что он считал из организма матери. Я давал задание родиться.

- Стало понятней. Притворись сейчас вновь тем малышом, которому было дано задание родиться, но что-то пошло не по плану...

- Угу.

- Там задача просто родиться. Те чувства, что ты сейчас испытал – это мамины чувства, это она переживает.

- Да, но миссия не выполнена будет, и я не рожусь.
- И что ты чувствуешь по этому поводу?
- Ничего не получается. Знание получено, что ничего не получилось... - Как ты это переживаешь?

- Принимаю это, как должное, темно...

- Вернись, пожалуйста, еще раз до того, как все чёрное стало, посмотри медленно до чёрного, есть ли там еще что-то, эмоционально заряженное?

- Нет.

- Хорошо. Вернись тогда в первого малыша, который желал, чтобы всё правильно получилось, как там?

- Там всё хорошо.
- Есть ли эти мысли, что нужно как-то правильно встать?
- Да, да! Это ведь всё память всех этих миллионов зерен для меня. Никакой ответственности здесь нет, это просто знание и задача!

- Есть ли напряжение эмоциональное, физическое?
- Нет.
- И смотри, что дальше происходит?

- Я идеально выхожу.

- Сейчас я вновь попрошу тебя переместиться в утробу, где ты развивался очень активно. И из этого места найди, пожалуйста, Пространство, где ты принял решение нырять в это физическое пространство, в это воплощение. Что это за Пространство?

- Мне кажется, я уже описывал. Это субстанция, жидкость, здесь всё растворяется. У меня есть намерение родиться, но не важно, где, когда. Тебя просто несёт, несёт и всё!

- А здесь какая задача на воплощение?
- Здесь только задача родиться.
- Еще вопрос, там, где ты сейчас в утробе развивался, это твое нынешнее воплощение?

- Нет.

- Хорошо, тогда посмотри, есть ли ещё более ранние, высшие Пространства, где ты не в субстанции, где ты можешь узнать задачу на воплощение?

- Я такого не вижу, нет задачи такой! Это все какая-то лотерея. Сначала ты собираешь знания обо всём подряд, эмоции переживаешь, потом это всё растворяется в огромном котле, и ты получаешь все знания остальных, потом ты рождаешься...

- Хорошо, перемещайся туда, где ты родился! Ты, кстати, мальчик, девочка?

- Мальчик!
- Кто твои родители?
- Это дружная, любящая семья, мать молодая. Отец постарше её. - Есть ли дети кроме тебя?
- Нет, будут еще?
- А что за время, в которое ты родился?
- Это стык эпохи... кажется конец XIX века.
- Как вы живете?

- Мы живем достаточно богато. Это какая-то европейская страна. Не богачи, но стеснений нет. Мама все время со мной. С папой не вижу взаимодействия.... Сапоги вижу ... кожаные, высокие. Это всё, что помню про папу.... Усы... Вот, усы и сапоги.

- А переместись туда, где тебе три, что с тобой сейчас?

- Какой-то двор, нашего дома. Я играю. У меня деревяный меч. Няня какая-то ещё. Бегаю по двору...

- И смотри, тебе уже пять, что с тобой сейчас?

- Зима. Я смотрю в окно. Оно замерзло, фантазирую... Вижу город из окна.

- Знаешь, как тебя зовут?
- Алекс..
- Буду тебя называть так, Алекс. Тебе подходит?
- Или Саша? Саша...
- Саша, так?
- Да!
- Как ты растешь, Саша? Что у тебя есть, что тебя интересует?
- Лес, собаки. Собаки у нас. Большие волосатые. Лодка. Катаюсь на лодке. Мне лет восемь.
- Сейчас, когда ты просматриваешь свое детство и свое юношество, найди какой-нибудь значимый момент, на который сейчас важно обратить внимание.

- Мне лет двенадцать. Это похороны матери. Грустно...

- Ты плачешь?
- Я не плачу.
- Почему?

- Чтобы не показаться слабым.
- И как тебе от того, что ты сдерживаешь слезы?
- Плохо от этого....
- Когда ты принял такое решение, что нельзя плакать, чтобы слабым не показаться?
- Не знаю... читал книжки, смотрел по сторонам... герои не плачут!
- Мыслишь себя героем?
- Угу.
- Так же, как ты когда-то принял такое решение, так же ты сейчас можешь его пересмотреть! Как тебе кажется, герои могут плакать или всё же нет?

- Да, но не при своих врагах!
- А что, на похоронах есть какие-то враги?
- Я там не всех люблю.

- Кого не любишь?
- Не понимаю. Не вижу. Знаю, что кто-то есть.
- Что ты здесь искал, как важном моменте, на что здесь важно обратить внимание?

- Что-то я понял, что надо как-то двигаться быстрее в жизни. Я понял, что меня теперь ничего здесь не держит, надо идти дальше...

- Хорошо... и смотри дальше, как развивается твоя жизнь, можно, словно на перемотке, и найди еще какой-то значимый эпизод.

- Я военный. Мне лет тридцать с чем-то...
- В каком ты звании?
- Я офицер. Это война, но я не на войне. Это какой-то штаб.
- А опиши форму, в которой ты сейчас.
- Серая форма, высокие сапоги, у меня усы. Пояс, какая-то закругленная шляпа, шапка, головной убор, белые эполеты, у меня сабля, и то ли пистолет, то ли кортик... У меня длинная шинель, меховой воротник....

- Что здесь важного в этом эпизоде?

- Я рассказываю о плане действия дальнейшего. Военным. Это штаб. Я доказываю тем, кто здесь собрался, что то, что я придумал – это хитрый манёвр, что он очень хороший, что его надо делать. Все внимательно очень слушают. Я уверен в том, что я говорю, всем вроде нравится, но есть момент сомнения в том, что слишком отчаянный маневр.

- Ты сомневаешься в плане?

- Нет, не у меня, у собравшихся сомнения. Потому что я аналитик, а не полевой командир. У меня нет сомнений!

- Но ты доказываешь и уверен?
- Сто процентов!
- А что тебе помогает быть таким уверенным?
- Тактика и стратегия – это всё очень увлекательная штука. Она строится на огромном количестве разных знаний. Я сумел проанализировать ситуацию, рассчитать всё так, чтобы быть уверенным в стопроцентной правильности этого маневра. Мне предлагают ехать на поле и брать ответственность на себя. Я еду!

- Как всё происходит?
- Да, все происходит идеально! Я горд собой и своим предложением!
- А те, кто сомневался?
- Они поздравляют, пожимают руку, это полевые командиры, все всё понимают!
- Как думаешь, для чего сейчас это эпизод пришёл? Про что он для сегодняшнего дня?
- Верить в свои силы, в свой анализ, в свои знания, высказывать самые смелые предложения, не бояться идти в поля!
- Хорошо. И посмотри дальнейшую свою жизнь, зафиксируйся ещё на каком-то важном эпизоде
- Это какой-то солнечный морской берег. Я уже седой. Но во мне много сил.
- Как твоя жизнь до этого момента прошла? Что ты можешь о ней рассказать?

- Я не был женат, я работал, заслужил положение, почет и репутацию. У меня высокопоставленный военный чин, в отставке уже. У меня по-прежнему ясный живой ум, ко мне обращаются... И детей нет. У меня есть молодая любовница, мне с ней хорошо. Я сейчас в другой стране живу. Скромно, но хорошо. Сейчас у меня свобода, я уже всем всё доказал и себе!

- Почему мы сейчас здесь?
- Умиротворение, светит солнце...
- Напитывайся этим умиротворением, этим солнцем, это тот ресурс,  который тебе, видимо, необходим сейчас....

- Угу...

- Есть ли ещё что-то, ради чего мы здесь?
- Думаю нет...
- Тогда найти, пожалуйста, последний день жизни этого воплощения, в котором ты находишься. Последний день и последние минуты. Какой ты, сколько тебе там лет, где ты находишься, в каком настроении, состоянии?

- Это крыльцо моего дома, я старый мужчина. Я в предвкушении, что уже ухожу...

- Найди тогда тот момент, когда ты понимаешь, что тело умерло.
- Да...
- Задержись над телом немного. С чем Душа уходит из этого тела?
- У меня нет детей, немного об этом жалею...
- И когда есть такие сожаления, что ещё есть?
- Душа чувствует, что в следующий раз всё по-другому сделает.
- Чего тебе не хватило в жизни, что есть сожаления, что нет детей?
- Наверное тот эпизод с матерью на похоронах. Не хотелось бы, чтобы дети переживали подобные чувства. Я хотел стать военным, я мог им стать в любой момент. Но словно тогда запретил, чтобы мои дети переживали такие же чувства...

- Посмотри, когда ты приял это решение, давай вновь перенесемся в тот эпизод. Как сейчас ты сморишь на это решение? Как оно сейчас звучит?

- У меня будет по-другому. Мои дети будут счастливы!

- Хорошо, возвращайся в тот момент, когда Душа покинула тело. Есть ли сейчас у души сожаления ещё какие-то?

- У Души нет сожалений!
- Посмотри, что дальше с Душой происходит?
- Я в сфере, делюсь знаниями, полученными во время жизни...
- Посмотри, здесь в сфере, можно ли повстречаться с Душами тех, с кем ты был на воплощении?
- Они присутствуют, но нет такой задачи!
- Хорошо, из этого Пространства можешь ли ты посмотреть на свое сегодняшнее тело, которое здесь лежит на кровати?

- Да могу!

- Увидь тогда ауру своего тела, свечение вокруг тела. Везде ли оно ровное или есть какие-то прорехи?

- Всё ровное.
- Нужно ли сегодня подпитать тело лучом какого-то цвета?
- Просто общей яркости добавить!
- Тогда давай начнем с луча золотистого-белого цвета, представь, как луч из того пространства, в котором ты находишься, проникает через макушку твоего тела, просачивается через каждую клеточку твоего тела и проходит сквозь подошвы твоих ног, полностью напитывает тебя.

- Угу.
- Как сейчас?
- Хорошо!
- Луч какого цвета нужен сейчас?
- Больше ничего не нужно...
- Тогда давай закрепим результат. Возьми из пространства луч светло-голубого цвета и так же, как луч бело-золотистого цвета, проведи его через всё своё тело, пусть он напитает твою каждую клеточку.

- Угу.

- Как сейчас выглядит свечение вокруг твоего тела? Как с общей яркостью?

- Хорошо светится!
- И как тебе кажется, мы можем сейчас завершить?
- Да!
- Тогда поблагодари все Пространства, в которых ты сегодня побывал, всех, с кем ты встретился, и возвращайся в здесь и сейчас.

Сессию провела и транскрибировала Т.М. Белова.

Ведущая: Белова Т.М. — «Чувство одиночества. Встреча с Творцом»

О. Чувство одиночества. Встреча с Творцом. Москва, 03.02.2024г.

- Когда мы закрываем глаза, мы обычно видим какой-то фон. Опишите, пожалуйста, мне фон ваших закрытых глаз, прозрачность, непрозрачность, цвет консистенции, подвижность, неподвижность.

- Что чёрное, нежно-чёрное.

- Чёрное это как краска, гуашь, густое или такое прозрачное, более легкое, на что похоже черное?

- Темно-чёрное, непрозрачное. Это темнота.
- Она везде одинаковые справа слева? Посмотрите.
-Да.
- И сверху, и снизу?
- Да.
- А есть ли в этой темноте какое-то движение, если приглядеться к ней?

- Появляются такие пружинки.
- Где появляются эти пружинки, справа, слева?
- По всей площади.
- А на что похожи эти пружинки?
- Это палки какие-то...
- И что с этими палками происходит? Они как-то двигаются, что-то меняется?
- Они просто двигаются.
- Они просто двигаются вправо, влево, летят или они как-то хаотически перемещаются?
- Медленно перемещаются. Мне кажется, что с верхнего левого угла в нижний правый...
- Интересно, в нижний угол, они перемещаются сверху вниз и потом снизу вверх обратно идут?
- Нет, они как бы меняются. Текут одной строчкой вниз.
- Какое-то есть ещё движение, что ещё там происходит?
- Сейчас начало появляться поле светлое какое-то. Пространство сверху слева.
- Попробуйте заглянуть в это пространство максимально близко. Вот прямо как будто бы вы...
- Как будто бы свет светит от этого!
- Ага. Хочется от этого света как-то зажмуриться, защититься или идти на него?
-Наоборот приблизиться хочется!
- Ага. А попробуйте приблизиться к нему. Какое-то движение появляется там?
- Движение не появляется, становится как будто бы посветлее.
- И смотрите, что начинает происходить, когда становится светлее. На что это похоже, когда светлее?

- Как будто бы в тёмную комнату поступает свет...

- В тёмную комнату поступает свет. А если бы это была тёмная комната, что это за комната?

- Обычная комната такая, квадратная. - Откуда свет поступает?
- Как будто бы щель, оттуда идёт свет. - Ага. Как будто бы щель?

- Дверная как бут-то щель, оттуда свет...
- Отлично. А попробуйте ощутить себя в этой темной комнате.
- Мне кажется я себя и ощущаю...
- А расскажите про себя: кто вы, что вы, как вы там?
- Я какая-то такая маленькая девочка, с любопытством глядящая в эту щель, откуда идёт свет. С бантиком и в платьишке...
- А опишите себя такую маленькую, сколько вам там?
- Лет шесть.
- Шесть лет в темной комнате. И значит, идёт свет. Какое платьишко у вас?
- Такое, пышная юбка, гольфы, сандалии. Я пытаюсь вглядеться в эту щель, чтобы рассмотреть всё!

- Такое любопытство?

- Какое-то. Да, да, именно любопытство!

- Попробуйте прочувствовать своё тело там вот этой девочки шести лет, которая одета в пышную юбку. Тело здоровое, больное, крупное, мелкое, какое ощущение в теле?

- Среднее здоровое тело. Очень сильное любопытство!

- Ну вот если есть любопытство, то что происходит дальше? Любопытство огромное. Я прямо замечаю.

- Посмотреть, посмотреть туда и узнать, что там! - Получается посмотреть?
- Вот как-то не могу...
- А почему? Нельзя?

- Я не могу подойти вплотную к этой щели!
- Как интересно, а что происходит, почему невозможно подойти?
- Не знаю...
- Попробуйте ощутить тело, что не позволяет подойти к этой щели?
- Ощущение, что я могу просто посмотреть, но она настолько мала, что я не могу разглядеть, что там происходит!
- Послушайте, может быть, там есть какие-то звуки за этой дверью.
- Мне кажется, что есть какие-то действия, а звуков я не слышу!
-А что есть в вашей темной комнате?
- Ничего... Ага, начинает проясняться... кровать, детские игрушки. Как будто это детская темная комната, из щели идет свет, но она настолько мала, что я не могу разглядеть, что там... Я её чуть-чуть, чуть-чуть могу открыть, но как будто мешает страх открыть её больше!

- Есть страх?

- Или не страх, а осторожность, как будто нельзя её открывать сильно. Как будто, вы знаете, меня уложили спать, и всё, закрыта дверь, ты должна спать. А я вот хочу посмотреть, что там происходит и понимаю, что нельзя открыть дверь, потому что я уже должна быть в кровати!

- Накажут, если открыть?
- Недовольны будут, может даже накажут...
- Интересно. Давайте сейчас по ощущениям этого тела, этого любопытства, по этой осторожности, пойдем немножко назад, туда, где она появилась впервые в вас. Прямо на счет три и перемещаетесь туда, где она появилась в первый раз.

- Раз, два, три. Вы там. Что это за место?

- Пространство, как будто бы какой-то утес! Или я стою на краю обрыва и смотрю вниз. Темное. Я девочка. Дует ветер, темно. Мне страшно!

- Как же ты здесь оказалась в темноте, девочка? - Посматриваю вниз и мне страшно.
- А что там внизу?
- Обрыв.

- А зачем смотреть туда?
- Любопытно!
- И здесь такое любопытство большое? Такая любопытная! Все интересно. Мне интересно, как ты здесь оказалась в темноте? Одна или есть кто-то рядом?

- Словно есть ещё кто-то... Как собака, но она не добро настроена. И, возможно, я пытаюсь от неё защититься, поэтому я на краю обрыва.

- Волнительно!

- Но я тоже одета в платье, а сверху пальто. Такое чувство, что я смотрю с обрыва вниз, вниз, мне страшно. А с другой стороны, собака, которая недобро настроена.

- Какая-то безвыходность?
- Да, именно, страшно!
- Когда страшно, что хочется?
- Я в ужасе, у меня нет крика, как будто бы я пытаюсь принять решение прыгнуть или нет...
- Ого! Такой ужас. Давай немножечко, на несколько минут назад переместись до того, как появился ужас. Что происходит?
- Темно. Но я на том же самом утесе, но нет собаки.
- Давай еще немножко раньше, как ты на этом утесе появилась?
- Как будто гуляю, ещё светло, я собираю цветы. Заигралась, задумалась. Начинается ветер. Я потерялась...
- Куда-то зашла, куда не знаешь?
- Да, как будто поле с большими цветами. Я собираю там цветы...

- И когда начинает уже приходить эта мысль, что «я потерялась»?

-Уже приходит. Паника...
- И когда приходит паника, что хочет тело делать больше всего?
- Мне хочется кричать и плакать!

- «Кричать и плакать». Я попрошу тебя перепросмотреть еще раз эту историю, прямо пере рассмотреть. От начала: ты гуляешь ещё по этому полю, собираешь цветочки и вдруг начинаешь понимать, что потерялась.... Прям от начала до момента возникновения этих мыслей!

- В растерянности сморю по сторонам. Пытаюсь понять, где я?

- Да, хорошо, давай ещё разочек. Вот прямо от момента, когда собираешь цветы, до вот этой точки. И смотри, что меняется, когда ты еще раз смотришь эту ситуацию

- Поднимается ветер, начинает темнеть.
- Что с тобой?
- И у меня паника. Я пытаюсь найти выход. Я ухожу с поля и дохожу до утеса.
- Еще раз, пожалуйста, посмотри эту ситуацию, когда ты идешь по полю, потом начинаешь понимать, что ты потерялась, еще раз туда зайти, и тогда начинает подниматься ветер и смотри, что с тобой сейчас, что на уровне чувств?

- У меня дыхание перекрывает, это панический страх! Я пытаюсь найти выход, у меня накатывают слезы. Мне страшно, я боюсь!

- Страх он про желание восстановить безопасность? И тогда хочется кричать, и плакать. Вот сейчас почувствуй, как перекрывает дыхание, слезы накатывают. У тебя, когда паника начинается, то, наверное, сердцебиение усиливается. Я предлагаю тебе признать эти состояния, которые подкатывают. Это инстинкты, они нужны тебе для выживания! Психика так защищается в момент паники! Но эти инстинкты – не вся ты! Позволь себе там кричать и плакать. И сделай глубокий вдох и выдох. И как сейчас?

- Спокойнее...
- Что приходит?
- Я понимаю, что туда нельзя, надо идти назад. Я разворачиваюсь и иду… Слезы высохли...
- Что с дыханием? Смотри, сейчас.
- Дыхание нормализуется. Я начинаю думать, как мне отсюда уйти, как? Как мне найти дом?
- Скажи, там была паника и растерянность. Сейчас что-то есть похожее на это?
- Нет, включился аналитический ум!
- Да. Что пришло вместо паники?
- Спокойствие. Больше спокойствия стало.
- Спокойствия больше стало. И благодаря этому спокойствию, что ты можешь?

- Сейчас я начинаю думать, куда идти обратно. Я вытираю слезы и ухожу с этого утеса...

- Собачки нету?

- Собаки нет, но темно. Но я отдаляюсь от утеса дальше. Мне кажется, я нашла дорогу.

- Когда тебе кажется, что ты нашла дорогу, что с тобой?

- Я просто шагаю по ней. Я вижу дом со светом, я не могу понять, то ли это мой дом или нет, я к нему направляюсь, уверенность. Я очень быстро довольно-таки иду к этому дому!

- И посмотри, что это за дом?

- Деревянный дом, одиноко стоящий. Там свет горит. Я приближаюсь к нему.

- Это знакомый тебе дом?
- Нет, там есть свет и мне кажется, что там безопасно.
- Хорошо, приближайся. Смотри, что за дом.
- Просто одноэтажный деревянный дом из бруса.
- Зайти можно?
- А я ещё далеко...
- Хорошо идти. И смотри: когда есть этот дом, есть внутренняя уверенность, ты в этом пространстве можешь перемещаться настолько быстро, насколько тебе хочется. Ты можешь приблизиться быстрее!

- Я шагаю, помогаю себе руками. Иду так с уверенностью к этому дому. - Прочувствуй эту уверенность!
- Я иду так целенаправленно к этому дому, скажем так. Я иду, дышу, надувают щеки, приближаясь к этому дому и стучусь кулаком очень сильно в дверь, чтобы мне открыли. Открывают, стоит бабушка в платочке, просто как крестьяне. «Девочка, ты что, потерялась?» Я захожу, отвечаю, что да. «Оставайся у нас». Всё!

- Оставайся у нас. А кто там еще есть?
- Никого пока не вижу. Кошка, курица. Почему-то?
- Иногда такое бывает.
- Печь, в печи что-то варится.
- Но вот сейчас пустили в дом. Как ты себя чувствуешь? Ты между тем все равно потерялась, хоть и люди тут есть.
- Спокойно чувствую себя, расслаблено. Люди понимают, что я здесь остаюсь на ночь.
- А никто тебя там искать не будет? Расслабление такое.
- Нет таких мыслей. Я не испытываю ощущения радости. Но у меня как будто бы просто нету страха. Да, я понимаю, что я здесь остаюсь...
- Хорошо, это ощущение, когда нету страха. Это про что? Про расслабление, про спокойствие?

- Про уверенность.

- Вот смотри, эта уверенность, которая внутри тебя сейчас есть, это какой-то твой ресурс, да?

- Там у меня есть какая-то уверенность на границе со злостью, и злость на ситуацию, скажем так, потому что она со мной произошла вот такая. Как это могло произойти? Не я здесь, не я участница, а «как такое могло произойти». Как бы я даже в этом доме нахожусь. Я такая (дышит в ноздри) Дую щеки и злюсь сама.... на себя что ли? Но мне кажется, что я ещё маленькая, не могу понять «сама на себя». Злость на ситуацию, на произошедшую ситуацию.

- Как же так могло произойти, что потерялась?
- Да... Что я осталась одна! Не потерялась, что осталась одна!
- Как же так действительно произошло? Интересно. Давай из этой точки с тобой посмотрим ещё назад, до того, как всё это произошло, до того, как ты вообще пошла гулять, как ты осталась одна. Как так вышло? В тот момент, когда ты приняла решение, что тебе можно пойти гулять одной. Что это за ситуация, как ты одна осталась?

- Мама с папой ругаются... - И как тебе от этого?

- Не хочется присутствовать. Я одеваюсь, хлопнула дверью, ухожу... - Никто не видит, что ты это делаешь?
- Они заняты!
- Тебе не нравится? Ты боишься? Что с тобой там?

- Я злюсь. Что они ругаются, кричат друг на друга. Я одеваюсь и ухожу, и иду на поляну. Иду, и так занята этим процессом. Что-то себе напеваю под нос, собирают цветы, складываю букеты и все дальше отдаляюсь от дома...

- То есть разозлилась на родителей, ушла из дому, приняла решение пойти только, чтобы не слышать?

- Я как бы не хочу там находиться. Поэтому я ухожу...
- Скажи, а бывало такое, что родители раньше ссорились?
- Да. Это всегда паника, ужас!
- Чего боишься больше всего?
- Мне не нравится, когда они друг на друга кричат!
- Но у тебя возникает паника. Из-за чего паника?
- Я не хочу это слышать. Они обвиняют друг друга. И как будто бы в этот момент на меня никто не обращает внимания. И я принимаю решение одеться и уйти отсюда, потому что здесь невыносимо крик, крики! Я хлопаю дверью. Они даже не замечают, что я ушла!

- Давай еще раз в момент, где родители ссорятся, там возникает паника, они не слышат тебя, они не видят тебя, что самое страшное?

- Я в каком-то другом пространстве в доме своем. Я вижу родителей, но они не ругаются, они общаются так, как будто бы меня нет. Я им словно не нужна. Чувствую себя жутко одинокой! У меня нет ни братьев, ни сестер. Я сама, я одна. У нас довольно-таки богатый дом, у меня нет животных, я пытаюсь играть в игрушки, но никто не обращает внимания. Да, я ощущаю жутко одиночество!

- Где это одиночество в теле ярче всего проявляется?

- В голове.
- На что это похоже?
- Обида!
- Обида — это чувство. А в голове одиночество каким образом ощущается? Сжатие, какое-то, расширение?
- Пульсирует в голове. Это прям наяву сейчас пульсирует!
- Да, такое бывает. Помни, что это пульсирует там. Какая-то обида, одиночество, да? Вот когда в теле всё это возникает, вот попробуй усилить это ощущение одиночества сейчас внутри и пульсации в голове. Вот по этим ощущениям, по мысли «я чувствую себя одинокой, когда на меня не обращают внимания», пожалуйста, переместись в тот момент, когда ты это ощутила вообще впервые на уровне души. «Я одинока» по ощущениям тела. Где ты сейчас?

- Я рыжая кошка... Мостовая каменная, я лежу возле какого-то моста. Я одна и мне холодно, никого нет. Это какой-то европейский город. Грязно, сыро, никого, мне холодно...

- Какое решение принимаешь там?
- Скрутиться калачиком. Закрыться лапами...
- Какое решение принимаешь, когда пытаешься скрутиться калачиком и закрываешься лапами?
- Мне тоскливо, я никому не нужна... надо умереть!
- Так тоскливо, что хочется ничего ни чувствовать?
- Не хочется ничего чувствовать, да!
- А давай посмотрим, кошка. Как же ты оказалась здесь на мостовой, что произошло? Давай в начало твоей кошачьей жизнь. Вот ты котёнок...
- Я котенок, мы живем в доме, там есть дети. Они со мной играют, они меня любят, они меня гладят.
- Так, что происходит дальше?
- Дом сгорел!
- Оу.... Дом сгорел. Это то, что от тебя не зависело никак?
- И здесь я ещё не старая, но я уже не котенок. Я одна в том же самом месте, на островах крыльца... свернувшись калачиком. Не хочу ничего чувствовать...

- Признай это, проживи ещё раз.... Как сейчас?

- Подходит лошадь. Нюхает меня, облизывает. Она дышит теплом. Я чувствую, что я кому- то нужна!

- А одиночество?
- На время ушло.
- На время? Хочется ли умереть?
- Нет, нет!
- Что вместо этого?
- Тоска. Сожаление о прошлом. Не то, что в прошлом было плохо. А то, что прошло – ушло...

- Что прошлого уже нет?
- Да. Лошадь тёплая. У неё большой мокрый нос. Она меня обнюхивает. - Что появляется, когда есть такое тепло и заинтересованность?
- Какая-то нежность...
- Ощути эту нежность внутри себя!
- Я ощущаю!
- Прочувствуй, распредели её наилучшим для себя образом внутри! Это то, что сейчас действительно необходимо!
- Она не уходит, она продолжает меня обнюхивать, дышать теплом. Я пытаюсь с ней играть!
- А где эта тоска, сожаление?
- Всё нет, даже чувство радости какой-то приходит! Мне прикольно. Она дышит мне в живот. А я пытаюсь её легонько царапать. Не зло, не шипя, а наоборот радуюсь, что она обратила на меня внимание, и я вызвала у неё любопытство. Как будто бы ты начинаешь чувствовать себя необходимой ей!

- Как это внутри тебя, когда чувствуешь себя необходимой?
- Мне кажется — это моя потребность!
- Как ты её сейчас закрываешь, эту потребность, как кошка? В чем сейчас нуждается лошадь?
- Просто я вызываю у нее интерес и любопытство!
- Нужно ли делать что-то специально, чтобы...
- Нет, должна быть только открытой для этого любопытства! Не враждебно настроенной, не шипеть, не обороняться, не пытаться накинуться, а просто расслабиться и довериться!

- Нет необходимости делать что-то специально. Да? Вот то, что ты сейчас перечислила: нужно просто быть открытой, довериться этому?

- Да!

- Прочувствуй сейчас это очень хорошо, как кошка это реализуется рядом с лошадкой и как они могут обменяться, как вы можете обмениваться этими чувствами?

- Так игриво и такое любопытство и это так прям здорово!
- Прочувствуй это. Как это связано с сегодняшней жизнью твоей?
- Очень сильно связано с моей жизнью сегодня. Это прям сильная  параллель.
- Поэтому сейчас бери максимально, что то, что важно взять. Способ  взаимодействия, понимания, знания....
-Быть максимально открытой и не ежиться, не отталкивать, не быть  колючей, просто быть доброй, ласковой и открытой!
- Это все есть в тебе внутри. Это то, что дано тебе. Ты знаешь, как этим пользоваться. Переведи на сегодняшний язык, на сегодняшний день это знание, что это все в тебе заложено. Ты все это умеешь и знаешь, как это делать.

- Давать тепло и ласку? Но при этом при всём, в тех моментах, когда надо было это делать я наоборот, ставила стену!

- Да, ты забыла, как нужно. А сейчас вспомнила. Это все твой ресурс. Переведи на осознанный уровень эту душевность, умение быть ласковой. Как ощущаешь себя?

- Радостно... Прям какой-то то ли свет пошел изнутри, такое чувство, что какой-то росток начал расти внутри и свет пошёл!

- Посмотри на этот росток. Увидь его!
- Он очень быстро развивается и расцветает...
- Где он внутри? Прочувствуй, как он растет, развивается этот свет ощути внутри себя! Это свет зашел внутрь тебя, твой канальчик открылся, прекрасно. Следи за этим ростком, за этим светом.

- Это уже даже не росток, он полноценный цветок с фиолетовыми цветами, причем в горшке. Рыжий горшок глиняный, большие зеленые листья и фиолетовые цветы.

- Сколько там цветов?
- Много, могу посчитать!
- Посчитай!
- (Считает)... двенадцать.
- Что у тебя с цифрой «двенадцать» связано?
- А, двенадцать - Декабрь месяц, месяц моего рождения, месяц рождения моей дочери...
- Побудь еще какое-то время этим....
- Хочу побыть с этими цветами!
- Да, да, да, с этим, с этими цветами, до ощущения достаточности, ты мне скажешь, когда мы можем продолжать...
- Такое чувство, что они растут уже больше, чем я!!!
-Хорошо! Наблюдай за этим!
- Достаточно.
- И за своими ощущениями.
- Наполненность!
- Очень хорошо. И давай тогда мы поблагодарим кошку.
- Да!
- Рыжую кошку
- Да.
- И лошадку.
- Да.
- Ты можешь очень быстро посмотреть, как проживает кошка дальше.
- Как она находит в себе силы двигаться дальше. Она вымывает себя, она была грязная, она была мокрая... После встречи с лошадью, она начинает следить за собой, она себя вымывает, набирается сил и идёт дальше. Она попадет в приют, в хороший приют, за ней там следят, кормят, она в тепле и под защитой!

- Прямо изнутри смотри, из этой кошки. Что ТЫ под защитой, ТЫ в тепле, ТЕБЯ кормят!

- Меня гладят, меня кормят, я под защитой. Да, приют. Всё!

- Здесь всё спокойно?
- Да!
- Хорошо с этим пространством... тогда благодари его, закрывай, и давай возвращаться к девочке.

- Девочка сидит.

- Смотри от «первого лица!».

- Я... папа с мамой разговаривают, но они не ругаются. Я захожу, я очень маленькая, но уже в платьишке. Почему-то я всегда в платье, либо в гольфах, колготках и сандалиях и с косичками. Я прижимаю коленки к груди, наклоняю голову и ощущаю одиночество. И это связано с тем, что они разговаривают между собой, не обращая на меня никакого внимания, как будто бы меня нет! Я одна, хотя они рядом, но это не спасает меня от этого душащего чувства одиночества. Я пытаюсь сложиться в комочек. Я раскачиваюсь из стороны в сторону. Я не плачу, то у меня... тоска... Это одиночество, это не тоска, это одиночество! И оно прям очень сильное. Я вижу, как внутри меня растут те же самые цветы.

- Что с дыханием сейчас?

- Это вот чувство одиночества, это чувство недовольства. Я недовольна тем, что они никогда не замечают меня, как будто бы меня нет!

- Будто бы ты есть. Но тебя нет?
- Я есть, но как будто бы меня нет! Они заняты только сами с собой.
- Мы с тобой вернемся к этому. Сейчас это одиночество очень ярко проявлено. Ты это чувствуешь, испытываешь. Давай мы с тобой немножечко раньше посмотрим. Тебе сколько здесь, где это чувство одиночества ярко так проявлено?

- Мало. Мало и я не знаю, три четыре года. Родители, они заняты собой. - Мы вернемся сюда!
- Я не могу понять только одного. У нас хороший, богатый дом. Почему нет? Не знаю. Слуг, почему нет учителей, которые бы занимались со мной? Почему я одна, не знаю...

- Дети очень часто больше драматизируют, чем взрослые. Мы это узнаем. И сейчас я попрошу тебя пойти ещё раньше. По этим ощущениям в теле – сжаться, по этому ощущению одиночества внутри. В тот момент, когда ты зародилась, в то Пространство....

- У этих родителей? - Да.

- Я маленькая точка светящаяся, от меня идет очень большой свет. Но я маленькая. Я в каком-то Пространстве.

- Посмотри на это Пространство. Вот сейчас прямо немножко замедлились. Ты маленькая точка, светишься в этом Пространстве. Прочувствуй это Пространство. Посмотри, что это за Пространство?

- Бесконечное. Цвет серый и зеленый идет. Есть, как... это не солнце, есть пятно света, но оно нечетко очерчено, не имеющее четких контуров. Я очень на него похожа, но я дальше, а я как очень четко выраженный шарик маленький, светящийся, и я перемещаюсь в этом Пространстве довольно-таки быстро.

- Попробуй ощутить это Пространство, прочувствовать его. Ты себя там ощущаешь как?

- Как, как мимо проходящие. Это не мое Пространство я, я просто, это как туннель. Я просто по нему перемещаюсь в какую-то цель. Темнота. Я достигла цели!

- Быстро перемещаешься?

- Очень, очень быстро! Это туннель, это очень быстрый туннель. Я достигла цели. Вот темнота. Сердцебиение...

- Понимаешь, что это было сейчас?
- Туннель.
- Где ты перемещалась как точка очень быстро?
- Мне кажется, что это путь от небесного в мою земную жизнь! Это туннель, как канал. В земную жизнь. Достигла цели, темнота, чувствую сердцебиение, вода...

- Хорошо, как тебе там?

- Я осматриваюсь по сторонам, я не понимаю, где я. И я пытаюсь ужиться и привыкнуть.

- Страшно?
- Нет!
- Есть то чувство одиночества здесь?
- Здесь больше чувства исследовательское, какое-то...
- Одиночество есть?
- Нет, наверное, нету, потому что я не понимаю, что происходит. Чуть-чуть непонятности какое-то чувство. Почему? Где я? Кто я? Да, вопросы, одни вопросы, одиночества нету!

- Растерянности? Когда есть столько вопросов: «где я?», «кто я?», какие чувства? Прямо дыхание изменилось у вас. Что с дыханием? Тревожно?

- Сейчас пытаюсь успокоиться. Тревога... но она не от страха, она от чего-то нового! Там тревога — это не тревога, это такое ощущение, что ты пытаешься понять, где ты...

- Дыши, глубокий вдох и выдох....

- Четкого чувства одиночества нет, потому что непонимание пространства. Вопрос есть: «Почему я здесь?».

- Отлично. Давай мы с тобой сейчас из этого Пространства поднимемся немножко выше, выше того Пространства, из которого ты совершила путешествие.

- В этот тоннель зелено-серый?

- Да, прямо совершает движение туда, в то Пространство, из которого ты сюда пришла. Раньше тоннеля!

- Я уже не в нём. Ничего нет, просто серо-зеленый какой-то фон... - Как ты его ощущаешь?
- Нет ощущений никаких.

- Как оно тебя принимает, это Пространство?
- Вообще никак не принимает. Просто транзитная вещь.
- Тогда еще немножко раньше, туда, где это не транзит, где это...
- Где я стала шариком, да?
- Да, давай туда!
- Нас много, как детский сад!
- Супер! Как бы ты назвала это место?
- «Распределение Душ»!
- Хорошо, посмотрим это место, где распределяются Души, опиши. Как оно выглядит?
- Нас таких много, мы все маленькие. И есть несколько больших, которые нас то ли пересчитывают, то ли просто за нами наблюдают. И здесь я чувствую себя одиноко...

- Мы здесь?
- И я не знаю, с чем это связано? Но здесь я себя чувствую одиноко.
- Смотри ещё раньше. До того, как возникло чувство одиночества.
- Один большой свет.
- Ты и свет одно и тоже?
- Я есть свет, я есть любовь... Я понимаю, когда я была в этом Пространстве, это был свет, это была любовь - одно целое! Когда нас отсепарировали в точки, тебя как будто бы отключили от вот этой Вселенской любви. Ты чувствуешь себя одиноко, тебе не хватает...

- Давай сейчас медленно будем смотреть. «Ты есть свет, ты есть источник, и ты в источнике одновременно!». «Ты есть свет!». Просто ощути это внутри себя. И найди момент сепарации.

- Я вижу. В этот момент приходит ощущение..., как будто бы одиночества и ненужности. Вот в этот момент. Бог-Отец отдает нас, и ты начинаешь ощущать себя ненужной....

- Что сейчас очень хочется делать, когда появляется ощущение ненужности?

- Вернуться туда!

- И давай еще раз медленно посмотри, по этим ощущениям ненужности.... Ты и свет одно и тоже и вот ты есть шарик.... Как сейчас?

- Я пошла обратно. Мне не так одиноко... Я понимаю, у меня есть миссия, и я понимаю, что меня отправляют с определенной миссией и это благородно!

- Ты понимаешь, что ты и Бог – одно и то же?
- Да, я частичка Бога...
- Что что ты никуда не уходила.
- Можно я сейчас скажу уже в настоящем времени?

- Да!

- Я сейчас прекрасно понимаю, почему именно сейчас у меня произошла с тобой встреча. Еще какое-то время назад я была не готова к этой информации. Именно духовный цикл (обучающая программа – прим.) меня подготовил к этой встрече, чтобы действительно понять ту проблему, которая существует (плачет).

- Да, да...Пусть идёт всё, что идёт сейчас. Все чувства, которые нахлынули!

- Я готова заново пройти через этот туннель. Я сейчас прямо чувствую, какую важную миссию Бог-Отец на нас возлагает, когда частично нас от себя открепляет и посылает нас сюда!

- Я хочу, чтобы ты немножко задержалась в этом Пространстве, где ты - свет и осознала, что ты не открепляешься, что ты продолжаешься. Есть понимание?

- Да! Да!
- И как сейчас тебе?
- Мне тепло!
- Очень хорошо.
- Тепло и безопасно.
- Что там с одиночеством?
- Этого нет.
- Что есть?
- Это чувство гордости какой-то и какой-то благодарности, гордости и тебя так расширяет! И такое осознание, что ты и свет, что ты и любовь, что ты есть Бог! Ну....я, я есть...!

- Вот смотри, мы сейчас немножко задержимся в этом пространстве, это очень важно. Там, где ты есть свет, где ты есть это есть любовь.... Я вижу, да, как накатывают эмоции, вижу слезы... Это хорошо. Отсюда ты можешь посмотреть на свое тело, которое сейчас устроилось на диванчике. Прямо погляди, смотри, обычно вокруг тела есть такая светящаяся...

- Оболочка?
- Оболочка.
- Я её вижу!
- Аура называется. И вот прям посмотри, везде ли она равномерна?
- Она целостная, она равномерно светит. Она нежно-оранжевого цвета, она на небольшом расстоянии от тела, совсем небольшом, может быть, пару сантиметров, но она по всему периметру тела. Я её прекрасно вижу.

- Есть ли что то, что нужно сейчас усилить, добавить или тебе достаточно?

- Нет, нет! Она равномерна.

- Хорошо. Тогда из этого Пространства... уже очень хочется в тоннель, я поняла. Давай. И с каким чувством ты туда заходишь?

- С чувством благодарности и... какое-то счастье. По-моему, счастье. Мне кажется, счастье я испытываю!

-И с этими чувствами смотри, куда хочется?

- Я стала больше, я стала больше и стала ярче, и уже со скрежетом прохожу через этот туннель, потому что моего объема так много. Да, да! И это происходит наоборот, с таким усилением. Я не пролетаю, как это было. А я, наоборот, с усилием пытаюсь добраться до низа. Я плюхаюсь и то же самое, темное, жидкое, её гораздо больше. Я начинаю светить, и она уже не темная. Она светится.

- Помнишь, там было много вопросов, как сейчас?

- А сейчас уютно. Я расту, я расту! Я вижу себя... как называется плод... Месяцев пять.

- Вот прямо из себя смотри, как ты растешь там в животике?
- Расту, щеки, щеки, большие!
- А сейчас смотри, когда ты растешь и щеки большие, попробуй ощутить, как мама себя чувствует?
- Мама довольна, и мама рада, и мама гладит меня по животу, поёт. Я чувствую, как она ждёт меня.
- Прочувствуй это, это очень важно – «мама ждёт тебя»!
- Она поёт мне песни, она рада тому, что я скоро приду к ней!
- А как папа воспринял информацию о маминой беременности?
- Надо чуть-чуть вернуться...
- Давай чуть-чуть вернёмся.
- Папа рад, он её обнимает. Они вместе радуются. И мне от этого хорошо! - Супер! Наполняйся! И смотри, как ты растешь, как мама тебя гладит. Как она поёт тебе песни, как радуется папа. Как ты руки, кстати, ощущаешь? Мамины-папины.

- Я чувствую и мамины, и папины. Мама нежно прикасается, она поглаживает живот. От её рук идет тепло. Папа с осторожностью держит мамин живот, руки гораздо больше, он не гладит, он просто придерживает. Но я ощущаю, что это он. А мама, мама, она вот прям гладит, разговаривает со мной. Папа настороженно себя ведёт. Он боится сделать что-то не так, причинить какую-то боль может быть...

- Ах вот она – настороженность! Это папа насторожен и какую-то настороженность передает? Но сейчас у тебя есть выбор брать или не брать эту настороженность!

- Нет, я хочу только любовь и тепло, и от этого хочется быстрее к ним прийти!

- Ну ты сильно не торопись, все-таки надо подрасти!
- Я понимаю...
- И прямо сейчас просто осознай, что настороженность - папина, да, эта настороженность его, потому что он не знает, как быть беременной... И это можно разделить. Просто сказать, что я могу пользоваться настороженностью, именно в те моменты, когда мне это действительно необходимо, но не пользоваться этим, как способом выживания постоянно! Что сейчас?

- Проходит это ощущение!
- Как развивается дальше беременность? - Я расту...
- А как ты понимаешь, что уже всё, пора?

- Я понимаю, что мне тесно, нечем дышать, что надо выходить. Отошли воды...

- Сама принимаешь решение?
- Инстинктивно.
- Ничего не нужно специально делать?
- Нет, это инстинкт. Мама в больнице, вокруг неё женщины, с тазами. Ей больно...
- Да прямо сейчас у мамы столько сил, сколько необходимо на роды!
- Я готова!
- Давай, смотри, как ты рождаешься? А ты, кстати, как лежишь головой, попой?
- Я готова, нормально головой!
- Вот смотри, в какой то момент голова в тазовое дно упирается, в косточки, начинается движение. Какое движение у тебя происходит, когда головка уже упирается?

- Мне кажется, я опираюсь ногами, чтобы побыстрее выйти.
- А что тело делает?
- Максимально, максимально сужается, чтобы меньше причинить боли маме и себе. Максимально этот процесс минимизировать болевой и ускорить время прохождения через родовые вот эти моменты!

- Обычно, головка, когда упирается, происходит такой поворот. Плечики поворачиваются, чтобы выйти сначала одним плечиком, потом другим. Ты в какую сторону поворачиваешься?

- В левую.
- Как ты это делаешь, как поворотик происходит? Рождайся!
- Я родилась!
- Как тебе пространство?
- Я кричу!
- Кричи!
- Меня держат две женщины. Мама без сил. Перерезают пуповину, меня уносят.
- Найди, пожалуйста, тот момент, когда ты у мамы на руках.
- Всё на руках, мама с любопытством за мной наблюдает, рассматривает меня.
- Мама грудью кормит?

- Да, она кормит меня грудью!

- Вот сейчас, важный такой момент. Прочувствуй то ваше единение, когда мама кормит грудью. Как молоко на вкус?

- Вкусное!
- Как мама пахнет?
- Мама пахнет мамой... она любит меня. Она теребит меня за нос и поет всё те же песни! Улыбаюсь ей. Она передает меня кому-то. Чтобы меня положили спать.

- Скажи, с папой взаимодействие происходит?

- Смотрю. Я не вижу пока... У меня ушла картинка. - Где ты сейчас? Куда ушла картинка?
- Как будто в комнате одна...
- Как ты сейчас, когда в комнате одна.

- Неуютно...

- Смотри. Есть такое представление о том времени, где мы одни, бывает, остаемся, есть ощущение одиночества, что меня оставили, грусть, а есть ощущение, что я просто сама по себе? Вот ты когда в комнате одна, ты одинока или сама по себе?

- Наверное одинока...

- То чувство, которое возникает при переходе из Отца в этот шарик. Вспомни наверху, что ты продолжение.

- Свет и любовь?
- И попробуй это сейчас перевести на осознанный уровень.
- Больше нет одиночества. А сейчас я как бы сама по себе.
- Сама по себе. Просто раздели эти понятия, чтобы понимать, что  самой по себе можно быть, и это не есть одиночество, это не про душевную боль, не про грусть.

- Да.

- Давай переместимся к тому моменту, где ты, с чего мы начинали, темная комната, где-то щелка открытая, приоткрытая и открытая дверь. Как сейчас тебе там?

- Любопытно.
- Есть настороженность?
- Нет, мне просто хочется посмотреть, что происходит, потому что меня также оставили в комнате спать. А мне любопытно, что происходит там?
- Конечно, дети обычно любопытны!
- Мне просто хочется посмотреть, чем они там занимаются, пока я должна спать.
- Давай, попробуй, проверь интерес свой.
- Интересно, они просто разговаривают, общаются. Как прошёл день, что-то свое обсуждают.
- Как тебе от этого?

- Да мне весело вместе с ними! Я понимаю, что какая-то гармония, я разворачиваюсь и иду, только я уже не в платье, я уже в пижаме. Я иду ложиться в кровать, беру своего медведя, кладу его подмышку и ложусь спать с улыбкой на лице!

- Я хочу тебя еще переместить в то пространство, где тебе три-четыре года было. Помнишь, где родители как будто бы разговаривают и не замечают тебя?

- Я там! Нет такого нету, такого нету, и они не ругаются! Они просто эмоционально так все обсуждают. Я беру карандаши, лист и иду рисовать. Я сама по себе!

- Вот там, где ты приняла решение, пойти цветочки собирать?

- Это та же самая ситуация. Все, я остаюсь!

- Отлично! Сейчас у тебя есть такая уникальная возможность просмотреть всю жизнь этой девочки, когда она выросла, стала взрослой или как бы там не сложилась судьба, в общем, рассмотреть очень быстро внутри себя всю жизнь до момента последнего вдоха в той жизни, которую ты сейчас просматриваешь.

- До момента возвращения в целое?

- До момента вздоха на земле последнего. Вот сейчас просмотри, пожалуйста, и давай пойдем с тобой в последний день жизни, в последние минуты жизни в том воплощении.

- Я уже там. Она в кровати, очень-очень старенькая. - Из себя говори...! Как твоя жизнь сложилась?
- Я в кровати.... Я в большом доме.
- Вышла замуж, дети?

- Я вспоминаю. Я в очень большом доме живу, лежу в большой комнате в кровати. Я знаю, что у меня есть охотничьи собаки борзые.

- Тебе как сейчас, когда ты в кровати, в большом доме, какое чувство?
- Я понимаю, что я ухожу...
- Как тебе от этого понимания?
- У меня нет страха, просто понимание, принятие полное... Я уже в преклонном возрасте. И мне хочется узнать, есть ли у меня семья.... У меня был муж, его давно нет. Дети, дети.... Почему-то идет информация про маленьких... как бы внуки...

- И сейчас принимай информацию, у тебя этот канал хорошо развит, просто информацию бери из Пространства.

- Есть мальчики, трое, так трое, они ещё небольшие. Семь восемь лет. То есть, плюс-минус разница между ними, это дети моей дочери. Дочь удачно вышла замуж, они рядом где-то, но не сейчас, в этой комнате сейчас я одна. А так они где-то рядом со мной живут. Да, мы общаемся, мы общаемся!

- У вас с мужем была любовь?
- Да!!!
- Хорошо, знания будут приходить. Все сложилось: и общение с дочерью, и внуки, с мужем любовь. Тогда сейчас делай, пожалуйста, там последний вздох в том пространстве. И смотри, что происходит дальше?
- Дух уходит из тела.
- Посмотри, пожалуйста, на этот переход. Где смерть?
- Нету смерти! Я пошла наверх!
- Как ты понимаешь, что тело умерло?
- Я смотрю на него как будто бы со стороны, и она не дышит. Глаза прикрыты, рот приоткрыт. Нет, нет жизни в нём!
- Какое ощущение у тебя, как у духа, на что ты похожа?
- Очень прозрачное, очень легкое. Я уже готова уйти отсюда.
- Были ли какие-нибудь мысли, представления, сожаления, желания?

- Нет, все хорошо. Я готова. Я хочу вернуться!

- Немножечко прямо здесь задержись, капельку в этом Пространстве, потому что это то самое Пространство, в которое ты можешь пригласить всех, с кем ты прожила ту самую жизнь, с кем давно не виделась, с кем хочется обменяться, быть может, какими-то воспоминаниями. И я тебе расскажу ещё чем! Есть ли кто-то, с кем тебе важно сейчас встретиться в этом пространстве?

- Моя тетушка. Названная сестра, всё!
- А муж?
- Почему-то нет.
- Хорошо, тогда приглашай тетушку. Скажи, что мы находимся в Пространстве души. Ты тоже уже ушла, так же, как и я. Что хочется тетушке сказать?

- Она тянет. Пошли со мной...

- Смотри, это то Пространство, в котором мы можем на уровне Души сделать такую классную штуку. Во время жизни мы обмениваемся любовью. Каждый из нас наполнен своей уникальной вибрацией любви. Вот в тебе столько, в твоей тетушке столько, и происходит обмен такой любовью. И для того, чтобы нам вновь обрести свою вибрационную идентичность, мы можем создать размен любовью! Тебе забрать свою, ей отдать её. Попробуйте сейчас разменяться с ней этой любовью для того, чтобы наполнить вибрации свои опять, до цельности!

- Я вообще хочу ее обнять...
- Хорошо, обнимай!
- Что сейчас с ощущением цельности?
- Я всё. Мне уже хочется уйти!
- Хорошо, давай тогда туда, куда хочется.
- Мне хочется уже вернуться в свет!
- Чувствуй движение.
- Я на месте. Я дома!
- Прочувствуй, проживи это! Ты дома! Что хочется сейчас?
- Просто наслаждаться тем, что происходит!
- Тогда пребывай там столько, сколько тебе сейчас необходимо для наполнения ресурсом. Это ресурс и для дальнейшего путешествия по сегодняшней жизни. И когда почувствуешь, что достаточно, просто скажи мне.

- Достаточно...

- Быть может, у тебя есть какие-то вопросы сегодняшнего дня к тому пространству и можешь их мнение не озвучивать. Это то самое место мудрое, которое готово тебе дать все ответы. Быть может, захочется что-то проговорить, что-то важное, тогда можешь говорить. Если нет, тогда принимай просто информацию.

- Угу.

- Хорошо. Тогда поблагодари это пространство. Помни, что ты и свет – одно и то же! Что ты и есть Творец, что Творец в тебе, а ты в нём!

- Я очень благодарна!
- Что ты никуда не девалась из него?
- Я благодарю за эти знания, я благодарю за эту возможность. И благодарю за то, что я – это есть частичка Создателя!
- Теперь спроси у этого Пространства, можешь ли ты сюда приходить? -Да!
- Какой самый короткий путь, чтобы достичь этого пространства?
- Открыть сердце и захотеть.
- Просто одного желания достаточно?
- И быть готовой к этому!
- Просто помни, что ты всегда можешь просто захотеть и вновь оказаться там, где ты сможешь получить все ответы на все вопросы. И с благодарностью к Пространству, к Творцу, и к твоему воплощению девочки и опыту кошки. Кстати, как девочку звали?

- Варвара.

- Варя. Всем учителям, наставникам, тем, кто сегодня был с нами в этом процессе и Творца, который работает через меня благодарность.

Готова возвращаться?

- Да!

Сессию провела и транскрибировала Т.М. Белова.

Ведущий: Гынгазова П.С. — «Жизнь Дракона»

М.С. Дракон, XIV век.

Томск, 19.12.2023г.

М.С., дорогая, давайте, поехали. Что Бессознательное ваше даст?
− Какие-то башни, как будто замок какой-то...
− А эти башни − это какой примерно исторический период?
− Это давно, может XIV-й век. Башни очень величественные, серые.
− Прочувствуйте тело, которое видит эти башни. Видите сверху, снизу,на уровне?
− Как будто я с какой-то горы смотрю на него, я как будто чуть-чутьвыше нахожусь.
− Прочувствуйте, что за тело у вас. «Нахожусь» − стоит, сидит, лежит,висит, идёт. По ощущениям, себя не увидишь, вы знаете!
− Как будто бы сижу, но я как будто бы сижу на дереве, на ветке.
− Я так и понял, что вы птица. Большая?
− Да, размер большой очень и ветка большая тоже.
− Ну вы птица хищная или из врановых? Ну врановые тоже не сильноцеремонятся. Посмотрите, вы же себе чистите перья?
− У меня кожистые ноги, я как будто не птица, но крылья есть!
− Хорошо. Поехали дальше, в то время были, летали эти ребята. Ихвост есть?
− И хвост есть!

− Как у ящерицы?
− Хвост есть и крылья есть, сложенные.
− И передние лапы есть?
− Лапы есть!
− То есть, вы − Дракон, получается?
− Получается да, Дракон.
− Цвет-то какой, дракон?
− Лапы немножко зеленые с желтым, красивые.
− А пол какой у вас?
− Мужчина.
− Мужской, хорошо. Посидите, расскажите ваше состояние. Мудрющий вы, ох, как мы сейчас будем пользоваться вашей мудростью!
− Как будто я наблюдаю, мне спокойно, мне интересно, любопытство больше это такое!
− Подождите, «я наблюдаю, мне спокойно» − как? Я наблюдаю, я должен охранять этот замок?
− Нет, я в безопасности, это чужой замок. Меня не видят, и я могу безопасно наблюдать.
− А что вас интересует, для чего вам это наблюдение, что оно дает вам? Кстати, вы молодой, старый дракон?

− Я - молодой.
− Что оно дает вам, молодому дракону?
− Мне нужно понять людей, существ, которые в замке. Для меня непонятны законы, по которым они живут.
− Поведение их, психология их непонятна? Хорошо, а давайте вернемся к вам туда, где вы собираетесь, есть у вас какие-то урочища или какие-то другие места, где вы видите, как нужно жить вам?

− Это большая гора, как будто у неё нет верхушки, внутри свет, туда мы спускаемся...

− То есть, это как будто бы кратер?
− Как будто бы кратер, но она высокая такая.
− Ну кратер высокий бывает. То есть, это место ваше? А вот сейчас я вас спрошу, в наше время, он ещё существует, этот кратер? − Он скрыт!

− Но он есть, и вы там есть?
− Да, нас немного, но мы там есть!
− Хорошо, ну поехали, XIV-й век. Вот смотрите, вы там выводитесь, да? Вы оттуда разлетаетесь?
− Нет, мы туда только слетаемся, чтобы обменяться какой-то информацией, получить задание.
− Давайте в самое начало вашей той жизни, когда вы летите туда, что вас заставило, кто вас туда пнул: «лети туда!»?
− Это какое-то чувство, как птицы летят на юг.
− Рефлекс?
− Да!
− Вы полетели. Летите, внутреннее состояние?
− Немножко страшно.
− Что не примут?
− Волнительно. Там какая-то сила, которая сильнее, древнее, мудрее нас!
− Хорошо, это очень интересно. Но ведь эта сила, если она древняя и мудрая, она может сделать так, что вы летели-летели и полетели в другую сторону и не поняли зачем. Она вас пускает?

− Да!

− Как вы понимаете, что она дает вам зеленый свет, почувствуйте. Вот это ощущение в вас, в Драконе: «я могу лететь, мне хочется туда лететь!». Вначале же вы пугались − а вдруг не подойду, а вдруг цвет не тот, а вдруг голос не такой?

− Ну здесь какое-то безусловное подчинение, я бы сказала.

− Прочувствуйте это безусловное подчинение, мы же не можем безусловно подчиняться, у каждого из нас свое эго. Как вы можете, не подавляя своего эго, понятен вопрос?

− Да. Мне понятно, что оно мудрое и оно сильное и оно не хочет, чтобы было что-то плохое.

− То есть, «я доверяю»?
− Я доверяю, да!
− Мы всегда, и люди тоже, начинаем безусловно подчиняться, когда мы доверяем.
− Да, я просто знаю, что так надо и это не нарушает границы моей свободы при этом!
− Понимаете, что говорите?
− Да!
− Хорошо. И вот вы подлетаете все ближе и ближе, страх уменьшается, я так понимаю?
− Страх уменьшается, но там какое-то получается, как все на одной волне, как будто.
− Галдеж сплошной?

− Ликование, какая-то радость! − Много вас там таких там?
− Много, все разные.
− Внешне разные?

− Да.
− То есть, разных видов.
− Да.
− Ну это Земля?
− Да, это Земля.
− А эта скрытая гора − это не тайна большая за семью печатями? В какой части Земли находится?
− Таких гор не одна, такая гора есть и в Китае, есть в Японии, есть и в Европе не одна.
− А как же вы тогда летаете везде и вас никто не видит?
− Иногда видят. Вообще мы стараемся не летать там, где нас могут увидеть.
− Или вы умеете мозг так запудрить, что никто ничего не помнит?
− Нет, мы умеем маскироваться, щит такой делать, но не всегда это получается, иногда становимся видимыми, если не рассчитать, не просчитать. − Хорошо, ладно, потом про опасность спрошу вас, а сейчас давайте, вы туда прилетели, там много вас таких? Сколько примерно видов − пять, десять, сто, тысяча, миллион?
− Ну нет, не миллион, но очень много.
− Разные.
− Разных, думаю, видов пятьдесят-шестьдесят всяких разных, разных размеров.
− И больших и маленьких. Ну в общем-то как вы друг к другу настроены? Там огнем дышат, где-то в зобе что-то есть?
− Там никто не дерется, никто не сражается, в этом месте нельзя, мы все дружны. Как бы то ни было, в этом месте драться нельзя и сражаться нельзя!

− Даже желания такого нет?
− Даже мыслей нет!
− Помните, вы говорите – «благоговение», я подлетаю туда, когда вы туда залетели, это ощущение того, что «меня здесь любят, меня здесь ждут, я доверяю» − что это за существо, что за энергия? Скорее всего, это не существо, а энергия какая-то? Может оно нам позволять видеть себя?

− Да, она тоже принимает вид большого дракона, очень большого, коричневого цвета. Он такой коричневый, с переливами, теплые такие тона. Но очень большой и не похож на всех остальных, может быть, больше на какую-то гигантскую саламандру похож. Он и сам есть это пламя, огонь, который там внутри горы, он и есть свет!

− А для чего он вас собирает-то? Двадцатый съезд КПСС?
− Для того, чтобы дать какую-то частичку этой энергии!
− А для чего вам эта частичка энергии, чем энергия этого существа отличается от вашей?
− Она дает нам возможность летать!
− Его энергия? Гравитация?
− Это то, из чего получается потом то, на чем мы летаем, как искры какого-то огня или огнива для того, чтобы у нас получался огонь внутри!
− Огонь внутри, где-то я прочитал, или это вы говорили, что огонь внутри, когда в зобе что-то такое. − Да, здесь.

− А что дает этот огонь внутри, кроме того, что я подойду, у меня раз − и сразу волосы обгорят. Это же не для этого?

− Он не такой жгучий, он как Душа, как частичка сердца!

− Зачем вам нужно, почему ваш главный «саламандр», главная энергия это, которой вы благоговеете, преклоняетесь, почему он вас собирает? Почему ему важно, чтобы драконы всея Земли могли летать? Что еще он в вас вкладывает, почувствуйте!

− Потому что мы обеспечиваем порядок на Земле. Пока есть драконы, есть мудрость, есть защита!

− А как вас уничтожают? Это я к тому, что сейчас, получается, вас мало стало?

− Нет, не мало.
− А почему не защищаете?
− Спрятались.
− Почему?
− Потому что люди злые. Они могут лишить нас огня!
− А как, если вы умеете защищаться, оптическую такую защиту выставлять. Вы там пролетели, я чувствую, что ветром дунуло, а никого не вижу. Вот смотрите, вы говорили одно, а сейчас получается, немножечко другое, где тут не так?

− Не всегда защита получается, раньше получалась, потому что как-то плотность воздуха была другая. Сложно сказать, когда мы летим, получается какая-то невидимая оболочка, какая-то кристаллическая структура, как сеть − она должна отражать, а сейчас этого не получается.

− Или сейчас те лучи, которые идут − их эта оболочка не задерживает?

− Их эта оболочка не задерживает, что-то не так с воздухом, с атмосферой Земли что-то не так...

− То есть, практически вы сейчас все сидите попрятались, люди разбушевались и сразу же всю планету в топку!?

− Нет, мир разделился сейчас. То есть эти места люди сейчас не могут найти, где мы сидим. Я не могу объяснить, как это, но мир стал раздельный − наш мир и мир людей.

− Раньше он был общий?

− Да, как будто он общий, но как будто за какой-то стеной, какая-то прозрачная стена.

− Непреодолимая.
− Для нас преодолимая, для них − нет. Почти ни для кого.
− Хорошо, ладно, мы потом сюда еще вернемся. А вот еще раз скажите, имя-то у вас есть, Дракон?

− Олм.

− Хорошо, я буду вас так называть, если не будет ложиться, скажете. Олм, отлично. Вот смотрите: вы сюда прилетели, вы увидели всех и потому, что вы делаете одно общее дело, храните Землю практически, получается, вы же хранители Земли?

− Да!

− У вас нет никаких претензий друг к другу и вот появляется этот ваш самый главный дракон, который как огромная гигантская саламандра, у него крыльев нету что ли?

− Есть крылья, большие крылья!

− Он вас всех собрал. Смотрите, он всё, что вам сейчас дает − это может быть даже мысли просто, это может быть какие-то образы, какие-то энергии. Почувствуйте, как вы это всё впитываете. Приятно это? Организм не противостоит этому? Чужая энергия в меня, сейчас я буду не «Мишей», а «Васей»?

− Нет, не противостоит, наоборот, оно как будто дает такое чувство объединения со всем, гармонию!

И вот тут дальше я вам делаю маленькую подлянку, может это счастье? Вот сейчас прочувствуйте это: «я впитываю, в меня идет эта энергия» и попробуйте найти по жизни М.С. были такие эпизоды, когда такая энергия есть?

Да, были.

Посмотрите, как вы её впитывали, как вы её вбирали в себя и что она давала, накануне чего она появлялась? Понятен вопрос? Эта энергия перед чем?

Это было в детстве только...

Ну да, ну пока вас еще не перестроили! Прочувствуйте, как это? Я хочу, чтобы вы восстановили в себе это ощущение, которое несет силу, надежду, любовь, веру! Прочувствуйте. Я понимаю, что это не совсем так, как у дракона, Олма, потому что там мощнее она!

− Да!

− Но Олм и крупнее человека, да? Я хочу, чтобы вы в соотношении прочувствовали, как это получается на человеческом уровне, чтобы вы могли это опять начать улавливать! Вы понимаете, что вас отучили люди, которые не умеют или боятся?

− Да, это очень параллельно тому, как щит этот, переставший работать...

− Давайте. Ведь это ваше знание будет помогать работать щиту. Для всех нет, но может для Олма и он появится. Понятно, о чем я?

− Да!

− Не будете меня сейчас убивать за такое? Хорошо. Вот смотрите: вы пришли, вы собрались, вы поняли, что огромная сила – вы, и вы разошлись, неся память и эту силу с собой. Дальше, как ваша жизнь? У вас у каждого своя территория, наверное?

− Да!
− Вы же там не по десять штук на квадратный километр?
− У каждого свой участок, да!
− И в ваш участок входит этот замок?
− Да.
− А еще эти участки вы выбираете или вам раздают какие-то, то есть, там люди, которые творят историю или там какие-то рабы живут? Поняли мой вопрос? Почему там или сям? Вы имеете воздействие на людей?

− Да, для этого мы изучаем.
− Это вы сидите сейчас, изучаете?
− Мы должны предотвращать какие-то катастрофические последствия. − Я понял.
− Они делают какую-то пушку в этом замке, мне нужно понять, для чего это делается и как, какие последствия это может привести за собой?
− То есть, это могут быть те последствия, которые нужно предотвращать сейчас? − Да!

− Или пускай себе стреляются, меньше людей будет? − Нужно предотвратить.
− И вам удается?
− Да.

− А кто же тогда отвечал за атомную бомбу? − Там последствия могли быть ещё хуже!
− От той пушки?
− Нет, от атомной бомбы!

− Ну кто-то отвечал за неё, кто-то допустил её?

− Да, японские драконы.

− Почему, на них же бросили не японские драконы, там же люди были везде, почему они это допустили? Вы прямо с ними поговорите, пообщайтесь!

− Они не ожидали такого, они оказались беспомощны всё-таки. Они пытались...

− Расслабились, что всегда были начальниками, всегда были сильными и начали доверять людям больше, чем можно?

− Да. Здесь в Европе, где живу я, здесь не было «культа драконов»! Нас боялись и нас убивали, мы скорее были отрицательными персонажами...

− Да, я понял.
− А там они привыкли к тому, что им поклоняются.
− И у них появилась мания величия?
− Да, что-то такое, поэтому они попустили, людям нельзя доверять.
− Хорошо. Ещё что интересного расскажете? А ещё, скажите, пожалуйста, вот вы, Олм, вы можете какие-то взаимоотношения с людьми налаживать, или люди боятся вас?

− Нет, есть много тех, кто не боится.
− Есть у вас какие-то, можно сказать слово − друзья?
− Это - как переводчики.
− То есть, они переводят ваши желания, ваши слова на доступный язык?
− Да, для людей! Это говорящие с драконами, немного таких людей.
− И сейчас они есть?
− И сейчас есть, совсем немного.
− А вот скажите, это уже шкурный вопрос: Сибирь − здесь есть какие-то драконы или они в горах живут?
− Здесь есть драконы, но они спящие...
− А что они такие, кто их опоил сонным зельем?
− Раньше здесь все было по-другому, и когда здесь было всё по-другом,  другое государство − здесь умели разговаривать с драконами! − Другое − это имеется в виду древняя Русь или ещё дальше?
− Еще дальше.
− Это получается, которая северная цивилизация? Гипербореи? − Нет, она называлась по-другому.

− Но есть такое упоминание этого или вы сейчас первая об этом говорите?

− Есть исторические упоминания, здесь была очень большая, развитая цивилизация.

− Да, которая. Надо же, забыл...
− Длинное название. Типа Тартарары, что-то такое...
− Тартар, Тартария. И он занимал огромное расстояние, до самой Англии, туда.

− Здесь было очень много говорящих с драконами и люди могли пользоваться нашей энергии, они могли просить перевести что-то или перенести. Много спящих драконов под горами, там, где есть большие холмы и горы.

− Алтай?
− Чаще всего там есть спящие драконы.
− Что можно сделать сейчас? Вот вы узнали такую удивительную информацию, она никому не известна, вам только. Можно их будить?
− Не надо тревожить их сон пока!
− Как долго они еще буду спать или это никому неизвестно, скорее всего?
− Несколько тысячелетий еще будут спать.
− Так там уже и Земли не будет?
− Будет!
− А для чего, скажите, пожалуйста, вот вы сейчас там давным-давно в этом месте, это все ваши современники. Тогда были современники, сейчас они же есть? Те, с которыми вы виделись? Вот вы прилетели в эту гору, увидели там кучу разных драконов, вы понимаете, что не все очень добрые, очень хорошие. У вас априори к ним были лучшие чувства?

− Нет, не ко всем, мы разные...
− Ну да.
− Просто в этом месте все!
− Ну вы же выполняете одну и ту же роль, должны, играть одну роль? − Это удивительно, роль одна и та же, но отношения могут быть разные − есть дружественные, есть недружественные. Нет такого, что «дракон дракона не обидит»!

− То есть, каждый отстаивает свою точку зрения, хотя в общей сложности все идут в одну сторону?

− Ну если возникает опасность какая-то, угроза, то мы тогда все вместе.

− Всей планете?
− Да!
− Понятно, хорошо. Ну обнадежили, что ещё несколько тысячелетий все будет хорошо. Ну по крайней мере Земля будет.
− Мир будет не таким, все поменяется. Сначала сравняется, очистится. − А потом опять начнет замусориваться?
− Да! Это не раз происходило...
− Хорошо. Вот смотрите, вот сейчас вы как дракон, что еще перед вами открыто, чем не пользуются люди или на что люди не обращают внимания, а оно очень важно. Люди глупые!

− Весь мир и так пронизан невидимыми нитями, невидимыми сетями. − Энергиями?
− Да, а они придумывают какой-то интернет.

− Ну слабые мы, чтобы сети эти улавливать! Сейчас нам сделают искусственный интеллект и крякнем мы и даже не поймем, где окажемся. Не пугает вас?

− Мне это не страшно, это им страшно, людям страшно!
− Ну это вообще к страшному привести может?
− Да, это и приведет к тому, что всё очистится.
− Вот так даже! А потом света не будет и все начнется сначала? − Да!

− Добрый вы, какой мне сегодня попался добрый-добрый Олле! − Олм!
− Какой у меня добрый Олм попался!
− Не добрый, драконы не добрые и не злые.

− Ладно, какой принципиальный Олм мне сегодня попался. Вот сейчас что вы можете, какую информацию для себя, для М.С. взять, открыть и взять из знаний Олма? Я так понимаю, раз он вам себя показал, здесь нет никаких преград вообще!

− Здесь даже не информация, здесь ощущение этой Вечности. Что всё может меняться, а мир был, есть и будет!

− То есть, виды в мире могут меняться?

− И при глобальном рассмотрении нету такого, что есть доброе что-то и злое - есть гармония!

− И гармония добра и зла тоже будет гармонией? Хорошо! То есть, получается, это люди делают дисбаланс в какую-то сторону? Конечно. Ну за все время, по-моему, ни разу в хорошую сторону дисбаланса не было. Если какой-то дисбаланс в хорошую сторону, они быстренько придумают, как сделать из нее плохую, так ведь?

− Ну и при этом к ним нет ненависти!

− А они кто, у вас есть ненависть к клопам? Ну, потому что они кусаются.

− Нас клопы не кусают!

− Ну я просто так вспомнил, у нас же нет ненависти к таким зверушкам, насекомым, которые нас не касаются, мы можем даже случайно на них наступить − муравьев, которые нас не кусают?

− Ну да, ну этих интересно понять и изучить.

− Людей? Ну да! Потому что каждый человек − это целый Космос и никогда не знаешь, что он следующее выдаст. Будет ли это от Бога или это будет от дьявола. Я хочу, чтобы вы увидели этот ваш навык, «гармония/ дисгармония». Если говорить совсем грубо − об Бога, от дьявола, а вот тут гармония, дисгармония. Смотрите на человека − вот вы по-драконьи его сканируете, определяете. Не значит, что вы лучом туда-сюда водите. Я хочу, чтобы вы посмотрели и перевели это знание на свой осознанный уровень. Поможет оно, или кака до бани, така после бани?

− А драконы по-другому видят совсем.

− Я понимаю, но вы сейчас человек, вы сейчас это знание, информацию и умение видеть по-драконьи переводите на свой уровень!

− Да, я просто пытаюсь понять, как. − Понимайте. Получается?
− Да!
− Сможете это использовать?

− Да!
− Поможет это вам как-то?
− Где-то поможет, а где-то может навредит.
− Добрая вы. Ну хорошо, то есть, это будет ваша ответственность, я такпонимаю?
− Ну да.

− И я ничего не делаю просто так. Не потому, что я получу за это, не получу, а я вижу дальше, я вижу глубже, получается, так ведь?

− Да!

− Хорошо. Что еще вы можете рассказать, Олм, о своей жизни? Вы до сих пор живете? Сейчас получается, Душа в двух телах идет? То есть, вы − маленький кусочек Души Олма?

− Да, я не вижу, чтобы я помер. Это очень интересно − у меня есть на одной лапе коготь, он длиннее других.

− Что он делает?
− Не такой, как все. Очень прочный.
− Есть такая зверушка ночная, у нее один коготь раза в два или три больше.
− Вот этот тоже больше и длиннее. Как раз таки с камнем как-то взаимодействует, я сам могу им добывать огонь и силу из камней. Когда заканчивается этот огонь, данный, как резерв.

− Посмотрите, как это можно сделать. Ведь там же этот коготь играет меньшую роль, чем энергетическое воздействие?

− Да.

− Вы же через коготь даете какую-то энергию. Выберете свой палец, через который вы сможете давать энергию. Он не сгорит, он не испортится?

− Нет.

− Пробуйте. Здесь же ключевое слово не коготь острый и крепкий, а энергия!

− Энергия, да!
− Она может идти хоть по чему.
− Она совсем другая. Та энергия, которую дает большой дракон − она красная и теплая, яркая, то это энергия холодная, она больше в камнях, ночная такая...

− Сейчас вы вурдалаком станете, мне потом будет опасно выходить вечером на даче?

− Нет, они просто две разные.

− Хорошо. Они смогут как-то помогать М.С.? Может, по-другому воспринимать мир, находить какую-то гармонию?

− Как-то сил больше.

− Посмотрите и я хочу, чтобы вы спросили у Олма, как вы, М.С., можете брать её. Получилось?

− Да!
− То есть, это возможно в теле М.С.?
− Да, это в любом теле возможно!
− Но никто этого не знает?
− Некоторые интуитивно так делают!
− Некоторых очень мало. Хорошо.
− Она совсем другая энергия, она больше дает какую-то взаимосвязь с большим, с глобальным Пространством. − С Космосом?

− Да!
− Ну это не значит, что вы её набрались и стали как Кай заледеневший? − Нет, именно баланс должен быть двух этих энергий!
− То есть, и Луны, и Солнца, тепла и холода?
− Да!
− Поняли? Трудно это человеку держать?
− Трудно. Человек рассредоточен!
− Смотрите, там есть какая-то вещь малозаметная, которая переключает сразу автомат, вы за этим не следите, а ваши внутренние энергии сами по себе делают. Посмотрите, там должно быть так где-то, мне так кажется, мне так видится.

− Не могу нащупать такое. − Посмотрите.
− Да!
− Нащупала?

− Да!

− Понятно, что вам не нужно будет бегать три раза вокруг дома по часовой стрелке, потом пять раз против часовой, чтобы это получить?

− Понятно, только нужно остановить суету! − Внутри?
− Да!
− Ну суету внутри остановить – это...

− Сложно!

− Сейчас остановили, посмотрите, что делается, если бы не остановили, так бы и говорили, о чем попало? Хорошо. Вот сейчас в настоящее время вы, Олм, тоже в спячке или нет? Если бы вы были в спячке, вы бы сюда не пришли.

− Ну такое заторможенное состояние, но не спячка, спячкой назвать это трудно!

− Вы можете как-то помочь быть менее заторможенным? Можете сейчас вы, одна из ипостасей Олма, не напугать, не ущипнуть, не укусить его, чтобы он сразу забегал, а чтобы он чуть-чуть?

− Связь такая есть, но что-то сделать я не могу...
− Почему?
− Не пора...
− То есть, он говорит: «ладно, оставь, пожалуйста, надежды, не время!»
− Не время.

− Хорошо. Что еще вы вынесли из этого общения с тем высшим Духом?

Умение немножко по-другому видеть, это интересно!
Как понять немножко по-другому видеть?
Я воспринимала это все через третий глаз, а дракон видит сердцем, здесь как будто большая линза и на самом деле не так сложно посмотреть! Смотрите и научитесь, сердцем действительно намного глубже и четче. Не контрастнее, а четче.
Это как будто бы ты смотрел в маленькую дырочку, а тут тебе дали большое окно.
Это не помешает М.С.? Вот вы смотрели третьим глазом, это не помешает?
Это разные вещи, здесь больше суть вещей понимается, чем поверхностная. И здесь можно правильно оценить, что нужно делать, как человек, бывают порывы, что нужно что-то сделать.

А нужно ли это?
Да!
Понятно, то есть это глубже получается. Хорошо. Что ещё интересного вы можете спросить, или вы можете понять в своей жизни М.С. через Олма?

− У него есть спокойствие, у меня есть. Я не могу с ним разделиться!

− А вы и не можете, вы − одна Душа. М.С. − это Душа-мизинчик, а Олм − это вся, в которую Душа М.С. входит маленькой частичкой, так получается, или я не прав?

− Прав, да! Просто у меня как у дракона силы, мудрости, понимания больше для того, чтобы не размениваться на суету.

− А, вы не можете вести себя по-другому в социуме, если вы начнете по-драконски себя вести, понимания больше, на суету не размениваться − вы не сможете тут жить, вас вынесет оттуда сразу же первым удобным способом, который увидит социум. Вот вам пожалуйста, поговорка: «с волками жить − по-волчьи выть!». А я вас тут прошу мыслить по-драконьи в человеческом теле. Все не переведешь, но хоть какие-то неожиданности, которые можно сделать, которые помогут вам!

− Тут главное важно понять баланс своей силы и своих возможностей! 12

− Смотрите, я хочу, чтобы вы поняли, что баланс вашей силы огромен, а возможности тут уже зависят от вашего − чем больше самомнения, тем меньше возможностей и наоборот. Тут какая-то взаимосвязь есть, я еще не понял. Это главное отличие, я хочу, чтобы вы её уловили и поняли. Помните, молитва “За душевный покой”: «Господи, дай мне сил изменить то, что я могу изменить, принять то, что изменить нельзя и дать мудрости отличить одно от другого!». Какой ещё навык или умение, или особенность из тела Олма, из психики Олма, из жизни Олма вы можете взять себе, с удовольствием и радостью? Если есть – берите!

− Есть, самое ценное − это уметь не ненавидеть, относиться ровно, с приятием!

− То есть, не ненавидеть, а принимать уметь, даже то, что тебе не нравится?

− И даже, если ты убиваешь или делаешь что-то − ты делаешь это без ненависти, с уважением.

− Я понял вас. Получили всё, что надо было сейчас? Можно еще что-то просить, но сможете потом это вынести?

− Еще про уход, драконы уходят очень спокойно, когда они умирают, у них нету. Это как часть жизни...

− То есть, смерть − это часть жизни?
− Ни у одного живого существа такого нет!
− Ну потому, что вы понимаете, что вы не уходите в никуда, в небытие. И много драконов уже померло?
− Периодически да, случается...
− От того, что дракон уже не хочет продолжать жить в теле дракона?
− Нет, по разным причинам.
− Или может выследили и убили?
− Такое тоже бывает, только мы становимся частью этого Космоса, частью Пространства, никуда ничего не девается!
− Ну это же то же самое, вы же умирали неоднократно на прошлых сессиях.
− Да, но немножко по-другому.
− А в чем разница? Вот у вас есть опыт большого количества смертей в телах человека, животных, растений, по-моему.
− Тело уходит, а энергия все равно остается большим скоплением, большим сгустком, как будто такое получается, как энергетический дракон, нет рассыпания, растворения.

− То есть, в этом Пространстве после смерти не растворяется?
− Нет!
− Или у вас там есть пантеон для «драконов», где вы все собираетесь и можете растворяться.
− Каждый дракон, умирая, становится как бы скоплением звезд таких. Но это все равно скопление.
− Из одного дракона или там скопление таких?

− Из одного. То есть, каждый дракон не растворяется как капля в этом Пространстве, а все равно сохраняет.

− А что это дает, для чего это надо?

− Это какой-то резерв, потому что потом можно быстро собраться, быстрее, чем гомогенно растворившемуся. Это другая энергия.

− То есть, и уходя в небытие дракон остается на страже? Я понял! − Получается, совсем в небытие мы не уходим.
− Да, это получается те, кто сейчас спят?
− Они тоже не мертвы.

− Они также ушли, в созвездия? − Нет, это другое.
− Они же не мертвы.
− Но и вы сейчас не мертвы?

− Это два разных состояния, там нет плотной оболочки, а у этих есть еще плотная оболочка. Они как бы более приземленные, получается...

− Кстати, вы без плотной оболочки сможете быстрее войти в курс, в ситуацию, чем те, которые с плотной оболочкой, даже не проснутся?

− Да, эти более медленно, медленное реагирование и более тяжелая работа. Разные энергетические уровни, получается.

− Я понял. Какие вещи вы мне рассказываете сегодня восхитительные! Сами-то удивляетесь? Я вижу, что удивляетесь. Хорошо, потом мы еще к дракону вернемся, а вот сейчас, на этом уровне, на котором вы сейчас есть, посмотрите, почему случилось так с вашими собаками. Будете смотреть? Посмотрите, что он хотел вам сказать? Он ведь извиняется.

− Он хотел побыть с нами еще дольше, ну такая жизнь к него, как звезда!

− Посмотрите, что он вам передает сейчас? Он же не говорит: «плачьте, рыдайте!». Мы плачем и рыдаем по себе. А для него что нужно, что он хочет, чтобы вы сделали?

− Чтобы я ждала.

− Кого, его? Или вы берете себе нового пса, который будет его инкарнацией?

− Пока никого нет. Он понимает, что нам нужен.

− Он вернётся. Посмотрите, он говорит об этом. Он извиняется, что так напряг?

− Нет, он другое. Я их очень сильно, получается, завязала друг на друга, в буквальном смысле.

− То есть, они не могут быть самостоятельными, они должны все время смотреть один на другого?

− Да!
− То есть, они вместе, получается, одно целое? − Да, одно целое.
− И вы им не давали разделиться.

− Да, я настолько, получилось, ориентирована на Т., что упустила В. Он был все время как в тени, они оба как один организм. А теперь я должна понять и почувствовать В.. Такой, какой он есть, принять.

− Сейчас чувствуйте, принимайте. Тут же не надо десять лет, чтобы что-то понимать, это же осознание моментальное, молниеносное.

− То есть, я не видела личность у своего пса, получается...

− Скажите ему об этом. Пригласите его Душу, скажите ему об этом. Он рад, что вы позвали? Он дал вам право на ошибку?

− Вообще сказал сейчас, что я взяла вторую собаку, потому что я боялась, с самого начала понимала и боялась потерять. Этого одиночества. Что когда я потеряю его, то у меня ничего не останется и как бы с самого начала В. был как страховочное такое. А это неправильно.

− Это его обижало и он такой устроил выход?
− Это его не обижало, В. вообще здесь ни при чем.
− Это вы?
− Им нужно было разделиться. В моем представлении это получалась одна идеальная собака, а они каждый не идеальный, у каждого было свое. Да, они друг друга дополняли, но они не были одной собакой! Получается, моя ошибка все равно!

− И что, он вам теперь фиги показывает?
− Нет.
− Он же пытается вас успокоить. Он же дает вам осознание, любви, что все повторится, что он придёт!
− Да, только будет все по-другому. Все равно нельзя никогда никого брать, чтобы не было больно, теперь нужно понять В., дать ему возможность тоже реализоваться как отдельной личности и установить с ним такой же тесный контакт, как был с Т.. Потому, что с Т. я не прилагала, получается, усилий, оно органично было. А здесь мне нужно научиться.

− Понятно, сможете или будет трудно очень?

− Постараюсь, но он для меня закрытая книга. Может, потому что я же его очень люблю всё равно, но я его не до конца понимаю, наверное...

− Сейчас вы, по-моему, себя зачем-то краской черной мажете, мажете сажей. Он ведь этого не хочет? Вы же все еще себя вините, да? Вы же не даете ему свободы.

− Не даю...

− Ведь в этом эпизоде они были вместе. Он выбрал. Кто-то принес верёвку, мудрый ворон. Они выбрали, они могли не играть с этой веревкой, эта веревка могла не продеться в ошейник...

− Там вообще получается веревка как таковая. − Не играла роли?
− Не играла никакой сильной роли.
− А что там играло роль?

− Он бы все равно ушел рано, так или иначе.

- То есть то, что он вам сказал, что меня нельзя отождествлять, то, чего у меня нет, нельзя достраивать из других энергий!

− Да!

− То есть, он хотел, чтобы вы научились принимать таким, как есть. Хороший, плохой, но любимый?

− Да, но его-то я как раз принимала таким, какой есть. Я не настолько принимала В., скорее.

− Да, я это понял.
− Да, я все равно еще возьму собаку.
− Конечно, возьмете.
− Только теперь будут две разные собаки, не буду их объединять так.
− То есть, порода та же, но собаки разные?
− Я поняла в чем ошибка, да!
− А самоеды − это не ваши собаки?
− Нет, другие совсем они!
− Нет, я только в чау понимаю.
− Нет, оно и больше.
− Ваши больше самоедов?
− Конечно, намного. Мы Т. не могли вдвоем поднять.
− Ничего себе. Ваш муж не работает?
− Нет.
− Он поэтому варит?
− Нет, я варю.
− Вы еще и кашеварите!
− Ну он следит за собаками, когда он дома, он давно не работает.
− Хорошо, ладно. Вы сейчас поняли. Что еще можно вынести вам, М.С.  из этой сессии, из этого восхитительного такого интересного воплощения Олма?

− Много чего можно вынести, в том числе и отношения. В плане отношений.

Смотрите, осознавайте, переведите на уровень психики. Сможете потом этим пользоваться?

Да.
Хорошо. Мы можем на этом уже сегодня заканчивать?
Да.
− Отлично. Тогда поблагодарите, пожалуйста, Олма, супер какое интересное воплощение. Поблагодарите своих псов, В. и Т.. Кто погиб? − Т..

− Поблагодарите, что он пришел, поблагодарите, что он открыл вам очень интересные вещи, глубинные, тайные. Что вроде друзья наши меньшие, а мы все равноправны, равнозначны на уровне Души друг для друга.

− И всех надо уважать!

− Да, даже если враг, то все равно с уважением относиться, если друг − то же самое, с уважением! Хорошо. Еще очень интересная штука, что драконы не умирают, как все остальные, они в полуготовном состоянии.

− Да, чтобы быстро прийти, если что-то нужно. Но это удивительное состояние!

− И я сейчас хочу еще одну штучку попросить. Спросите у этого Пространства. спросите у Олма, можете вы через его Душу, через его энергию наладить какие-то отношения, так, чтобы никто не знал, с драконами, которые есть вокруг вас?

− И не только!
− В смысле – «и не только»?
− Душа дракона − это большая сила, через неё можно налаживать отношения и с растениями, и с животными!
− Да, хоть с кем, просто я хочу, чтобы вы, М.С., наладили какие-то отношения с драконом. Там же у вас где-то есть наверняка, просто они хорошо прячутся. Или я несу дурь. Если дурь − я молчу.

− Это нельзя делать часто, но можно.

− То есть, если вам надо будет вдруг срочно помощь, вы можете обратиться, через Олма?

− Да, только это очень нечасто!

− Ну да. Ну вот вы поняли и всё, это не значит, что вы сейчас вышли, пошли семечки пощелкать на крыльце, в пальцы свистнула − он подлетел, как Сивка-бурка − нет. И обычно вы будете приглашать их не тогда, когда вам хорошо и хочется петь и плясать, а когда спокойно и тихо на Душе!

− Ну да. Ну очень ценно это зеркало, большой глаз, это самое ценное! − Да. Ну вы уже научились!
− Я прочувствовала и увидела, учиться надо будет все равно.
− Ну научитесь! Хорошо. Тогда поблагодарите еще раз всех. Поблагодарите свое Бессознательное, которое дало такое роскошное воплощение и возвращайтесь в тело, которое тут на диванчике. Ногами пошевелите, руками пошевелите. И теперь снимайте очки.

− Да, было ощущение, что вообще кромешная темень!
− Кто вы, Олм? Как вы себя чувствуете?
− Огорошена чуть-чуть!
− Да, я чувствую, что вы должны быть огорошены, потому что такое, конечно, придумать нельзя!
− Ну ощущения, конечно, необыкновенные такие! − Хорошо, спасибо. Работали час с копейками.
− Ничего себе. Мне казалось несколько минут!

Сессию провёл П.С. Гынгазов.
Сессию транскрибировала А.Н. Лисицына.

 

Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Вероники / Белая Сущность / Подселенец»

Л. Жизнь Вероники, Белой сущности, работа с подселенцем.

Красногорск, 5.12.2023

Е. или Л., как я могу вас называть?
Л. можно.
− Хорошо. Л., когда мы закрываем глаза, мы видим какой-то фон закрытых глаз - однородность, неоднородность, подвижность-неподвижность, цвет, консистенция − опишите мне, как у вас?

− У меня такой очень беленький в точечках, которые бегают везде. Не черные, а именно как рябь, как телевизор, получается. Когда не работает и рябь белая. И они бегают и очередная точка, я её вижу, потом она куда-то исчезает...

− То есть, это достаточно мелкие точки?

− Маленькие, да. Они, как-то мне кажется, бегают и сливаются в полосочки, прям рябь...

− И по ощущениям, когда вы смотрите на это, почувствуйте — это пространство, оно ограниченное или безграничное?

− Мне кажется, оно не ограниченное, или я просто его не вижу.
− По ощущениям?
− По ощущениям да, если бы я могла повернуться, посмотреть налево, направо

− там было бы то же самое.
− То есть, вы можете там передвигаться, если захотите, в этом пространстве?
− Да, могу!
− Хорошо. То есть, получается, эта рябь − она белая на темном, или на черном? − Ну не совсем черный.
− Серый?
− Не серый, а какой-то темно-темно-синий, что-то такое, мне кажется, не черный, разбавленный черный.

− Хорошо.

− Когда дольше глаза держишь, там уже проявляется какой-то цвет.

− И какой это цвет? Рассказывайте, когда дольше в это всматриваешься, что про- является?

− Не знаю, как красноватый, что ли, розовато-красноватый, как полосочки.
− На вот этом темно-синем, или уже розовато-красноватый?
− Вот та рябь беленькая остается на темном и ещё добавляются как мазочки, что-то такое? Хорошо. А посмотрите, пожалуйста, когда вы смотрите за эту рябь, за эти мазочки − вы можете туда, вглубь посмотреть, нырнуть туда вниманием?

− Я пробую, но пока ничего не вижу...

− А вот у вас ассоциации, когда вы смотрите вот на это розовато-красноватое, ассоциации с чем возникают? Может, с каким-то временем года или с каким-то време- нем суток?

− С весной или с каким-то закатом, с солнцем, наверное... − С закатом солнца?
− Да, как лучи от солнца откуда-то появляются.
− И именно весной, да?

− Ну мне почему-то кажется, что это какая-то весна или начало лета.
− Достаточно тепло?
− Не осень, не зима, да, достаточно тепло, потому что они очень тёплые!
− Эти лучи на закате − они очень теплые?
− Да и мне кажется, что они тоже проявляются и на этом фоне как будто становится теплее.
− Хорошо, а почувствуйте, пожалуйста, что еще вокруг? Есть это тепло, конец весны − начало лета, закат. Что еще есть вокруг по ощущениям, а может, образы будете видеть, не знаю. Как у вас это?

− Не знаю, если честно, ничего. Море, почему-то волны какие-то появились...
− Оно перед вами, справа, слева?
− Передо мной, как волной. Потому что белые такие появились, как волнообраз-ные полоски, они именно закрученные такие. − Ассоциация с морем?

− Да, мне показалось, что это какая-то волна, пена...

− То есть, тогда получается, что волны сильные или не очень, если пена образу- ется?

− Они не сильные, как возле берега, когда они приходят.
− То пена возникает?
− Да.
− А посмотрите на это море, когда вы стоите и смотрите на море − какое сейчас ощущение у вас? Море, закат, начало лета или конец весны.
− Не знаю, смотрю стою...
− Хорошо, стою смотрю. Есть рядом какая-то растительность, почувствуйте?
− Нет, песок.
− Песок теплый?
− Да, ну такой, охлаждающий.
− Ну, потому что закат, дело к закату?
− Да, уже вечер.
− Хорошо. А теперь почувствуйте, увидеть мы со стороны не можем. Почув-ствуйте, пожалуйста, тело, которое стоит на песке. Вот вы знаете тело Л., вот это чем- то отличается? Больше, меньше, мужское или такое же женское? Ощущайте. Видеть мы не можем со стороны, почувствуйте. Ну в принципе, ноги можем мы увидеть, боль- шие, маленькие?

− Женские.
− Ноги женские, хорошо. Кожа светлая, темная? − Кажется, светлая. Женская, легкая.
− То есть, стройная достаточно получается?

− Да, платье какое-то, легкая какая-то одежда.
− Хорошо. Почувствуйте, возраст какой?
− Молодая, молодость какая-то, энергии много, что-то такое...
− Волосы длинные, короткие у вас?
− Короткие, кажется...
− Ну вы же знаете, там волосы какие на вашей голове − короткие или длинные, темные, светлые? 

− Темные.

− Хорошо. А вот молодость, энергия − это какой возраст? Цифры - первое, что приходят?

− Двадцать.

− Хорошо. Молодость, энергия, что вы делаете у моря, на песочке? Отдыхаете, наблюдаете закат или кого-то ждете, какие ощущения?

− Не знаю, просто гуляю, волны, ножки голые, закат встречаю, закат красивый. Как будто просто гулять пришла...

− Хорошо. То есть, состояние комфортное?
− Да, очень хорошо, какое-то счастливое!
− Понятно, хорошо. А скажите, пожалуйста, вы далеко от этого места живете? − Нет, рядом, дом как будто есть рядом.
− Рядом с морем? А что это за место на Земле, какая страна? Первое, что прихо-дит.
− Австралия, не знаю...

− Хорошо, Австралия. Где-то недалеко ваш дом от моря, а имя − первое, что при- ходит?

− Вероника.
− Хорошо. Я вас так буду называть, если не будет ложиться, скажете, хорошо?

− Да.
− Вероника, скажите, пожалуйста, вот ваш дом, он недалеко где-то, какая ваша семья, или вы одна живете? − С родителями.

− Хорошо, а братья и сестры есть?
− Да. Кажется, большая семья, много.
− Большая у вас семья?
− Да, много братьев и сестер, я самая старшая.
− Хорошо. Опишите ваш дом. И дом-то, наверное, не маленький, раз вас много?

− Дом небольшой.
− Но вы там все чудесно помещаетесь?
− Да, но места мало, дом небольшой, деревянный, на подъеме каком-то или склоне, холме стоит, на возвышении над чём-то.
− То есть, из ваших окон видно море?
− Да. Он прям недалеко от берега и лесенка какая-то есть, туда поднимаешься и там дом.

− Хорошо. Сколько у вас братьев, сестер? Папа, мама, семья большая, вы ска- зали.

− Папа, мама, но они старенькие, мне кажется, ну не мама, а папа старенький. − Мама помладше?
− Мама кажется да, помоложе.
− А братья, сестры ваши − сколько их у вас?

− Два брата и сестра.
− И вы прям погодки, наверное, или большая разница?
− Да, небольшая.
− То есть, семья дружная, раз вы такая счастливая, наверное, все у вас там в по-рядке или как?
− Да, но мы бедные, что ли, мне кажется, что поэтому...
− Это та нужда, которая напрягает?
− Нет, это, кстати, не напрягает, все такие счастливые и дружные. Папа только как будто болеет, что ли. Он старенький, мне кажется, что он чем-то болеет. Может, он не такой старенький, мне так кажется, потому что он больной.

− Хорошо. А вот скажите, рядом там тоже есть какие-то дома, и все примерно так живут, как вы говорите, с ограничениями?

− Ну тут рядом нет соседей, дом отдельно стоит.
− Но при этом вы счастливо живете, всё комфортно?
− Да, но мне как будто хочется уехать.
− Вы уже готовы к свершениям?
− Да, мне хочется уехать!
− Хорошо, мы обязательно посмотрим, куда вы там уедете. Давайте сейчас по-смотрим некоторые моменты. Какие это года или век, первое, что приходит.

− Это не очень далеко.

− Ну цифра приходит какая-то?
− Не знаю, восьмидесятый.
− Тысяча восьмисотый, тысяча девятисотый − пока непонятно?
− Как будто восьмидесятые года.
− Хорошо, мы посмотрим. А если век − какой? Приходит цифра?
− XIX-й.
− Ну если XIX-й, тогда тысяча восемьсот. Хорошо, ну мы еще проверить сможем.

- Вероника, скажите, пожалуйста, по ощущениям, вы все дружно живете, между папой, мамой и вами?

− Мне так кажется, у меня такое ощущение от своей семьи!

− Хорошо, а посмотрите, пожалуйста, ваши пять лет. Как вы себя ощущаете, как вы растете? Все также комфортно, папа, мама любят?

− В пять лет почему-то представляю себя тоже на этом берегу, только погода плохая.

− Ну может быть, там, наверное, не всегда солнце светит. Дождик?

− Плохая какая-то погода. Дождик, тучи и я почему-то все равно на этом берегу сижу, грущу. Мне почему-то не очень...

− Хорошо. А почему грустите, давайте посмотрим, что там? Родители что-то ска- зали или у вас там философская грусть какая-нибудь, в ваши-то пять лет? Вы сидите на берегу и грустите?

− Да, мне кажется, я убежала, а никто не ищет...

− А давайте вернемся, час назад или два часа назад, когда что-то такое, что вас сделало грустной. Что на вас повлияло, какое событие?

− Родители ругались.
− Они между собой ругались?
− Да, я просто ушла.
− Понятно, вам это не понравилось.
− Да, они что-то ругались, я просто ушла и этого никто не заметил.
− Ну они заняты важным делом. То есть, в связи с этим ваша грусть, да?
− Там дети маленькие.
− Ваши братики и сестрички.
− Да, плачут...
− Ну, потому что слышат, как родители ругаются?
− Да, может быть.
− Иногда, наверное, это случается. Скажите пожалуйста, а по отношению к вам как родители относятся? Как относится мама, как относится папа, в младшем таком возрасте. Четыре-пять-шесть?

− Нормально, мне просто кажется, что я всё время одна, я себя всё время на этом берегу представляю.

− То есть, часто уходите на берег?

− Да и как-то мне от этого грустно. Они меня любят, но мне всё время кажется, что я не нужна. Всех много...

− Да, посмотрите, пожалуйста, каков быт. У вас там много денег нет, никаких нянек, никого. Наверное, всё это надо как-то обслуживать − дом, детей?
− Ну я маме помогаю всё время. На мне ответственность большая.

− С детками помогать с младшими?
− С детками, да.
− Нравится вам помогать маме или через «не хочу»?
− Хочется что-то другое, мне одиноко. Нет, я братьев и сестер люблю, но мне хочется влюбляться, это я уже старше, мне лет шестнадцать.
− Это вы уже постарше, перескочили. Ну и в шестнадцать все равно маме помо- гаете?
− Да, я помогаю, готовлю что-то, а мне хочется куда-то уходить, не хочется дома быть...
− Но при этом вы понимаете, что отношения в семье хорошие, но все равно ис- пытываете это одиночество? − Да.

− Но вы знаете, что папа и мама вас любят?

− Да, вроде всё хорошо, но я почему-то все время отстраненно от всех себя чув- ствую...

− А по какой причине, как вы ощущаете это?
− Не знаю, я какая-то другая, что ли...
− Вы считаете себя другой, отличной от них, да?
− Да, у них у всех не возникает никаких сомнений по поводу жизни, все нравится, все устраивает, а меня одну ничего не устраивает!
− Ничего не устраивает, или не устраивает что-то конкретное?
− Кажется, что мне все говорят, что это самое важное, а мне кажется, что есть что-то ещё!
− А что это - самое важное? Как вам говорят?
− Семья и дети.
− А вам кажется, что есть что-то важнее?
− Да!
− И вы, в связи с этим, что-то предпринимаете, что-то изучаете, наблюдаете?
− Я только хочу уехать или убежать!
− То есть, у вас есть какая-то тяга куда-то уехать, убежать.
− Да!
− И не потому, что вам там как-то дискомфортно, а потому что вы ищете что-то ещё?
− Да.

− А вот давайте сейчас один интересный моментик посмотрим, давайте вернемся в ваше рождение, Вероника. Посмотрим?

− Да.

− Давайте посвятим небольшое время этому. Когда вас зачали папа с мамой, что это было? Это любовь, обыденность, страсть, насилие?

− У них, кажется, не было какой-то страсти большой, сильной, как-то у них всё было спокойно.

− То есть, обыденность?
− Да, как-то обыденно, хотя они были молодые.
− Они любили друг друга в тот момент?
− Они как-то как друзья, которые решили создать семью, что-то такое...
− Все спокойно?
− Да, у них было все спокойно, они друг другу подходили и решили, что можно уже создавать семью.
− То есть, момент вашего зачатия тоже достаточно спокойный был?
− Да, как-то спокойно, мне кажется, что они даже приняли решение, что им ну-жен ребенок...
− Хорошо. А смотрите, ваша Душа, когда она решает воплотиться, к чему она прикрепляется − к сперматозоиду или к яйцеклетке? Первое, что приходит. − К яйцеклетке.

− Хорошо. И посмотрите, пожалуйста, а почему к яйцеклетке, есть понимание, ощущение сейчас?

− Не знаю, как будто я же женщина!

− Хорошо. А как вы относитесь к сперматозоиду, который оплодотворяет яйце- клетку?

− Которая моя Душа?

− Благодаря которому произойдет процесс, когда ваша Душа появится и прикре- пится. Как вы относитесь к сперматозоиду, их же там огромное количество и какой-то оплодотворяет яйцеклетку.

− Не знаю, он меня смешит, он какой-то веселый, бежит!

− И это смешно? А вот на этот процесс, когда идет соединение яйцеклетки и сперматозоида − как по ощущениям вам этот процесс, тоже весело?

− Не то, чтобы весело, ну как пришел, удовлетворил.
− То есть, с принятием? Не то что – «пошёл вон отсюда!»?
− Ну как-то пришёл, а хотелось бы, чтобы это было не так, не просто...
− А это было просто?
− Да. Чего-то волшебного не произошло. Он просто пришёл.
− А посмотрите, пожалуйста, как матка вас принимает?
− Хорошо, она меня принимает, тепло, хорошо, как обнимает − такое ощущение! − Хорошо, прекрасно. Скажите пожалуйста, с какой целью Душа Вероники, идет в это воплощение? Первое, что приходит. Чтобы что?
− Принять материнство - найти в этом какой-то смысл!
− Хорошо, мы посмотрим дальше. А вот смотрите, в какой-то момент, когда вы там развиваетесь в животике, мама в какой-то момент осознает, что она не одна уже, что вы у неё в животике. Как она реагирует на это?

− Она не удивлена.
− То есть настолько она уверена была, они там с папой решили.
− Да, что-то такое, она не очень удивлена. Рассказывает папе.
− У папы какая реакция?
− Спокойная, не то, чтобы он прям очень рад или еще что-то такое...
− Как должное?
− Ну как бы хорошо. Какая-то кухня, деревянный стол, они садятся и что-то об- суждают.
− На эту тему?

− Да, как-то у них очень спокойно это всё!

− А вот дальше вы развиваетесь в животике, животик растет, мама, папа гладят животик?

− Мама да.
− Общается даже с вами?
− Мама да, песни поет.
− Классно. Вы же это слышите? − Да!

− Как оно вам?
− Я прям даже вижу, как она животик гладит и на море ходит.
− Вот откуда у вас привычка такая?
− Да, наверное! На море ходит, живот гладит.
− И как вам от этого, когда на море ходит и живот гладит?
− Мне хорошо, спокойно, я маму люблю!
− Прекрасно. А папа гладит животик иногда? Бывает такое?
− Папа нет, не разговаривает. Он просто есть, они с мамой в хороших отноше- ниях. Он может её за плечо потрогать, за ручку взять, в щечку поцеловать, а мне он не говорит.

− Хорошо. А скажите, пожалуйста, вот в какой-то момент, приходит время, и вы решаете рождаться − как вы это понимаете, какие ваши ощущения?

− Когда мне пора рождаться?

− Ну когда-то же вы рождаетесь, какой-то момент приходит, девять месяцев бе- ременности и что это за ощущения, когда вы понимаете, что вам надо рождаться?

− Как будто меня выгоняют оттуда. − Прям негативно так выгоняют?
− Ну выталкивают, говорят «всё!». − Пора?

− Как будто все сжимается.
− Ну вы готовы?
− Мне и интересно, и не хочется.
− И там было хорошо?
− Да, там было тепло. Мне кажется, что маме больно очень становится. Мне нужно выходить, потому что ей больно!
− То есть больше у мамы процессы, да?
− Да, я как будто чувствую, что ей очень плохо и ей больно и надо скорее выхо- дить. Потому что, как будто всё сжимается, такое впечатление и что выталкивается как-то.

− Хорошо. Вы головкой выходите, классически?
− Да, головкой.
− А где мама рожает, дома или где-то специальное место или дома ей кто-то по- могает?
− Мне кажется, это какая-то дорога, куда-то мы едем, что ли...
− Прям в дороге?
− Ну я еще не рожаюсь, но в дороге это все начинается.
− Ну мама-то успевает доехать?
− Мама едет, ей больно. Да, мы куда-то доезжаем, только не в больницу, а к ка- кой-то женщине, что ли. Какой-то дом в городе.
− Все успешно, успеваете, мама комфортно рожает?
− Да, на каких-то белых простынях, какой-то там диванчик, что ли, топчан − что- то такое. Простыни накиданы.

− Хорошо. И вот вы появились, вы родились. Сразу закричали?
− Нет.
− А как? Вам помогли там немножечко, по спинке, по попке, как это было?
− Да, перевернули и постучали.
− И как это для вас, первый крик?
− Это тихо.
− Спокойно?
− Ну да, как-то я не особо кричала сильно...
− Хорошо. Вас сразу прикладывают маме к груди?
− Нет, почему-то долго держат на руках, что-то делают. Но пуповину не отрезают и к маме не прикладывают.
− Ну в какой-то момент пуповину должны были отрезать?
− Ну в какой-то момент да, почему-то этого не вижу.
− Ну а ваше состояние как, вы рады, что вы родились?
− Я что-то вообще ничего не понимаю...
− Понятно. А найдите тот момент, когда вас прикладывают, или мама сама вас прикладывает к груди. Она вас кормит вообще грудью?
− Я прям не помню этого. Мне кажется, она ко мне уже подходит в какой-то другой одежде и как будто она уже прихорошившаяся, не только что рожавшая. − И какие чувства у неё к вам?
− Любовь, доброта, я ей нравлюсь!
− А она вам?

− Она мне нравится, но она почему-то меня на ручки не берёт. Мне хочется, чтобы она меня к себе прижала, но почему-то не берёт. Я лежу, запеленали меня.

− Может, там какие-то установки, какие-то порядки свои, другие?

− Не знаю, я лежу в кроватке с низкими стенками, не очень высокие. Она на меня смотрит и не берёт!

− А найдите тот момент, когда она держит вас на руках и кормит грудью, может, это не в этот момент, а на следующий день или вообще через сколько-то дней прошло, когда вы уже дома.

− Это мы уже, получается, дома.
− Кормит она вас грудью?
− Кажется, нет.
− Ну вы можете это все там понимать?
− Да, к груди не прикладывает. Она в одежде, каких-то платьях. − То есть, вас кормят из какой-то бутылочки?

− Да, бутылочка, какая-то ложечка даже. Мне хочется тепла маминого тела.
− Быть прижатой к маме, да?
− Да!
− А посмотрите, почему она вас не прикладывает − что это, от неё зависит или тогда так не делали, или с чем это связано?

− Мне кажется, не знали, что делать, то ли ей кто-то сказал, что это необяза- тельно.

− Необязательно кормить грудью?

− Да, что-то такое. Как будто она меня родила, молока у неё нет, она просто ре- бенка получила, такое ощущение. Как будто ей выдали его откуда-то. Какое-то такое ощущение, что так кормить почему-то, не кормит, не прикладывает. Как будто соеди- нения нет! Разъединили и всё! А еще мне не нравится, что она все время в этом платье, как бархатное, какое-то неприятное для меня!

− Вам хочется объединиться с мамой, чтобы она вас прижала к себе?
− Да, очень хочется!
− Но получается, что мама не то, чтобы этого не хочет, она как будто бы этого не понимает?
− Да, она как будто бы не знает. Потому что она с любовью ко мне, держит меня с любовью!
− То есть, на руках она вас держит?
− Да, держит, говорит что-то мне хорошее! Она готова заботиться.
− То есть, получается, что вам не хватает именно кормления грудью, вот этого единения с мамой?
− Да, кормления грудью или просто прижать к маминому телу теплому!
− Ну без одежды?
− Да!
− Интересный момент! Да, осознайте это, что происходит, когда мама кормит, почему вам так хочется, чтобы мама кормила грудью и прильнуть к ней, что это дает вам - ребенку?

− Какое-то соединение с мамой...

− Которое что дает ребенку в перспективе, это единение через грудное вскарм- ливание?

− Любовь, энергию, что-то такое, материнское!
− То есть, так закладывается материнская любовь?
− Безопасность. Как - будто когда не могу дотронуться до мамы ничем − мне очень тревожно!
− То есть, когда нет контакта тела физического с физическим, это как-то лишает безопасности, да?
− Да, мне как-то очень, как-то небезопасно, но мне этого так хочется, потому что это мне кажется для меня самым правильным! − И самым важным?

− Да! И мне это не дают, я не понимаю, почему.

− Ну сейчас-то вы когда смотрите эту ситуацию, вы понимаете, что мама просто не в курсе, просто не знает, что это так важно!

− Да, она не специально это делает, это не предлог, просто она не знает!

− И посмотрите тот момент, вы в какой-то момент же смиряетесь с этим или про- сто это забывается?

−  Я уже старше...

−  Старше — это сколько?

−  Не знаю, года два, мне кажется, в игрушки какие-то играю на полу.

−  А вот это ощущение − года два − это ощущение осталось, какой-то незащищенности?

−  Одиноко мне уже!

−  Это с этим могло быть связано, с этой не соединенностью с мамой?

−  Да, может быть, как-то одиноко стало...

−  То есть вы можете видеть эту связь − тогда не было этого единения, которого
вы так хотели, оно уже в годика два вами ощущается как одиночество?
− Да, мне уже одиноко. Со мной никто не играет, почему-то я одна. Мама вроде
есть, но она чем-то занимается, не играет.
− Может она не знает, что это нужно для того, чтобы ребенок развивался?
− Да, кажется, что она просто не знает. Она уже беременная.
− Ну да, уже следующий ребенок.
− Она больше лежит, сидит, ей уже тяжело со мной играть. Ни поднимать она
меня не может, а я спокойная очень, я уже не плачу...
− Вы уже смирились со всем этим − на руки не берут, молока не дают?
− Мне кажется, какое-то такое смирение, что ли − ну ладно... Какая-то удобная,
что ли, я. Я не плачу, играю сама с собой.
− То есть, получается, вы сами приняли это решение − быть такой, потому что
увидели, что не получается иначе? Или это само собой происходит? Что вы такая удоб- ная, не плачете. Или вы ради мамы это делаете?
− Мне кажется, это так получилось, и я поэтому это уже приняла и как будто хотелось быть удобной, тише, незаметнее, не приносить никаких неудобств!
− То есть, вы это делаете, решили быть удобной для папы и мамы или для себя?
− Для мамы! Потому что кажется, что я изначально была такая спокойная и не могла как-то, я ещё маленькая совсем, представляю на ручках и мне хотелось ей как будто сказать, что «хочется тепла!», но я не могла это сделать. Я не кричала, не пла- кала, какая-то была изначально спокойная.
− Вы понимали, что не можете это как-то донести, пока еще маленькая?
− Ну да и как-то я была спокойной и потом мне уже казалось, что я не могу как- то выражать по-другому свои нужды.
− То есть, вы научились замалчивать все это, да?
− Да!
− А папа тоже на руки не брал?
− Папа вообще отсутствовал, я его даже не помню, когда была маленькая. − Ну он по причине чего отсутствовал, работал?
− Как будто да, я слышала его, присутствие было, но как-то за дверью, что ли.
− Хорошо, посмотрите тогда дальше, вот эти шестнадцать лет, ваше чувство оди- ночества − это оно, которое сохранилось, и вам хочется куда-то убежать, уйти, помните, вы говорили?

− Да, похоже...
− Вами движет это чувство одиночества?
− Одиноко, да! Одиноко и я чувствую, как будто «я не очень нужна», что ли.
− В этом доме, да? Хотя все, казалось бы, хорошо.
− Так-то всё хорошо, мы все дружные, меня там любят, но я там не особо нужна, не особо меня замечают.
− А на каком моменте зарождается, помните, вы говорили, что «не как все», ко-гда зарождаются эти мысли, что не семья − самое главное − семья, дети, а что-то ещё важное — это когда зарождается? Это благодаря этому одиночеству и когда?

− А я просто же все время одна, и я себя вижу, где-то мне может шесть или пять, я все время одна, гуляю, что-то делаю, какие-то животные, собаки, я гуляю и мне по- чему-тохочетсясэтойсобакойубежать. Да,япрямодна-одна!Мнекажется,какбудто я случайно в этот дом попала!

− Вот смотрите, вот это ваше чувство одиночества, которое достаточно давно зародилось, когда вы еще маленькой были. Давайте по этому чувству одиночества пе- реместимся в то воплощение, когда оно в первый раз возникло. Какие образы приходит, первое, что приходит?

− Не знаю, какие-то светящиеся фигуры вижу.
− Где светящиеся фигуры?
− В какой-то темноте.
− Светящиеся фигуры, которые что, передвигаются, летают?
− Да, как звездочки, темно, вспыхивают и погасают и светящиеся фигуры, как-будто их обводной так, фломастером рисуют светящимся, раз − и они исчезают...
− А вы это видите в Пространстве или где-то просто перед собой, на уровне глаз или в каком-то пространстве? Где-то стоите, сидите, лежите?
− Нет, это просто Пространство пустое. Оно не пустое, оно наполненное, но там ничего другого нет.
− А почувствуйте свою форму в этом Пространстве − вы висите, сидите, лежите, бежите? По ощущениям.
− Лечу, не лечу − какое то, просто как энергия, как облако, это что-то бесфор- менное...
− Хорошо. А можете сейчас, вот эта энергия, вернуться в то тело, из которого вышла эта энергия? Первое, что приходит!
− Не могу как будто никуда, я именно в этом пространстве и больше никуда не могу как будто.
− Вы в нем двигаться можете?
− Двигаться могу, но как будто ограниченное.
− Как будто это Пространство ограниченное.
− Да, что-то есть, какое-то ограничение.
− А какое, например? Два на два, десять на десять метров, километров?

− Нет, оно очень большое, но для меня это расстояние как будто не очень важно, но оно есть!

− Но есть ограничения?
− Есть ограничения, да, как будто я не могу выбраться...
− А когда вы находитесь в таком ограниченном пространстве, что ощущаете?
− Очень хочется выбраться, потому что я шире, у меня такое впечатление, что это какая-то тюрьма, меня туда заточили. Я очень-очень широкая, большая и мне прям узко и тяжело, капсула какая-то!

− Вы как капсула?
− Нет, тюрьма как капсула!
− А почувствуйте, пожалуйста, себя, свою оболочку, заточенную в эту капсулу-тюрьму. То есть, вы как энергия или все-таки есть какая-то форма определенная? Или она такая меняющаяся, как просто сгусток энергии?

− Кажется, я могу любую форму принимать.
− Но из этой капсулы-тюрьмы вы деться никуда не можете?
− Нет, не могу... И я как будто расширяюсь до пределов, могу это сделать, быть полностью во всей этой капсуле, чувствую границы и всё, и сужаюсь.
− То есть, вы чувствуете, как будто вас туда заточили?
− Да, как будто это прям заточение. У меня так всё горит внутри, мне так хочется отсюда выбраться почему-то.
− А давайте переместимся на столько времени назад, когда вас туда ещё не зато- чили, где вы находились до заточения? Вы где-то находились до заточения, перед тем как вас туда заточили, где вы, кто вы, что вы делаете?

− Какая-то светлая фигурка, сияет.
− Опишите свою форму.
− Очень высокая, очень-очень высокая и светлая, белая, какие-то воздушные одежды. Трава зелёная, она такая блестит, очень зелёная. − Вы на ней стоите?

− Да. Очень яркая, красивая трава и я стою, но я не босиком, ноги у меня есть, но...

− Вы как будто бы «над» немножко?

− Как будто внутри земли, травы, как будто вместе с ней. Я не над ней, не стою на ней, а прямо...

− Утопаете немножко в ней?
− Утопаю, как растворяюсь, наверное.
− Прекрасно. А есть у вас пол или у такой вас нет пола?
− Нет, не знаю.
− А вы говорите − очень высокая фигура, форма ваша — это сколько метров или может даже больше, чем метров?
− Я даже не знаю, какое расстояние может быть. Просто со сравнением, что там есть кто-то ниже.

− Есть такие же, как вы?
− Есть.
− А те, которые ниже, они такие же, как вы, просто ниже или у них другая при- рода?
− Нет, они вообще просто, у меня есть какой-то облик, а у них нет, они маленькие пузырики, шарики, они как сгусточки энергии маленькие.
− Хорошо, а у вас есть форма? Эта форма на какую похожа? На известную нам форму человека или нет, или как-то иначе? Голова, руки, ноги?
− Да, это похоже на человека...
− И получается, что там много таких, как вы и вы не делитесь на мужскую энер- гию и женскую энергию, вы одинаковые?
− На мужчин и женщин нет? Кажется, что я могу руки создавать, а могу их уби- рать, как будто их нет. Я могу выставить руки человеческие, могу пальцы длинные сделать, они улетают куда-то...

− То есть, вы можете полностью управлять своей оболочкой?
− Да, это как облако!
− Которое принимает форму, которую хочет?
− Да, которую можно расширить, можно сузить. Я как высокая в одеяниях летя- щих белых...
− А кто-то другой, такие же, как вы − они в одеяниях другого цвета?
− У них, кажется, другие какие-то цвета.
− Это цвета, которые вы можете менять или это как одежда прям, или вы это сотворяете?
− Я не могу цвет менять!
− И они не могут менять?
− Мне кажется, нет. Но я точно не могу.
− А в чем отличие этих цветов, это качества ваши какие-то?
− Мне кажется, да.
− О чем это говорит? Вот вы белая, значит, вы какая? Понятно, что без пола, но как-то нам надо говорить.
− У каждого да, свои качества.
− И от этого зависит цвет?
− Да. Мне кажется, какая-то мудрость или что-то такое...
− То есть, белое − это про мудрость?
− Кажется, что я даже важнее, что ли, некоторых.
− То есть, вы олицетворяете мудрость собой?
− Да, потому что есть зеленые, зеленых много вижу.
− Это про что, «зеленые»?
− Они про любовь.
− Хорошо, отлично. А вас как-то называют, вы как-то друг друга называете? Есть у вас что-то типа имени, может, звук какой-то или нет?
− Нет, кажется, нет там, мы вообще не разговариваем.

− Хорошо, а как вы общаетесь?
− Да, просто.
− Мыслями?
− Да, все друг друга понимают!
− А скажите, пожалуйста, какая это планета − первое, что приходит. − Не знаю, ничего не приходит, не могу назвать.

− Но это не Земля?
− Нет, не Земля!
− Хорошо. А немножко опишите тогда. Вот там есть трава, которая зеленая. Или не зеленая?
− Да, трава зеленая, очень яркая!
− А небо какое?
− Светлое, очень светлое.
− В белых тонах, получается?
− Все вообще разноцветное, какие-то радуги, что ли, много их и не солнце, над головой много всяких планет, много солнц, много лун − все как-то подряд. Небо свет- лое за счет света этих звезд очень близко!

− Хорошо. Скажите, пожалуйста, как вы там живете вообще, это дружественная планета, там все хорошо у вас? В чем суть вашего существования на этой планете?

− Там все знают свои задачи!
− Каждый приходит с какой-то своей задачей?
− Да, эти цвета — это тоже очень важно почему-то, потому что у каждого цвет своей задачи, в каких-то определенных работают местах, что ли. У каждого есть свои задачи.

−  Задачи, связанные с вашей планетой или не только?

−  Нет, не только!

−  Вы говорите: каждый из вас, у него задачи, он работает где-то?

−  Мы там живем, но мы решаем очень много всяких вопросов.

−  И на других планетах тоже?

−  И на других тоже!

−  А вы на каких планетах, на одной или на нескольких решаете ваши задачи?

−  Я на многих. И ко мне все приходят.

−  Кто все, с вашей планеты?

−  Не только. Иногда бывает и с других, и они ко мне приходят за ответами, что
ли.

−  За советами?

−  За советами-ответами, я что-то им даю всё время. То есть, я знаю больше всех.

−  Вы там самая важная?

−  Не самая важная.

−  А как это описать?

−  Нас таких там несколько на этой планете.

−  И вы все в белом?

− Мы в белом, да!
− И ваши функции какие? Поподробнее, пожалуйста!
− Кажется, мы распределяем всех на задания, подсказываем. Я прям представ-ляю, как будто мы подталкиваем всех остальных... Куда-то надо им идти...
− Получается, что вы даёте направление другим?
− Да, мы даже не сидим, не обсуждаем, мы просто знаем, куда им нужно свою энергию деть. Мы подталкиваем их куда-то, они куда-то отправляются.
− У них много энергии?
− Да, им нужно её куда-то деть, и мы их отправляем на другие планеты как будто. Потому что на нашей планете они не могут этого сделать!
− На вашей планете, я так понимаю, и так всё хорошо?
− Да и они не могут реализовать это всё, у них очень много, у кого-то сил, у кого-то любви, у кого-то еще чего-то! − Разных качеств?

− Да и они не могут, потому что мы друг с другом не можем менять что-то.

− То есть, получается, что ваша планета − это как центр, откуда вы стартуете для того, чтобы что-то улучшать?

− Да, очень похоже, что это какой-то распределительный центр, что ли и как - будто бы мы не совсем живем. Это не совсем дом, а как, точно, это даже не дом, это как какой-то офис, планета-офис, где мы работаем! Мне кажется, как будто меня сюда отправили на какой-то длительный срок, чтобы я как раз всех распределяла куда-то.

− А дом где?
− А домой мне очень хочется!
− А можете рассказать сейчас, какой ваш дом, переместиться в пространство ва-шего дома, вы же его знаете? Это, получается, другая планета или это в рамках этой же планеты?

− Нет, это не на этой планете.
− На другой?
− Да, в другом месте!
− А можете переместиться туда на некоторое время, что это за пространство ва-шего дома, что это за планета такая? ***

− Там нету зелени, она почему-то очень бесцветная.
− Но тем не менее, вы её любите, вы же хотели домой?
− Да, она как черно-белая, там цвета нет, цветов нет.
− А для чего она, эта планета? Если вы потом работаете на то на той, то на этой что происходит?
− А на этой как будто бы всё зарождается.
− Такие, как вы?
− Да, такие. Там все зарождаются. Она бесцветная и цвета там нету! − То есть, это именно планета, где рождаются такие, как вы?

− Да и цвета им дают в другом месте, а там нету цвета, там только энергия и больше вообще ничего нет...

− А все, которые на той планете − зелёные и других цветов − они тоже на этой планете зародились изначально?

− Нет, не все.
− С разных планет?
− Да, но там есть те, которые тоже с моей. Я их знаю по-другому.
− А вы там достаточно недолго находились на этой планете, где вы зародились? − Недолго. Там вообще долго никто не находится!
− То есть, там функция рождения только происходит?
− Да и как будто там кто-то что-то закладывает, я не знаю...
− Как вы там появляетесь, ну наверное, не папа с мамой там рожают деток? Ка-ким образом вы там появляетесь, есть понимание?
− Как изнутри планеты.
− Как выделяется энергия?
− Что-то такое, как взрывчик. Выброс какой-то энергии. Скрученные спирали, какие-то очень яркие!
− Скрученные спирали − это про одного или про несколько Душ?
− Нет, это одна так появляется. Откуда-то изнутри вспышка, а потом появляется бесцветная прозрачная. Там даже цвета нет, ни белого, никакого. Невидимая и бесформенная. Просто энергия, но я понимаю, что это я!

− Вас кто-то встречает?
− Нет, там никто не встречает.
− То есть, вы появились и достаточно быстро вы перемещаетесь в то место, или? − Нет, мы там учимся управлять формой.
− Своей формой?
− Да. Управлять формой, принимать разные формы. Я почему-то пытаюсь рас- стелиться и расшириться!
− Вас кто-то этому учит, или вы сами, в вас заложено, и вы обучаетесь?
− Нет, никто не учит!
− То есть, это само происходит?
− Мы какое-то время там вообще одни.
− Каждый сам по себе?
− Да. И только потом чувствуется присутствие кого-то ещё.
− Когда вы уже какие-то качества наработали, возможности, способности?
− Да, когда умеешь управлять собой.
− Своей формой?
− Да! Пока ты не умеешь, ты никого там не можешь почувствовать, а когда по- является возможность контролировать свою форму и силу, что ли. В этой энергии чув- ствуются вообще какие-то бестелесные, бесформенные, но все чувствуют что-то от- дельное.

− Себя как отдельную энергию?

− Да. Планета такая пустынная-пустынная, но очень родная!

− То есть у вас теплые чувства, когда вы появились, вы начинаете эксперимен- тировать со своими возможностями, ощущения теплые, хорошие?

− Да, теплые, хорошие! Они не совсем теплые, просто нету никакого негатива, я знаю, что всё правильно. Не чувствую себя счастливо или ещё что-то, а именно что всё, как должно быть, правильно!

− Хорошо.

− Мне почему-то все время хочется расшириться еще больше. Мне кажется, я там такая одна!

−  Одна, которой хочется сильно расшириться?

−  Да. Мне кажется, я пытаюсь растянуться на всю планету, а у меня не получа- ется.

−  Наверное, нужно повзрослеть слегка?

−  Такое ощущение, что все остальные так не растягиваются, так не делают...

−  То есть, вы чувствуете в себе больше сил, можно так сказать?

−  Да, хочется ещё больше чего-то, или я чувствую, что я могу это делать, расширяться.

−  А в какой момент вы ощущаете, что вы к чему-то готовы, когда появляется
какое-то присутствие и начинает вас распределять, что-то делать, что это за момент такой?
− Когда появляется цвет.
− Когда вы научаетесь управлять собой, тогда появляется цвет?
− Да, потом появляется цвет.
− И у вас появился белый?
− Да, как - будто изнутри, как шарик какой-то маленький, комочек светится. Вот
этот свет появляется и уже можно видеть форму. Мы до этого её только ощущаем, а так можем видеть.
− И свою и другую форму, да?
− Да, и другие формы!
− И что происходит, что вы начинаете ощущать, дальше же этот этап происходит,
я так понимаю, когда вас начнут распределять или вы как-то сами?
− Я как-то очень быстро. Мы на этой планете долго не остаемся после того, как есть цвет мы как-то «схлопываемся», что ли. Я не знаю, как это объяснить, как будто сужаемся очень сильно и потом я уже вижу себя на траве.
− И перемещаетесь на другую планету?
− Да. Как будто исчезаешь и появляешься!
− И вот вы когда на этой траве, на этой планете, вы уже четко понимаете свои
функции, свои задачи?
− Нет, не сразу, не в первый момент.
− А что происходит, за счет чего вы научаетесь понимать свои задачи? − Там кто-то есть ещё.
− Кто-то вас направляет?

− Да, мне кажется, кто-то есть, потому что я сначала попадаю и ничего не пони- маю, я просто оглядываюсь и смотрю и потом там кто-то появляется, и я понимаю свою функцию.

− Вот этого кто-то, кто появляется, вы воспринимаете как кого − как учителя, как наставника или еще кого-то?

− Да, как учителя.
− Какое у вас отношение?
− Какое-то уважение, восхищение, он как будто выше, сильнее или светлее!
− А по цвету, кстати, он какой? Вот вы белая, кто-то зеленый, а он какой?
− Они тоже белые, только ярче, какой-то настолько белый, бело-прозрачный, очень светится!
− И это тоже про мудрость или?
− Они тоже выше, они даже выше, чем я была, они какие-то очень большие!
− И их функции − именно распределять эти задачи, обучать вас или ещё какие-то?
− Никто не обучает.

− А как?

− Они просто вкладывают знания, что мы должны делать, и всё. Это происходит очень быстро!

− А смотрите, в вас вкладывают знания, вы их принимаете, впитываете − как вам этот процесс, что вы от этого испытываете?

− Мне кажется, я это всё понимаю, но не совсем. Я понимаю, что у меня есть какая-то роль и какая-то задача, я могу её выполнить, но я не хочу быть ни учителем, ни тем, кто я есть, хочу быть кем-то ещё или что-то еще попробовать. Мне кажется, что я хочу быть и другого цвета, но я понимаю, я могу это все делать!

− А вы можете быть другого цвета, вот вы хотите разные роли попробовать, есть такая возможность?

− Я не знаю, как это делать?
− Но желание есть?
− Да, желание есть, но никто не дает этой возможности! В нас заложено, что я становлюсь белой и я белая, мне кажется, что я пытаюсь, но у меня не получается, я расширяюсь и все, больше ничего...

− Вы такая высокая, выше многих других, ваша форма, белого цвета − такой вам как − в такой форме, в таком цвете, с такими возможностями, с олицетворением муд- рости? Или есть неудовлетворенность?

− Мне кажется, меня перепутали, мне кажется, что я должна быть другого цвета. Я хочу быть и зеленой, и фиолетовой, и красной, я хочу всё собрать понемножку раз- ных цветов, а так нельзя!

− И как это на вас влияет?

− Мне кажется, что я и там себя уже одиноко себя чувствую. Я очень мудрая, я больше знаю, но мне хочется всего остального!

− А вот смотрите, вы мне рассказывали, что на той планете, домашней, где вы образовались, вы говорили: все истинно, все правильно, вам там было комфортно, хо- рошо?

− Да, наверное.

− В какой момент зародилось это ощущение, что там произошло, когда появи- лось это ощущение, что что-то «не то», какая-то «я не такая», не такой формы или не такого цвета? Что за событие такое произошло, где пошло не так?

− Мне кажется, это расширение, и я слишком расширилась и не знаю, как будто я столкнулась с кем-то, что ли. Меня не то, что сбросило, а очень резко, быстро сузи- лась.

− А посмотрите поподробнее, найдите этот момент, что произошло, когда вы по- теряли эту гармонию восприятия себя?

− Что я могла больше, мне казалось, что я могу ещё больше и я не попробовала, мне кажется, я потом перестала пробовать, я не пробую больше расширяться...

− Когда что произошло, какое событие? Поищите это событие, что произошло, что повлияло на вас таким образом, где вы потеряли это ощущение – «все происходит как надо», все правильно, так и должно быть.

− Там что-то темное и густое, какая-то другая энергия...
− Это на той планете материнской или на этой?
− Да, на той, когда я еще только пробовала свои возможности, когда я только форму эту чувствовала, мне сразу хотелось расшириться ещё больше! − И что произошло, откуда взялось это темное?
− Оно где-то там было.
− В Пространстве?

− Да, как будто бы его там не должно было быть. Кажется, просто его никто не заметил или пропустили. Очень темная и очень густая энергия!

− А посмотрите, пожалуйста, сейчас вы можете это заметить и не пропустить, потому что без вашего согласия Души это тёмное не может на вас влиять! Посмотрите, найдите тот момент, когда это тёмное решило к вам присоединиться или еще как-то. Найдите этот момент и предотвратите, вы можете его предотвратить?

− Я не могу прийти к нему, потому что мне стало любопытно, я хотела до него дотронуться, что-то такое?

− То есть, вы его увидели и вам стало любопытно?
− Да, почувствовала, увидела...
− Вы из любопытства захотели его поисследовать, я правильно понимаю?
− Да!
− И сами позволили этому произойти?
− Да, я расширялась и хотела дотянуться.
− И допустили в себя это густое и темное?
− Да, я дотронулась и отдернулась, и начала сужаться, сужаться...
− То есть, посмотрите внутри себя, поищите − это тёмное стало внутри где-то частью вас, раз вы стали сужаться, сужаться?

− Как ожог, остается какой-то след и где-то маленький, я была бесцветная со- всем, тёмное пятнышко осталось, как след. И сейчас я понимаю, почему, когда я стала белой, я знала, что оно у меня есть!

− И как вы к этому относились в тот момент, когда поняли, что оно у вас есть, это темное пятнышко?

− Мне казалось, что как будто бы я не должна, меня не заметили, как будто я самозванец какой-то, потому что я знаю, что у меня есть это темное пятнышко...

− Вы как будто это скрывали?
− Да. Кажется, я боялась, что это всё-таки узнают, но почему-то никто не знал. − То есть вы умело скрывали?
− Я это делала не специально, я сначала не хотела этого делать!
− Или оно само могло в вас так скрыться, это темное пятнышко, чтобы другие не заметили?
− Да, кажется, что оно будто бы скрывалось само.
− Но вы знали, что оно у вас есть?
− Да...
− А желание избавиться от него у вас было, или вам также было интересно дальше, посмотреть, когда внутри было это темное пятнышко?
− Я не хотела избавляться, оно мне тогда не мешало...
− А в какой момент вы осознали, что оно вам мешает? Поищите тот момент!
− Не знаю, как будто какая-то ситуация, что-то такое произошло, как будто мне нужно было что-то проявить, какой-то большой свет, а я не смогла использовать что- то такое. Света у меня не хватало...

− Вы по этой причине оказались в той капсуле, тюрьме?
− Да, в итоге потом это была причина!
− То есть, они, кто-то из них, увидели это тёмное или это произошло автомати-чески, как изоляция какая-то?
− Нет, оно просто потом стало расширяться, и я потеряла над ним контроль.
− И что с вами произошло, когда вы потеряли контроль над собой, вы перестали быть белой?

− Да.

− Какой вы стали?
− Такой же темной.
− И из-за этого произошла изоляция?
− Да. Мне кажется, это что-то разрушается...
− Когда стали этим темным?
− Как переносчик что ли, и на этой планете этого не должно было быть.
− И поэтому вас изолировали?
− Да, меня изолировали в какое-то место, там нет ни времени, ничего. Какое-то время я там должна быть!
− И в тот момент, когда вы были в изоляции, уже вас поместили в изоляцию, вы уже не могли контролировать это темное, которое разрослось в вас?

− Да, в самом начале уже не могла!
− Ну у вас уже появилось желание избавиться от этого?
- Меня как будто разорвало на две части, была половина темная и половина свет- лая, которой я была и, как будто, они обе со мной и включались по отдельности, то одно, то другое.

− То есть, они обе были внутри вас?

− Да, и контролировать я это уже ничего не могла. Эта капсула меня сдерживала, я просто в ней находилась, и сама с собой боролась. Какое-то мучение просто, даже не наказание!

− А посмотрите сейчас, это темное в теле Л. это где-то осталось? − Да, мне кажется, да!
− А вам нужно это темное, Л.?
− Честно говоря, я очень от него устала за все это время!

− Прекрасно. А скажите, пожалуйста, вы готовы с ним расстаться?
− Да!
− Тогда же вам было интересно, вы коснулись и как бы инфицировались, скажем так. Это было ваше желание?
− И ничего не получилось...
− И вы поняли, как вы пострадали от этого, правильно я поняла?
− Да, столько времени прошло!
− А теперь, сейчас в теле Л., это ваша оболочка, это оболочка вашей Души, и она только ваша сейчас. Вы можете поблагодарить это тёмное за полученный опыт, за эти осознавания, попрощаться и попросить оставить вашу оболочку? Потому что она ваша, и это ваша свободная воля, и никто не имеет право кроме вашей Души занимать вашу оболочку. Можете это сделать, готовы сделать это сейчас?

− Не понимаю, почему я не могла этого раньше.

− Потому что, наверное, не видели, забыли, не замечали! Может быть, это от чего-то вас берегло, может, вы что-то должны были осознать.

− Да, я хотела бы попрощаться!

− А вы поняли ту пользу, которую вам это принесло, ваши осознавания, которые произошли за это время? Понятно, что тяжело было, но что-то вы и поняли? Ничего не происходит просто так, осознайте и пользу этого!

− Я посмотрела на всё со всех сторон. Все остальные были светлее, а я была од- новременно и темная, и светлая, что свет был не слишком сильным и мне приходилось с этим бороться и каждый раз выбирать что-то светлое, и от этого его вижу больше, я его вижу больше вообще во всём!

− Светлое?
− Да, мне приходилось за него всегда цепляться!
− Бороться за светлое?
− Искать, цепляться во всём!
− Вы теперь готовы поблагодарить это тёмное и попрощаться с ним, и отпустить его?

− Да, готова! Я ему благодарна за то, что смогла видеть только свет благодаря внутренней темноте и хочу отпустить!

− Отпускайте! Можете внутри себя сказать слова благодарности и увидите, как оно вас покидает. И тело Л. может быть свободным от этого темного. Этому темному ни к чему в вас находиться, потому что оно выполнило свою задачу, и вы всё осознали. Благодарите и прощайтесь. И это только ваше тело и ваш храм, и вы там остаетесь своей светлой Душой. Поблагодарите и отпускайте.

− Не хочет уходить!

− Поблагодарите искренне, с любовью и благодарностью! Скажите: «это мое тело, это мой храм, и он остается со мной, а я благодарю тебя и отпускаю с любовью и благодарностью в твое Пространство!». Проявите сильную любовь, сильную волю, и сильную благодарность. Это ваш храм!

− Оно боится уходить.

− А своей любовью вы придадите силы этому темному, насколько возможно. Оно боится, но оно не может больше оставаться внутри вас, и вы приняли решение расстаться, вы поняли, что всё осознали, правильно? И именно с любовью и благодар- ностью отпускайте. Оно боится, но своей любовью и благодарностью вы дадите ему силы, чтобы когда-то и оно стало светлым и нашло способ стать светлым! Это его ра- бота, этого темного, а не ваша! У вас свой путь! И только через любовь и благодарность действуйте. Прям отправляйте его в его Пространство. Я не знаю, куда, оно само от- правиться в том направлении, в котором ему нужно. Притянется туда, где ему подоб- ные, а у вас больше нет места для него. Получается?

− Да! Мне кажется да! Так, грустно немножко. Это моя же тень, это же я, потому что мы до этого были вместе, как одна часть!

− Ну вам нужна ещё эта темная часть?
− Нет, потому что ей тоже нужно уходить!
− Ну конечно, потому что этой темной части тоже нужен какой-то опыт, чтобы очиститься и стать светлее. И вы благодарите за то, что вам предоставлен был такой опыт и ваша любовь и благодарность, наверное, частично уже очищает это темное.

− В ней не должно быть света, она в другом месте!
− Её такая природа.
− Она должна быть темной, теперь она не такая как должна быть, она наполовину светлая.
− Ну наверное, есть то место, где она может больше совершенствоваться, выпол-нять свои задачи? − Да!

− Пусть в то место и притягивается, ведь подобное к подобному. Мы не распо- ряжаемся ничем чужим, мы просто отпускаем! Мы распоряжаемся только своей Ду- шой и поэтому оно решит само, куда притянуться, не беспокойтесь за это. Ваша задача − с любовью и благодарностью за полученный опыт отпустить, искренне отпустить, без сожаления, а с любовью и благодарностью! Всё когда-то начинается и когда-то завершается, верно?

− Да.

− Делайте до конца. Отпускайте. Оно тоже с благодарностью уйдет, оно стало светлее благодаря вам, оно тоже обогатилось благодаря вам, правильно я понимаю?

− Да!
− Это же прекрасно. Почувствуйте, оно тоже благодарно вам!?
− Очень!
− И когда оно благодарно, страх же уходит, у этой части, которая стала немножко светлее?
− Да.

− И она теперь, наверное, в какое-то более лучшее Пространство попадет?
− Кажется, она знает, куда ей надо!
− А ваша задача − просто проводить, без сожаления, с любовью и благодарно- стью. Вы очень помогли друг другу и у вас теперь у каждого своя задача, верно? − Да!

− Когда проводите до конца, попрощаетесь, скажите мне.
− Как сестра...
− У нас в разных воплощениях много сестер и братьев. Помните, сколько у вас было, у Вероники? То есть, это часть, которая находилась в вас, принесла свою пользу. Много всякого, но и бесценный опыт и теперь каждый должен быть самостоятельным, каждый должен идти своим путем и больше не мешать друг другу. Потому что дальше вы бы мешали друг другу, правильно я понимаю?

− Да, потому что уже мешали!
− Задачи выполнены?
− Да. Ушла. Мне кажется, я её больше не увижу!
− Посмотрите, все чисто в теле Л.?
− Да, очень стало чисто, тело такое всё. То ли легче, не знаю...
− Хорошо. Теперь нужно ли досматривать то или другое воплощение, Вероники или той светлой фигуры? Есть что-то, что вы хотели бы там посмотреть еще? Или сей- час поработаем с телом Л.?

− Кажется, Вероника все поняла, почему было одиноко. Да, у неё внутри печаль. − И она давала чувство одиночества, верно?
− И вот она хотела к матери прижаться, теплоты этой, света.
− Но ведь мама-то не дала бы, не решила это вопрос, верно?

− Кажется, она так думала, что её любовь может её спасти, какое-то спасение... − Ну это же не получилось бы, правда?
− Не получилось...
− Потому что время пришло прощаться сейчас, расставаться. И тогда кормила бы мама грудью, не кормила бы − произошло бы освобождение?
− Да, ничего бы не произошло!
− И теперь там всё понятно, почему все произошло таким образом − почему вас изолировали?

− Да.

− А теперь, пожалуйста, из того Пространства, в той высоты, посмотрите, пожа- луйста. Можно из той светлой части, когда вы в белом, вся белая, высокая, помните?

− Да!

− Посмотрите оттуда, это вибрация вашей Души. Посмотрите на тело Л., все ли хорошо, все ли нравится? Вот вы знаете какие-то моменты в теле Л., есть ли они или хочется что-то изменить, что-то улучшить?

− Кажется, оно теперь будет улучшаться само!
− Да, оно будет улучшаться, потому что вы освободились!
− Слишком много места теперь!
− Прекрасно. Вы хотели бы это место заполнить каким-либо лучом, какого – либо цвета? Почувствуйте.

−  Не совсем лучом, а этой мягкой туманной энергией.

−  Этой белой?

−  Она не белая, она разноцветная!

−  Хорошо!

−  И то, что сейчас мне кажется, что я знаю, как это сделать − собрать их все
вместе!

−  Все эти цвета?

−  Да, я же так хотела! Я не могла это сделать!

−  Теперь вы знаете, почему вы не могли это сделать?

−  А теперь, мне кажется, что я могу это всё собрать!

−  В теле Л.?

−  Да, у нее места много!

−  Отлично, вот сейчас, ваша задача — это сделать. Вам сейчас помогает эта ваша светлая часть, которую вы знаете! Делайте это, собирайте эту радужную энергию!

−  Да, они собираются по одному цвету все вместе! Я не знаю, как это.

−  Главное, делайте!

−  Перемешивается и сверкающее такое, радужное и я могу опустить это все в
тело!

−  Это и надо сделать, опускайте в тело, заполняйте. Вы сейчас будете заполнять
ту пустоту, которая освободилась от того темного, да?

− Да!
− Давайте.
− Начинается с ног.
− С ног до макушки головы, полностью заполняйте все тело, каждую клеточку,
каждый атом тела, этой энергией радужной, которую вы видите, чувствуете, наблюда- ете. Когда полностью заполните, дайте мне знать.
− Кажется, всё!
− Хорошо. А теперь с той же высоты, с того Пространства, посмотрите, пожа- луйста, проверьте − как там тело Л., нужно ли еще что-то сделать, может, закрепить работу, может, что-то добавить?

− Нужно какое-то время...
− Чтобы это всё распределилось?
− Да, само должно распределиться!
− Ничего больше делать не надо, луч никакой брать не надо, закреплять не надо? − Ничего, оно само должно закрепиться!
− Пустоты нет, проверьте!
− Пустоты нет. Тело светится, переливается, так классно! Только пока тяжело-вато немножечко телу.
− Почему тяжеловато?

− Раньше такого не было в теле.
− А посмотрите, какой луч может облегчить этот процесс? Первое, что приходит.

− Цвет?
− Цвет луча, который может облегчить этот процесс, чтобы незаметно для вас

произошло.
− Зеленый!

− Хорошо. И сейчас этот зеленый, который вы видите, пропустите с макушки головы до кончиков пальцев ног, через все тело Л.. Каждая клеточка, каждый атом, чтобы нужный процесс происходил гармонично, благостно.

− Как будто бы зеленый цвет полностью обволакивает все остальное и сохраняет на какое-то время.

− То есть, будет сохранять вашу оболочку, в которой идет этот процесс? − Да!
− Как будто оберегать её?
− Да.

− Хорошо. Теперь проверьте, этого достаточно или нужно ещё что-то сделать, как-то сгармонизировать, помочь, улучшить или и так всё прекрасно?

− Кажется, что я, когда была в белом, я очень сильно себя люблю, мне хочется поцеловать.

− В этом образе себя любите, когда высокая?

− Нет, я высокая люблю себя сейчас, когда я - Л.. Я с такой любовью к себе от- ношусь!

− А смотрите, переведите на осознанный уровень эту светлую, высокую часть прекрасную на осознанный уровень Л., присвойте её!

− Видимо, она сейчас оттуда пришла и освободилась тоже! Такое чувство, что она все это время была несвободна, а сейчас у нее получилось. Как будто, она тоже еще существует, только сейчас мы вместе освободились!

− Прекрасно, то есть она больше не находится в этом заточении?

− Да, поэтому она и знает, как цвета совмещать, как расширяться. Такое ощуще- ние.

− А вот вы знаете её знания, этой белой формы прекрасной энергетической? − Да, я как будто бы немножко часть её!
− Как будто вы связаны?

− Да, мы связаны, мы одно целое, но я не всё могу!

− Это как раз то, о чем мы с вами до этого говорили − она сейчас живет и она сейчас освободились?

− Да!

− Прекрасно. Посмотрите эту связь, как вы связаны. Физически увидьте это. Вы же можете взаимодействовать, вы же можете к ней обращаться за какими-то новыми умениями и способностями теперь?

− Да, могу!

− Она же вам бесконечно благодарна, вы теперь освободились, наконец-то, те- перь можно так расширяться!

− Можно быть рядом со мной, с моим расширением.

− Смотрите, ну вы же не будете о ней думать 24/7, у вас же дела какие-то есть, у Л.?

− Да.

− И вы увидьте, как вы снова соединяетесь внутренне, что вам надо, как поду- мать, как увидеть эту связь, когда вы можете взаимодействовать?

− Она слышит меня всегда и понимает. Если мне нужна помощь, она всегда при- дёт!

− Я думаю, ей ваша помощь вряд ли уже нужна, вы уже всё для нее сделали, верно?

− Да. Она теперь может мне помогать.
− Она теперь полностью свободна, верно?
− Да, полностью со мной.
− И у неё теперь возможности огромные?
− Да, сейчас да! У неё и было много!
− Конечно. Ну она была в заточении, а теперь вы её высвободили и теперь она в любой момент, когда вам необходимо, может делиться с вами всем тем, что вам нужно, верно, у неё же все это есть?

− Да, она свободна, и мы вместе с ней!

− Отлично. А теперь увидьте и запомните этот способ, что теперь, когда угодно, вы будете с ней взаимодействовать! Соединяться энергетически, просить о какой-то помощи, о каком-то ресурсе.

− Это мне кажется очень легко, просто подумать и всё!
− Главное, вы запомните. Вы там, видите!
− Да, сразу так чувствуется в теле, рядышком. Она всегда будет рядом со мной. − Отлично, вам подружку вернули?
− Не совсем подружка...
− Ну я уж не знаю, как сказать на этом языке, вы лучше знаете. То есть у вас одна вибрация, верно?
− Да, только она больше, шире, а я чуть меньше, в рамках... − Этого тела?
− С Земли я не могу из тела.

− Но всё, что необходимо, вы можете делать, верно? − Да!

− И вы никогда не переборщите, вы будете чувствовать, сколько вы можете взять от неё?

− Я не смогу переборщить, она мне подскажет, если что-то не так, чтобы я не могла себе навредить!

− То есть ваши взаимоотношения очень гармоничные всегда, они не могут быть другими?

− Потому что мы как одно целое! И она не может мне навредить и я, чтобы только все было хорошо. Такая любовь!

− То есть, сейчас вы снова встретились, воссоединились, чтобы помогать друг другу?

− Она мне будет помогать, я не могу.
− Ну вы ей сейчас помогли, очень даже!
− Да. А она может помогать, она для этого нужна была. Именно в тот момент она должна была помогать, а не только мне сейчас.
− Она многим может помогать или она именно для вас?
− Именно Душе моей, просто во всех жизнях могла помогать, а она никогда не помогала,  не могла.
− Потому что была заточена?
− Да!
− А теперь, когда все это закончилось, вы можете взаимодействовать?
− Да!
− Прекрасно. Вот сейчас посмотрите, почувствуйте, всё мы сделали, что нужно было сделать сегодня, всё понятно, всё ясно для всех последующих дней? Мы всегда можем сделать еще что-нибудь хорошее. На сегодня мы всё сделали необходимое или ещё что-то нужно? Почувствуйте, повзаимодействуйте с ней. Мы все сделали или ещё что-то можем сделать?

− Мне кажется, всё, потому что ей тоже время какое-то надо. Там столько счастья у неё!

− Да и у вас тоже, я смотрю. Отлично. Теперь каждому будет, чем заняться?
− Да!
− Отлично, прекрасно. А теперь поблагодарите Пространство, в котором были, всё увиденное, всех увиденных, которые всё помогли вспомнить, осознать и с любовью и благодарностью возвращайтесь в тело Л.. А все остальные процессы, которые вы за- пустили, будут происходить сами собой, без вреда для вас!

Сессию провела: И.И. Колесник.
Сессию транскрибировала: А.Н. Лисицина.

28

Ведущая: Попкова М.С. — «Жизнь Дракона. Девушка Сладка»

Н. Дракон. Девушка Сладка.

Томск

- Как я могу называть вас в ходе сегодняшней сессии?
Н..
- Хорошо, Н., когда мы обычно закрываем глаза, да, мы всегда видим перед глазами какой-то фон. Опишите мне, пожалуйста, фон ваших закрытых глаз. Подвижность, неподвижность, цвет, консистенция, что там?

- Дорога, по ней вода бежит...
– Дорога какая? Она слякотная? Асфальт?
- Слякотная, асфальтная, а по ней как бы ледок обломанный и вода бежит...
- Вода бежит... как будто весна? Или как будто осень? Какое время это?

- Как-то так серовато
- Серовато... какое время суток или какое время года это может быть примерно?
- А что-то снегом как бы пахнет...
- Как осень да, такая поздняя?
- Угу
- Опишите мне, пожалуйста, как далеко находится от вас смотрящего этот асфальт, эта вода? То есть, это пространство по ощущениям замкнутое или открытое вообще?

- Нет, оно как бы идёт туда и идёт!
- Открытое, да?
- Угу
- Опишите, пожалуйста, тело, которое видит эту воду, этот асфальт. Это тело вы хорошо знаете? Чем-то это тело, которое видит эту воду отличается от тела Н., которая лежит сейчас на кровати? Рост, вес, там...размер?

- А я вот тело не вижу...

- А вы себя не можете видеть. То есть, мы можем себя только чувствовать.

- Дома пошли...
- Ну хорошо. Дома то какие?
- Дома...
- Похожи на наши?
- Дома как, как «сталинки» что ли какие-то, такие жёлтые, но не больше трех этажей.
– Не больше трех этажей... какой-то большой город?
- Ну как-то вот так вот дома идут...
- Ага... опишите мне тело, которое видит эти дома...вы сидите? В каком положении находится тело? Сидите, висите, летите?
- Я что-то не понимаю...
- Ну хорошо...
- Ну, если я вижу вот так вот улицу, то я вижу, как стою получается… какие-то серые пошли…

- Стою, ага. А опишите, пожалуйста, прочувствуйте тело, которое видит вот эти вот серые дома, оно похоже чем-то на тело Н.? Человеческое вообще тело или какое-то другое? Руки, ноги есть вообще?

- Сейчас какая-то мишка или кукла какая-то плюшевая... ничё не пойму - Да бог с ней с куклой...
- Я не вижу тела...
- А тело вы не можете видеть! Как вы можете видеть себя? Вы можете только прочувствовать. Мы никогда не видим свое тело если только в зеркало не смотримся, а зеркала там, видимо, нет. Оно мужское? женское? Как по ощущениям?

- А я не знаю!
- Ну как вы можете не знать?
- Ну я не понимаю!
– Хорошо, ладно... по этому ощущению... улицы, дома еще что-то, примерно какое это место на земле может быть? Это Россия? Или это другая какая-то страна? Какое примерное время?

- Не понимаю, потому что сейчас пошли какие-то игрушки, оловянные солдатики...

- Солдатики что делают? Стоят где-то на столе?

- Ну как игрушки, как-то вот так летают перед глазами... игрушки как плюшевые какие-то.

– «Летают перед глазами» это что? Это... кто-то кружит их? Или на полках на каких-то?

- Как будто кто то вот так вот переложил их... то справа, то слева. Только оловянные солдатики как в форме такой.

- В жизни Н. были такие солдатики?
- Нет, никогда!
- Хорошо. Давайте прочувствуем все-таки положение тела, которое смотрит на этих солдатиков. Всё-таки стою, лежу? Сижу?
- Сейчас, что-то такое ощущение, что положили..., ничего не понимаю! - Угу...ничего не понимаю... с какой целью вы пришли в это место, где находятся эти солдатики? Сколько вам лет? Вы взрослый или ребенок? - Не знаю...

- Знать не надо, всё-таки должны чувствовать себя как-то. Сложно, да, прочувствовать тело? Ощущение смятения какого-то есть? Или спокойно, хорошо?

- Спокойно!
- Часто в жизни Н. сегодняшней бывает такое ощущение спокойствия? - Ну, бывает, но не так часто.
- Хорошо Н., пойдёмте вот по этому ощущению спокойствия в то воплощение, из которого вы несете в себе беспокойство. Вот, сегодняшнюю настороженность такую и все остальное. Поехали, что там? Что показывает вам ваше подсознание сейчас, какая картина?

- Какая-то ерунда!

- «Какая ерунда». Какая ерунда? Ерунды там не бывает. Что там? - Как какие-то куклы, как птицы с крыльями...
- Это ангелы какие-то?
- Ну они что-то вроде как мифические, может быть...

- На Серен похожи?
- Как из сказки, а что-то я не знаю.
- А какие? То есть, это больше славянской мифологии ближе, или это вот греческие вот эти химеры?
- А что-то вот и китайские какие-то драконы выплывают...
- Драконы...такое бывает...на каком-то фестивале, возможно, да?
- Как то вот так вот всё...
- Как далеко они от вас? На каком расстоянии от тела?
- Где-то впереди...
- А вы движетесь за ними?
- Да.
- Движетесь... так же плавно?
- Ну как-то мне комфортно
- Классное вот это движение, да? За ними... они яркие вообще? Какие они по цвету?
- Ну вот сейчас картинка не яркая.
- Прочувствуйте, как вы движетесь за ними? То есть, вы летите или вы идете? Что за тело?
- Как то с ними двигаюсь
- Тоже с хвостом? С лапами? Как?
- Нет, не знаю.
- Как? На крыльях или просто как?
- Ну, легко!
- Ощущение легкости — это ощущение полета? То есть, воздух держит как-то? Или это вода? В какой стихии вы движетесь? - А что-то мне кажется, воздушное больше.
- На сколько высоко это над землей?
- Вниз не смотрю!

- Страшно?
- Что-то как-то непонятно...
- А впереди? А вверх если посмотреть? Что там? Облака? Или звездное небо? Что там может быть вверху?
- Что-то вообще какая-то каша, не понимаю...
- А движетесь то как? То есть, получается какими-то змееобразными движениями? Или парите все-таки?
- Как паришь ...что ли...
- Длинное тело? Прочувствуйте. Лапы есть? Хвост есть? - Не знаю.
- Прочувствуйте, что там знать! Не страшно упасть?
- Нет!

- А с какой целью вы парите, неизвестное животное или дух? Есть какая- то цель? Или вы всегда так передвигаетесь? То есть, чего вы воспарили?

- Сейчас какая-то корова с крыльями перед глазами...

- Ну, корова с крыльями может быть. А какое тело видит эту корову с крыльями? На каком расстоянии?

- Не понимаю

- Ну вот здесь вы хорошо чувствуете свое тело и знаете тело Н., а то тело оно чем отличается?

- Легко как-то... просто, какое-то легкое! - Легкое-невесомое?
- Угу
- Приятно это?

- Вообще легко так!

- А какие-то движения можете им делать? То есть, взлетать выше, ниже? Как-то управлять? Как вы вообще управляете этим телом?

- Сейчас такое ощущение как будто подо мной дракон зеленый.
– Ну вы то сами понимаете, что вы тоже дракон.
- Или я дракон зеленый?
- Конечно, вы то сами тоже дракон...только вот дракон или дракониха?

- У вас пол есть? Или вы двуполые? Как это... гермафродиты? - А что-то не понимаю.

- А по ощущениям...вот сколько лет вам? Старый, молодой дракон? Сколько прожили уже? Вы вообще долго живете?

- Не знаю...

- Что тут знать? Все вы знаете...хорошо...поехали! Все на этом свете откуда-то появляются. Вот как вы появляетесь на свет? Это яйцо или это...живородящая ваша мама? То есть, откуда вы появились?

- Я не знаю откуда, но сверху... ну она ка дракон сиренево-зеленый и что- то у неё изо рта как пар идет...

- Такое может быть..., потому что у драконов в зобе образуются газы за счет которых они взлетают. А момент вашего рождения...вот вы же рождаетесь, то есть, мама рожает или вы в яйце все-таки? Идем в тот момент, когда вы появились только.

- Наверное мама все-таки.
- Живородящая, да?
- А что-то там у неё не знаю, что такое.
- То есть, она вынашивает внутри тела яйца?
- Ну так ...чё попало!
– У всех происходит момент зачатия и оплодотворения, то есть, какое это ни было бы существо, да, есть женские, есть мужские клетки. К чему прикрепляется душа бедующего дракончика? Ваша душа к чему прикрепляется? К яйцеклетке или сперматозоиду? Икс или игрек?

- Я не знаю.
- Ну, прочувствуйте!

- А как?

- Ну вот получается слияние двух клеток? К чему идёт душа? К маминой или к папиной энергии?

- Ну я не знаю, может быть к маминой.

- А почему к маминой? Она мягче или она как-то... почему выбрали мамину? Почему выбрали такое?

- Теплее, что ли...

- Хорошо. Вот произошло оплодотворение. Маленький дракончик вы растете, да. Где вы растете? Есть какая-то оболочка кругом или это?

- В животе у нее цветное яйцо...

- Цветное яйцо., а как в этом яйце? То есть, есть ощущение защиты или чего-то? Красиво это вообще?

- Оно какое-то зелено-фиолетовое...

- Сколько по времени вы находитесь в этом яйце? Долго? Сколько месяцев примерно? Или это дни прямо вот... или тысячелетия? Сколько? Как долго вынашивают? Ну вот приходит время вылупляться почему вы решаете все-таки выйти из яйца? Становится тесно или для чего?

- Просто мама выпускает.

- То есть, сам не хотел, или сама. А мальчик или девочка всё же? Или вы все же гермафродит?

- Я вообще не понимаю!

- Выпускает... с какой целью вообще Душа вот этого вот дракончика будущего, ваша Душа пришла в это воплощение, чтобы понять что? Для чего вы родились? Хорошо...ну вот родился, научился выпускать пар сразу? Есть ощущение, что могу летать? Есть еще что-то? Крылья? Или сразу по началу слабый?

- На загривке у мамки

-То есть, она как... она просто на загривок сажает? Один вылупился или еще есть братья, сестры какие-то?

- Одного пока вижу

- «Один», значит мальчик все-таки, ага, а мама то рада? У нее есть какое- то ощущение что: «о, какого я высидела красавца!». Как-то любит? Есть ощущение от неё любви?

- Ну не знаю, на шею посадила, да и всё!

- Приятно это, на шее так вот ехать? Есть ощущение скорости или она не летает пока?

- Как то темно
- Пещера какая-то наверное?
- Ну что-то как то так...
- А кто поесть то приносит? Чем, вообще, кормят вас? - Я не знаю. Мама находит!
- Вкусное что-то? Или так себе, не очень?
- Так себе, а мы кататься пошли!

- То есть, она как бы приучает, да, к тому, что можно двигаться, что можно летать, ещё что-то пока на шее.

- Угу
- А ощущения.? Страшно, когда она летит?
- Н-е-а...
- Классно?
- Угу!
- Ветер в лицо, то есть, запахи, то есть, какие-то, как пахнет воздух?
- А почему-то, выходит, как из пещеры и может на две ноги встать, пойти - Ну да, у драконов да, они могут ходить на двух лапах, есть такое дело!

- А что за пещера? Это горная местность какая-то? Где? Что там рядом ещё есть? Лесистая, горная? Высоко это вообще над уровнем моря?

- Что то какие-то буераки...
- Ну, страшная такая местность?
- Ну какая-то неприятная.
- Неприятная... Там есть кто-то ещё, люди, животные, звери какие-то кругом? Драконы еще такие?
- Ну какие-то сороконожки, какая-то фигня.
- Не едите их?
- Что-то, где-то там шарахается впереди...
- Сороконожки?
- Что-то они какие-то... с какими-то...
- Не враждебные?
- Ну нет, они там по своим делам.
- Есть да и есть... а папа, то есть, вообще, он как-то участие в жизни принимает? Прилетает? Вообще, как бы гордится, что сын то родился? - Ну, какой-то стоит вон, зелёный.
- Большой?
- Угу.

- Красивый? Как выглядит вообще? - Мощный!
- Чешуя есть? Или кожистый?
- Ага

- Чешуя?
- Нет, как зеленый такой...кожистый.
- Кожистый..., а на двух лапах или на четырех?
- Стоит на двух.
- А есть еще две?
- Еще две, но там дальше от них крылья.
- Ух ты! А когда вы сами вот... давайте найдите тот момент, когда вы сами поднимаетесь на крыло, как это происходит? Не всю же жизнь на маминой спине ездить, кататься? как учат родители, что можно летать? Что есть, воздух, который держит? Что-то нужно для этого специально делать? Что-то есть? Или спрыгивать откуда-то или можно просто вот подняться?

- Сначала как-то за шею волочёт. - Мама или папа?
- Папа.
- Папа...упираетесь?

- Ну как-то вот...
- Кусаетесь, нет? Страшно вообще?
- Никто ж не спрашивает!
– А что не спрашивает? Надо и всё!
- Надо и всё!
- Не очень церемонился?
- Ну как-то не очень, ага...
-Ну и что? Волок, волок, куда приволок?
- К краю куда-то.
- К обрыву?
- ну...
- Ничего себе методы... и чего? Кинул? «-Лети, сынок!»
- Вместе!
- Вместе? Ну, ладно, хоть вместе, хорошо!
- Вместе, да, отпустил!
- И что делать было нечего, раскрыл крылья? Полетел?
- Чё-то лапы какие-то зелено-желтые...
- Крылья то хорошо держат? Или получилось, что бабах и вниз кувырком? Или сразу полетел?
- А что-то вижу перед глазами... как эти... как темные такие обрывистые скалы...
- Ну не стукнулся? Ничего не случилось?
- Да нет!
- Как это... приятно ощущение, что я смог вот ощущение полета такого пережить? Это как-то вот естественно или это победа над собой какая то, то есть, гордость есть?

- А не знаю, как внизу как ощущение какое-то как бочки бездонной... - Как ущелье?
- Как ущелье что ли?
– не страшно?

- Ну там неприятно...

- Хорошо, получается неприятно, туда мы не летим, а куда улетаете потом из этого места? Где вы вообще живёте? Это место, где выводятся драконы или вы там постоянно живете? В этих горах страшных?

- А что-то, как-то надо вверх подняться.
- Ага, ну так поднимайтесь, посмотрим, что там! - А, там?
- А там еще выше горы!
- И там лучше?
- А там...небо голубое...

- Класс... приятно это видеть, голубое небо?
- Да!
- Ага, хорошо, давайте теперь в вашу юность. Во сколько примерно лет наступает у дракона юность? В пятьдесят, в сто? Когда вы встречаете ту единственную, которая вам понравилась? Инстинкты то все равно работают. Как она выглядит? Как вы её встретили?

- Не знаю, какая-то змея ползёт...

- Угу... а вообще удалось встретить самку? Удалось сделать потомство? Сколько лет удалось прожить? Удалось дожить до старости драконьей?

- Я не знаю, сейчас как крокодила какого-то вижу.
- Внизу?
- Нет перед глазами.
- Ну и Бог с ним, с крокодилом. Сколько удалось прожить? До самой старости? Своей смертью умерли? Или что-то случилось? - Ну, не знаю...не понимаю...
– Ну, долго прожил хоть?
- А уже нет этих картинок, а папа...

- Да Бог с ним с папой, уже вырос давно, папы может и не быть.
- Ну, не знаю...
- Хорошо, по этому ощущению, вот силы, полета, свободы, да... вот это  «голубое небо, меня держат крылья», пойдем в тот момент, когда чувствуете себя счастливым, есть вот это ощущение наполненности, «да, я могу, у меня есть крылья, меня это держит!», это ощущение знакомо вот по жизни Н., здесь, есть ощущение такой уверенности.

- Ну да, особенно по молодости было такое ощущение! - Оно приятное?
- Конечно, когда всё получается, всё можешь!
- Да, несмотря что со скалы спихнули и так далее...

- Всё вообще под силу!
- Возьмем это ощущение в сегодняшнюю жизнь?
- Да!

- Н., оно приятное, оно классное! Поехали в то воплощение, откуда пришло вообще вот это ощущение уверенности, и «я все могу!» изначально, самое первое ваше такое преодоление, что там? Где была сначала беспомощность и одиночество. Какой фон сейчас перед глазами? Что там?

- Что то вообще не понимаю, что это такое...
- на что похоже? Есть структура какая-то? Геометрия? Полоски какие-то? Что там?
- Как картинки перевернутые

- Картинки, как в книжке? Или картинки лубочные, нарисованные на холсте, на плитках? Мозаика какая-то?

- Какой-то, как джин с бородой.
- Нарисованный или рядом «живой»?

- Нет, как картинки наклоняются.

- Ага, а что это такое может быть? Восточное что-то? Картинки они на чем-то нарисованы или они в воздухе висят? Или это все-таки какие-то шторы с картинками.

- Нет не шторы
– На что похоже?
– Как вот в сказке «Алладин» какая-то фигня...
- Ну какая фигня там может быть?
- Наклоняется, смотрит как картинка...
- Ну, как картинка на панели на какой-то? Как она наклоняется?
- Н-е-е-т, как в мультике.
- Ну, мультики ладно, мультики смотрите. Какое ощущение вызывают вот эти мультики, то есть, это знакомое что-то, да, то есть, вот эти сюжеты? Джин вот этот, восток, то есть, это такое что-то по жизни? Или это просто вот как из сказки?

- Нет, такого нет знакомого.
- Незнакомое?
- Угу...
- Ладно, поехали обратно в тело дракона... вот тот момент, когда срываемся со скалы, и вот это вот ощущение. Ощущение какое...? Замирание, когда упал в бездну?

- Никакого, не вижу!

- Видеть нельзя, чувствовать можно только. То есть, вот скинул отец, что там? Так надо?

- Не знаю!

- Ну, ощущение было? То есть, мы возвращаемся именно в тот момент, когда скинул. То есть, есть ощущение беспомощности или просто ощущение такое вот обреченности. Что надо и сделаю...

- Никаких ощущений!
- Вообще тихо все?
- Угу...может даже не полетел...
- Ну да, раз уж полетел, уже назад нельзя, полетел так полетел! Вот  это ощущение такое, когда должен что-то сделать и как бы выхода другого нет, то есть, либо сделаю, либо погибну, полечу, либо разобьюсь! Оно насколько знакомо Н. в этом воплощении? воплощении сегодняшнем. То есть, была, не была.

- Да нет, я всегда иду и делаю!

- Ну можно прыгать? То есть, всегда решительно? Никогда нет такого, чтобы вставала и не стала делать?

- Ну, конечно, бывает... и у меня с молодости преодоление всегда.
- А преодоление чего?
- Ну может внутренней неуверенности, либо там страха, что что-то  не смогу сделать, что-то не получится.

- Поехали, Н., в то воплощение и в то время откуда у вас этот страх: «Вдруг не получится! вдруг не смогу!» эта неуверенность? Именно то воплощение, тот момент, с которого всё началось. Что там? Что сейчас перед глазами?

- Снег...
- Снег...хлопьями или метель?
- Нет, лежит уже.
- То есть, лег снег?
- Лежит, ага.
- Зима?
- Да.
- А какое ощущение — вот в это время суток по опыту жизни в теле Н.? Это может быть что?
- Как на закате солнца...
- Вечер, да? Солнце скрывается где? То есть, это равнина? Или это горная какая-то местность? На что больше похоже? - Дорога идет.

- Снежная, какая-то?
- Снежная, расчищена, потому что с бортами.
– Угу, и солнце?
- Садится...
- А какое тело видит вот это солнце? Этот закат? Прочувствуйте тело, которое видит эту картину. Стоите, висите, лежите? В каком положении находитесь? Или вы с воздуха смотрите на это все?

- До этого было ощущение, что еду за рулем, а сейчас вот только что, как бы лечу, ну как бы подвешено.

- Ага, а почему было ощущение, что «еду за рулём»?
- А, потому что, руки... ощущение, что так держу.
- Что-то держите... угу... а тело какое? Вот по ощущению... вы же хорошо знаете свое тело Н., а тело, которое едет за рулем или держит что-то на сколько отличается от тела Н., то есть, – больше, меньше, толще, короче? Но руки есть, значит человек.

- У меня что-то такое было, а сейчас вообще не понимаю какая фигня... - Ну какое тело, какая фигня?
- Ну, тело то я не вижу!
– Его видеть нельзя, вы же в нем находитесь, как можно видеть? Можно только прочувствовать. Так как себя чувствуешь, мы же все себя ощущаем, находясь в теле. Все знают, мужчина или женщина, то есть, знают размер примерно, так же как габариты машины.

- Так я-то со своим телом не дружу... его габариты...предполагаю, что большие.

- Чувствуете, что большое, да, тело? - Ну нет, это просто из жизни.

- Нет, не надо в этой жизни, а вот там, где вы сейчас находитесь, где солнце, снег.

- Уже нет не солнца, не снега. Не знаю, не понимаю...

- Чего боитесь? Возвращайтесь в тот момент, где солнце, снег, вечер, закат, зима! Какое примерно это место может быть земного шара? Или это вообще не земля.

- Ну наверное земля...
- Земля все-таки?
- Наверное, не знаю...
- А что вы делаете там? С какой целью туда поехали? Лошадь может впереди бежит?
- Нет, лошади не вижу!

- Нет, ага, а что тогда? На чем едут?
- Ну как на мотоцикле было ощущение, а сейчас уже нету этого.
- Может быть снегоход какой-нибудь? Ну, а еду в тот момент, снегоход, мотоцикл? Что там такое? С гусеницами или с колесами?
- Наверное что-то с колесами, не понимаю.
- Ага, а тело то какое все-таки? «Не чувствую, не понимаю»...?
- Н-е-а...
Н., поехали вот поэтому ощущения, «не чувствую и не понимаю». В то воплощение откуда это тащится, когда вы перестали принимать, понимать и чувствовать свое тело. Когда появилось это отрицание, что я отдельно, тело отдельно. Не хочу его видеть, не хочу его слушать, поехали...откуда это?

- Что там?
- Что вижу?
- Что перед глазами?
- Что то не понимаю, что это такое...
- На что похоже-то хоть?
- Да такое ощущение, как будто что-то темное, как резанное из дерева... - Вырезанное?
- Да!
– А какое, по консистенции?
- Ну. вот ощущение как будто как это... орда какая-то.
- Почему орда?
- Не знаю, это сидит как султан на этом, или кто он там... бай...
- На троне каком-то?
- Ну да!
- А как далеко это от вас находится? На расстоянии вытянутой руки или метров пятнадцать-двадцать.
- Нет, впереди. Близко стояла, смотрела.
- «Стояла, смотрела» - вы женщина? Какое тело видит этого султан-бая? Он как к вам относится? На вас смотрит или это толпа какая-то? Вы в толпе стоите? Что это?

- Наверное толпа все-таки смотрит.

- А он что? Какую-то речь говорит? Или что он?
- Над нищебродами сидит так сверху.
- Ага, с какой целью он вас собрал то? Приказы какие-то отдает? Сами сюда вы к нему пришли? Или это повеление чьё-то? - Дань собирать.

- «Дань собирать»... угу, а вы то, кто? Вы принесли дань? Тоже должны отдать ему что-то? Какое ощущение внутри? Вы с каким чувством слушаете его, смотрите?

- Неприятно...
- Неприятно-страшно?
- Ну да, волнуюсь.
- Он что-то может плохое сделать? Как-то наказать, если дань окажется недостаточной?
- Ну да, может сделать...
- Сколько вам лет примерно? Молодое, старое тело?
- Мне кажется молодым.
- Двадцать? Пятнадцать? Или старше? Мужчина? Женщина? Волосы длинные? Короткие? Вообще есть волосы или лысая голова? - Распущены.

- Длинные?
- Ну, да.
- А тело мужское или женское? Или вы все там длинные волосы носите? - Как в холщевых этих... длинных рубашках.
- Вы по национальности такой же как вот этот бай? Или они вас...
- Нет, светлый.
- Светлый... они вас поработили?
- Русый, как пшеничные волосы.
- Угу...и длинные?
- Угу.
- А мужчина или женщина?
- Я - девочка...
– Девочка...молодая? а семья есть? Или одна здесь?
- Мне кажется одна.
- Это ваша земля? Вы здесь родились? Или откуда-то привезли вас?
- Не знаю, как-то толпой загнали.
- Как скот?
- Угу...
- Как давно это случилось? Несколько дней? Несколько часов? Или несколько недель назад?
- Я не знаю, стоим на короны на какие-то смотрим.
- А имя-то есть? Первое что приходит в голову. Как называть вас?
- Сладка.
- Сладка. Классное имя. Откуда вы, то есть, это какая страна вообще? Где вы родились?

- Мне кажется я раньше корону носила!
- Корону носила? То есть, непростого рода? Прям корону, корону?

- Красивую!
- Это не здесь было? Не в том месте, где вот этот Бай? То есть, видать, откуда-то привезли?
- Она как русская корона такая, вот такая...
- А-а-а, круглая...
- Такая, с такими зубцами
– Хорошо, Сладка, если я буду вас так называть и будет дискомфортно, вы мне скажите. Поехали на пять лет раньше. Ну пусть вам семь- восемь лет. Что вокруг вас? Какая жизнь? Есть ли семья? Что окружает? В каком доме живете?

- Рубленные дома, по-моему.

- Из бревен? Бревенчатые? одноэтажные или двухэтажные с лестницами есть?

- С лестницами есть...
- Ух ты, богатые?
- Д-а-а...
- С резьбой? Большой город? Поселение? Или что это? Или село какое-то?
- Ну я не знаю, там батя, наверное, такой с бородой.
- Ну да, наверное, а во что одет? Как он к вам относится?
- Ну такой, большой, добрый!
- Нравится ему, что у него такая красивая дочка? Играет с вами?
- Д-а-а...
- Какой по ощущению это может быть век? То есть, какое время? Давно? - Это на Руси?
- Как на Руси, потому что...
- Ага, потому что, что? Какие признаки там?
- Сапоги красные такие, сафьяновые!
- Ух, ты, красивые, это у бати?
- Д-а-а-а, рубаха белая!
- Вышитая?
- Вышитая.
- Классно, а много вас таких вот получается ребятишек у него? Сколько у вас детей в семье?
- Человек шесть, семь, наверное.
- Братья, сестры в основном?
- Разные.
- «Разные»... вы старшая, младшая вообще? Или где-то по серединке так? - Наверное по серединке.
- Ага, непростого рода получается, да, то есть, зажиточная семья?
- Угу...
- А мама, то есть?

-  Угу.

-  А какая она?

-  Красивая!

-  С косами или?

-  Да, с длинными.

-  Тоже одета так же красиво? В сарафан?

-  Угу.

-  А мама сама вас воспитывает или есть няньки?

-  Няньки!

-  Много?

-  Угу

-  Строгие? Что заставляют делать? Учат вообще чему-то?

-  Мама строгая!

-  Мама строгая?

-  Угу.

-  Почему строгая? Папу гоняет тоже?

-  Угу

-  А какая строгая? То есть, она наказывает в угол носом ставит или на
горох?

-  Н-е-е, не такая.

-  А что делаете по дому? Заставляет что-то делать?

-  Неа...

-  А учит чему-то? Шить? Вышивать? Или так, гоняете?

-  Порядку!

-  Порядку? «Порядку» это как?

-  Дисциплина!

-  Как в армии? За младшими ухаживать? В чем она-дисциплина?

-  Не слушаемся.

-  Не слушаетесь, а в какие игры играете вообще? Вообще играть то
разрешают, дают что-то? - Бегали!
- Живется то хорошо там, получается? Папа чем занимается? В таких красивых сафьяновых сапогах, что он делает? Как-то вот управляющий больше...
- Тоже на каком-то стуле большом сидит. - Ну тоже как князь какой-то получается? - На каком-то стуле большом сидит.
- Ну как трон или стул прям стул?
- Ну как тот...
- Стул..., и что сидит и ложкой стучит: «давай каши» или нет? Или что- то...
- Ну, стол большой, ни как домашний! - Не обеденный?
- Н-е-а...

- Какие-то решения принимает?
- Угу.
- Видно князь или правитель какой-то? А на сколько приятно это ощущение, что у меня всё есть? У меня братья, достаток. Есть ощущение защищенности, вообще? Что оно всё вот так, как должно быть? Счастье?

- Ну дома-то, конечно, хорошо.
- Дома хорошо, а чем пахнет дома?
- Пирогами!
- Кто пироги печет? Няньки или мама?
- Не, не мама!
- Не мама, а когда обедать садитесь кто-то прислуживает? Подает?
- Да.
- Молитесь, вообще перед тем, как начать есть? Или ложки в руки ипошёл?
- Нет, спасибо говорим.
- Спасибо говорите?
- Угу.
-Хорошо, Сладка, а кто любимый у вас самый? Папа или мама? Или братья, сестры, кто? Самый вот такой любимый человек? - Папа!

- Папа, почему? Он вам дает ощущение какой-то уверенности? Или просто дает любовь? Или гордится вами?

- Он тёплый, он любит!

- На сколько это приятно, когда кто-то такой рядом большой, теплый, любит? И ощущение вот этой вот уверенности, и безграничной любви. Прочувствуйте это.

- Очень приятно!

- Переведите на осознанный уровень Н., пригодится это в этой жизни тоже?

- Конечно!

- Прямо хорошо почувствуем, здорово же это! Ну и сколько удалось прожить вот в такой безмятежности? Давайте найдем тот момент, когда происходит, когда все меняется, то есть, когда ушла из дома, что случилось?

- Забрали из дома.
- Кто забрал?
- Не знаю.
- Что это? Ночь? День? Вообще какое время суток? - Темно.

- Спите? В кровати?
- Угу.
- Что, какой-то шум начался?
- Угу.
- Что за окном? От чего проснулась? - Какие то кони, люди...

- Не ваши? Не видела таких?
- Нет...
- А что мама, няньки делают в это время?
- Пытаются маленьких спрятать!
- Куда спрятать?
- В погреб.
- Удалось спрятать?
- Маленьких.
- А сами? А вы? Вы постарше?
- Не успела!
- не успела, что? Кто-то схватил?
- Угу.
- И что? В мешок и на коня? Или...
- Угу.
- А что с мамой и папой случилось?
- Не знаю...
- Почему не помогли, не спасли?
- Не видела.
- Много вас таких взяли?
- Нормально.
- И старших, и младших, всяких разных? Кого брали больше, детей?
- Старших!
- Детей или взрослых? Взрослых тоже согнали?
- Взрослых сгоняли.
- Много их? напавших этих? Одеты по-другому? Не так как вы? Речь какая? Понимаешь вообще что-то? Что за речь? Знакомая речь? На вашем языке говорят или другой язык?

- Другой.
- Что за ощущения? То есть, испуг, страх?
- Страшно, непонятно...
- непонятно, мешок на голове и не видно куда везут?
- Темно, куда-то везут, непонятно.
- Холодно вообще? Что за время года? Лето, осень? Одеться не успела ведь, схватили в чем была? - Угу...

- Что в душе, вот как бы, страх, смятение, плакать хочется? - Непонятно, страшно!
- Страшно, а куда привезли в итоге? Долго ехали?
- Да.

- Куда привезли? Похожая местность на ту, в которой выросла?
- Нет...
- А что непохоже? Равнины или дома другие? Леса нет? Или, наоборот, леса?
- Равнина, а там гористость пошла.

- Угу, вот как с вами обращаются? Кормят хотя бы? - Кормят.
- Пища такая как дома? Или что попало дают?
- Непонятно, что это такое.

- А едите от чего? Потому что голодно? То есть, надо есть чтобы выжить?

- Угу.

- Как, выжить удалось? Вообще они убивали? Тех, кто пытался бежать или не пытались никто?

- Выбирали красивых - Девчонок?
- Угу.
- И что делали с ними? - Куда-то увозили.

- Постарше, наверное, выбирали?
- Красивых выбирали.
- А вас почему не выбрали? Маленькая ещё?
- лет пятнадцать.
- Пятнадцать, ну уже довольно большая. Тоже выбрали? Тоже куда-то повезли? Или оставили?
- Что то не понимаю.

- А тех, кого увезли. Возвращались или нет? - Не видели...
- Больше не видели?
- Нет.

- А где держали то вас? Что такое? Где живете? - Как юрта.
- Работать заставляют?
- Нет, сидели просто.

- Просто сидели. А для чего увезли то? Может продают куда-то? Самых красивых?
- А непонятно куда-то увозят...
- Ага. А сколько там в этом плену прожила? Год, два? Удалось вообще оттуда выбраться? - Не знаю.

- Мы всегда это знаем. Поехали на пять лет вперед. То есть, вот в двадцать. Что там?

- Как коридор с факелами. - Подземелье какое-то?
- Нет
- А что? Замок?

- Не как домашний – изба. - Не избы, да?
- Не избы!

- Одна там?
- Ну там много красивых.
- А кого больше? Женщин, мужчин?
- Женщин.
- Женщин?
- Да.
- Одеты так как дома? Там, где жила?
- Нет.
- А как? Какие одежды?
- С шароварами, с юбками.
- Там какой-то гарем, что ли?
- Наверное
- Попала в гарем? Как там отношения? То есть, там одни женщины?

- Женщины то между собой как?
- Что-то все... кто чем, делами заняты...
- Агрессивно друг к другу или не особо?
- Да вроде нормально!
- А сама какой статус занимаете, Сладка? Какой? Любимая жена? Или так одна из многих просто... - Неприятно...

- Ну, видимо не плохо, не обидели да, получается. А приходит хозяин гарема периодически? Или нет? Или вы его не видите почти?

- Красивый!
- Молодой?
- средних лет.
- Средних лет, ага. Какой он?
- Статный!
- А одежда? Также шаровары? Или...
- Как у султана.
- У султана... как он к вам относится?
- Улыбается...
- Нравитесь ему?
- Думаю, да!
- Часто видитесь? Как-то он вас выделяет из других?
- Думаю, да!
- А вот, понятно зачем приходит султан в гарем. Само ощущение секса, любви оно приятное с ним? Или «уйди противный, кошмар!», это насилие или есть какое-то принятие, покорность или это все же любовь? Нравится вам это?

- Ну вроде приятно.
- Ну не любовь?
- Ну уже нравится вроде бы как... - А по началу страшно было?
- Ну он взрослый!

- Вот, этот момент, когда из девочки стала женщиной насколько он травматичным был? Насколько страшно это было?

- Ну не добровольно.

- Понятно, недобровольно. давайте вернемся и проживём про себя его еще раз. Какие ощущения, то есть, тот момент, когда он недобровольно, да... прикасается. Есть протест какой-то у тела?

- Противно...
- А противно чего? Он же не страшный?
- Ну я же его не знаю...
– Вроде симпатичный? Незнакомый?
- Ну, а откуда я его знаю?
- Ну, конечно. Страшно то, что незнакомый
- Ну да!
- Почувствуйте, вы же красивая, вот и он неплохой, в общем и симпатичный, поехали, давай еще раз проживем этот момент, когда... проживаем его несколько раз до тех пор, пока покажется что ненужно. Мне можно ничего не говорить?

- Просто он для себя только делал...
- То есть, он не хотел доставить удовольствия, да?
- Не старался...
- Это, обидно?
- Ну да...
- Какое ощущение внутри вот, Сладка, как будто это... ну, как будто пользуются?
- Что-то непонятное и неприятное, не для меня!
- «Не для меня», почему? Потому что я его не знаю? Или потому, что он делает это со мной насильно?
- Ну и то и то. Я не понимаю, что происходит...
– Ну откуда это понимать в первый раз. Хорошо, ну потом же были другие разы, а в следующий раз...от раза к разу на сколько менялось ощущение? Попыталась его узнать, как человека вообще? Первый раз он понятно был такой, как бы понравилась, новенькая, красивенька, да. А потом же он все равно почему-то возвращался и отношения как-то наладились, что такого в нем увидела, что позволило по-другому относится и к человеку, и к тому, что происходит?

- Почему-то стал... как-то с любовью гладить...
- Похоже, как папа?
- Ну тепло так, мягко. И смотреть стал по-другому.
- А что такое смогла ему дать, что он стал смотреть по-другому, относится по-другому?
- Не знаю, но первый раз плакала... - Он жалел?
- Нет, просто ушел...

- Смотри, все-таки благородно поступил. Вы о чем-то разговаривали в следующие разы? То есть...оказался то интересный человек на самом деле?

- Угу...
- Как зовут? Имя есть?
- Рахим.
- Рахим... совсем другая вера, получается. Получилось забеременеть отнего? Понесла в итоге? Не одна же встреча была, да. Или редко это было все- таки? Не настолько чтобы...

- Ну что-то я не пойму, не так часто.
- Ну, жен много...поехали на год вперед. Что там?
- Что-то дела какие-то...
- Дела по гарему?
- Угу...
- Он по-прежнему приходит?
- Почему то сама по себе, деловая...
- «Деловая»? Главная жена, наверное, стала? Какое ощущение? Статусное, да? Такая, то есть, как бы над всеми. - Ну да что порядок навести, марафет.
- А они что не слушаются? Какой порядок? - Ну поглядеть надо, проверить.

- Ничего себе -деловая. А есть ощущение, что хочется уйти оттуда на свободу, как-то поменять свою жизнь?

- Да нет, уже всё устраивает!
- Смирилась как то, да? А тело? Как-то оно поменялось? То есть, полнее, худее стало? Или осталась такая красивенькая, худенькая, беленькая? - Ну как ... женщиной стала, женственное.
- С формами, да?
- Угу...

- Нравится свое тело? Вообще красивое? Одежда красивая? Дарит он что-то?

- С формами...
- С формами, а танцевать танцы научилась восточные?
- Я думаю, да...
- А сколько удалось прожить вот так вот, в такой гармонии и счастье? Сколько лет прожила?
- Я думаю... седая стала...
- Состарилась?
- Угу.
- Получается...султан муж... он был один и тот же? Рахим? - Угу.
- Удалось родить деток ему каких то, удалось стать мамой? - Наверное, мальчишки быть должны.
- Ага, сколько рожала ты? Много? Раз, два, три?
- Что то три идёт.

- Три. Как это, приятно, быть мамой? То есть, вот по этому ощущению. Родить, вот он... появился первенец... вот в момент появления первенца.

- Первого вообще не поняла... - Как родила, да?
- Ну... как воспитывала.
- Ну воспитывали наверное... - няньки?

- Да, няньки. А как отец то, счастлив, что наследников все же родила?
- Ну да!
- Стал больше любить? Статус как-то поднялся? Вообще он добрый человек? Образованный? Как бы не дикарь такой? - Нет!

- Ну и как бы отношения с ним -теплые? Вообще и...
- Обнимает!
- Обнимает, а сейчас вот, когда уже родила, когда есть общие дети, гармония какая то, как-то сексуальная жизнь поменялась, ушло это отторжение?

- Ну да, потому что больше ласк стало!
– То есть, он стал теплее относится?
- Прикасаться больше стал!
- Появилось какое-то понимание, да? Взаимопроникновение? Вы как-то друг друга стали ценить? - Уважение!

- Уважение...приятно это, когда рядом человек, которого ты уважаешь, который за тебя отвечает?

- Да, очень!

- И есть уверенность, что он тебя будет как бы содержать? Не бросит, да? То есть, не надо заботиться о чем то, о хлебе насущном, есть уверенность в своем положении?

- Ну да, как за стеной!

- Классно это? В сегодняшней жизни Н., это есть?
- Нет!
- Прочувствуйте там, вот на сколько это приятное единение и вот когда ты можешь на кого-то положиться!
- Там даже про это не думаешь, потому что...
- Потому что оно естественно происходит!
- Занимаешься своими делами, а про деньги про всё остальное, вообще разговоров нет!
- А здесь так можно?

- Думаю да, но пока у меня так нет...

- Попробуйте вот это ощущение словить и тоже возьмем его в копилочку, чтобы принести в сегодняшнюю жизнь, жизнь Н.. Хорошо, Сладка, а чем кончается жизнь? Дальше вот старость, как умираете? Одна?

- С ребятишками вокруг.

- Ну они уже большие получается. Внуки есть, наверное?
- Думаю, да!
- А от чего умираете? Что творится с телом? Болезнь? Или просто старость... пришло время?
- А что-то, по-моему, по старости.
- По старости? А Рахим то жив? Или ушёл раньше?
- Он раньше ушёл...
- Правит кто-то из ваших сыновей?
- Старший!
- Старший. То есть, стала мамой султана, получается? Статус какой. Тяжело это вообще ощущение, или есть ощущение, что хорошую жизнь прожила и пора уходить с чувством выполненного какого-то долга? Есть сожаление о том, что придется умереть?

- Нет, спокойно.

- Лежите там получается где-то на подушках во дворце или там же вот в гареме на женской половине, или где-то отдельно?

- Нет, отдельно.
- Отдельная комната, да?
- Апартаменты.
- Ага. Давайте найдем тот момент, когда Душа ... наверное ведь по- другому уже назвали, перекрестили в другую свою веру или так и осталась Сладка? Так и оставили имя?

- Нет,
- А какое? Другое?
- Другое.
- Длинное, восточное?
- Длинное.
- Ага, ну ладно, по сути, то всё равно тем же и осталась. Найдем момент, когда ваша Душа покидает тело. Как происходит смерть? - Ну, просто вылетает!

- Просто похолодело тело? Или как? Слабость какая-то? Или что? - Угу.
- То, что покинуло тело Сладки, какое оно?
- Лёгкое, воздушное!

- А по цвету какое?
- Как вуаль
- Как вуаль, легкое... теперь вы сможете посмотреть на тело, оставленное вами. Что за тело вы оставили внизу там? Какое оно? - Такое дряхлое.

- Худое?
- Угу.
- Вокруг, то есть, народ? Плачут они? Или как бы как есть так есть?

- Мальчишки плачут!
- Плачут, а глаза открыты или закрыты у тела?

- Закрыли.

- Закрыли. Ну... тело то само нравится? Есть о нём сожаления? Или нет? Ну было и было, как бы выполнило свою функцию и...

- Нет, нет сожаления!

- А то, что смотрит на тело? Вот оно понимает, что смерти как таковой нет? Душа, то есть, вот смерть прошла, где она старуха с косой, про которую все говорят?

- Не было!
- Есть она или нет? Душа жива?
- Нет, просто поняла, что пора идти дальше!
- Пора идти дальше?
- Просто пошла!
- И куда уходит Душа, которая только что оставила тело Сладки?
- Куда-то вверх пошла...
- Когда движение прекратится, скажите какое пространство окружает вас?
- Как звездный купол звездного неба!
- Есть ощущение, что это «Отчий дом»? Как-то принимает оно вас, да, и что вы часть этого Пространства? Или это что-то такое-чуждое, постороннее? - Ну нет чуждого, постороннего!
- Как «дом», да?
- Ну, спокойно!

- Сейчас, находясь в этом Пространстве, мы можем пригласить любого из тех, кто сегодня в ходе сессии принимал участие, с кем важно поговорить и завершить гештальты. То есть, это может быть: и жизнь дракона, и жизнь девушки Сладки, кто-то нужен, с кем не договорила? Муж, возможно или папа или мама или кто-то?

- По папе скучала...
- Приглашайте суда, в это Пространство!
- Плакать буду!
- Плачь... скажи ему всё, что хотела сказать. Рад он?
- А я ж не знаю, что с ним было!
- Неважно. Что не досказала ему при жизни? Ну скорее всего он не выжил, раз не пришел, и не защитил. Поговори с ним. Разменяйтесь обязательно любовями, то есть, он очень любил дочку, и вы его очень любили. Скажите ему на сколько сильно вы его любили. И он не виноват, что произошло, что если б он мог, то конечно защитил вас, но жизнь то сложилась неплохо. Я думаю, он счастлив всё равно за вас, что всё же у вас и семья и всё остальное. Разменяйтесь с ним любовями, то есть, отдайте всю ту любовь, которую он давал вам и заберите всю ту, что вы давали ему. Это не значит, что вы будете чужими, просто каждый из вас станет цельным! То есть, каждый вернёт своё. И не нужно будет это искать в других воплощениях. Каждый станет цельным и пойдёт своим путем, это не значит, что общая сумма вашей любви станет меньше. И то, что вы будете любить друг друга меньше. Попробуйте. Получилось?

- Я думаю... да... тепло! - Угу.
- Он бы мной гордился! - Конечно.

- Почему-то по маме нету сожалений...

- Значит, все завершено с мамой. Если всё решили, отпускайте папу, пускай идёт. Всё равно по жизни вы где-то с ним... возможно в эту жизнь вы, кстати говоря, в эту жизнь Н. нет узнавания какого-то?

- Есть. Я с папой весь подростковый период!
- Узнавания есть, да, что встретились?
- Угу...
- А папу из этой жизни... необязательно тут всех ведь можно и живых приглашать, и умерших. Из этой жизни Н. надо кого-то приглашать? - Папу?

- Да.
- Я думаю, надо!
- Приглашайте.
- Он, конечно, меня очень любит. Он меня всё старался переделывать и сделать лучше. Лучше, лучше...
- Ну, это ведь из хороших побуждений. На самом деле, я думаю, он вами гордится. Поговорите с ним тоже про себя. И тоже разменяйтесь любовями, завершите всё, что не завершили. Скажите всё что не сказали, но хотели бы. Про себя. Мне об этом знать не надо. И точно так же попытайтесь стать оба цельными, то есть, разменяйтесь любовями. Получилось?

- Угу.
- А по жизни Н., маму тоже не надо приглашать?
- Надо...
- Надо? Давайте, делайте!
- Мама тоже не ласковая. Я пытаюсь ее растребушить, а она ...
- Приглашай и попытайся сказать ей о том, что чувствуешь! Опять же вспомнить нужно вот это ощущение наполненности любовью, которое было в жизни Сладки. Поговорите, разменяйтесь тоже любовями. Скажи, как хотелось бы чувствовать эту материнскую любовь. Я уверенна, что она её дает, просто она может быть...

- Не хватало!

- Может быть что-то мешало открыться, она, возможно, закрытый человек? Поговорите с ней об этом. Получилось? Отпускай. А кого-то из жизни дракончика надо?

- Я так и не поняла, полетел он или нет?
- «полетел я или нет?». Но скорее всего полетел, полетел, потому что... - А эта зеленая кракозябра потом, это он и был?

- Нет, себя-то не увидишь! Это рядом кто-то был, скорее всего. Ну, если все завершилось со всеми, тогда из этого самого Пространства мы можем хорошо посмотреть на тело Н., которое лежит на кушетке. Вокруг тела всегда есть какая-то аура, какое-то свечение. Какое оно? Оттуда видно всё!

- Цветом?
- Да, цветом, формой. То есть, нравится то, что видится?
- Ну как яйцо овальное...
- Ага, а есть какие-то места, но мне об этом тоже необязательно говорить, где хотелось бы что-то подправить? То есть, какие то изъяны, какие- то помятости, какие то шероховатости, пятна, то, что не нравится.

- Эта аура нравится!
- Ага, все нормально, никаких цветов не нужно добавлять?
- Там есть всё как надо, желтое, красное...
- Все хорошо?
- Оранжево!
- Свечение прям хорошее, да? Никаких участков тела, которые бы… хотелось тоже...
- Ну как-то в конце яйца вниз маленько...
- Угу, тогда возьмем из этого Пространства, оно такое щедрое, возьмём золотисто-желтый красивый такой луч, вот как золото, как золото на короне. И пропустить его нужно с макушки прямо до пяток сквозь все тело, но не так как душ, который обливает, да, а так как рентгеновское излучение, чтобы оно прошло сквозь все тело, вычистило все что не надо и ушло вниз, пропускайте.

- В пятках затык...
- Давай, работай!
- Угу.
- Как поменялось сейчас свечение тела? - Лучше стал низ яйца.

- Вот, а то говорила «не надо, не надо». Тогда возьмем луч бледно, бледно-голубого такого опалового красивого цвета и ещё раз точно так же с макушки и до пят, чтобы почистить все вот эти неровности, укрепить этот низ яйца. Поехали.

- Ну уже легче пошёл!
- Получилось? До конца? А как изменилось сейчас поле?
- Какое-то однородное стало что ли больше...
- Крепкое такое?

- Угу

- Нужен еще какой-то цвет? Есть чего-то, чего не хватает?
- Зелёный
- Ага, а что он даст? Зачем он нам нужен?
- Какой-то он такой широкий...
- Широкий, а даст что? То есть, расширит границы как-то, да? Самой себе... поехали, берём, нужен! Он вообще легко пошел? - Как листики молодые...

- Ага салатный, получился?
- Да.
- А какое теперь поле?
- Какое-то такое красивое!
- Уверенно себя чувствует в нём тело? Все хорошо? - Ну как-то так, места больше!

- Д-а-а, а тело себя как чувствует? Есть ощущение что оно классное? Приятно принять это ощущение своего тела?

- Как будто в этом поле маленькая стала.
- Да. Нужен еще какой-то цвет? Пока можно.
- Пока можно? Давай еще красного долбанём!
- А что он даст?
- А вот уверенность, то, что демонстрируешь!
- Хорошо, поехали красный. Не перестарайся только!
- Я так, по легкому!
- Ага, ну красный тоже, кстати, зашёл?
- Угу.
- Каким стало поле?
- Уверенным, более плотным!
- Ага.
- Оболочка более плотная...
- Ну и вот теперь у всех практически дома есть старинные альбомы всякие с фотографиями. Для того, чтобы изображение не стиралось мы брали фиксаж и фиксировали.

- Угу, я занималась фотографией.
- Да, я тоже.
- Проявляла.
- Из этого поля возьмем бледно, бледно – голубой такой красивый луч и как фиксаж тоже пропустим его с головы до пяток, чтобы закрепить всё то, что мы сделали с полем, все эти изменения, и чтобы они у вас остались. Поехали.

- Вообще хорошо!
- Здорово! Какая теперь стала аура?
- Золотистая такая какая-то, серебристая что ли...
- Красивая, приятная?
- Угу.
- Прочувствуйте!
- С мерцанием!
- Класс. И если все мы это сделали, то нужно спросить у этого Пространства, в котором находимся сейчас. Может ли Душа Н. попадать туда, когда нужно это в повседневной жизни, чтобы брать оттуда силы, какие-то решения находить, какие-то знания, и как это можно сделать? Будет пространство «против» или оно «за»?

- Я думаю, «за!».

- Прочувствуйте ключик, как туда можно попадать! Либо это какое-то ощущение, либо это какая-то нотка воспоминания. То есть, как туда попадать для себя? Мне это говорить не надо. Потому что помощь оттуда может приходить неожиданно, в любой момент, когда это нужно вам! В самых тяжелых ситуациях! Получилось?

- Да!

- Тогда поблагодарим ещё раз всех тех, кто участвовал в сегодняшней сессии, родных, близких. Поблагодарим дракончика. Поблагодарим Сладку, поблагодарим Пространство и если всё хорошо, то на этом мы можем сегодня завершать! Возвращаемся в тело, пошевелить надо ногами, руками потихонечку. Есть ощущения, где-нибудь неприятное, что-нибудь мерзнет может быть?

- Нет!

 

Сессию провела: Попкова М.С.

Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Дельфина»

Л.Н. Дельфин.

Томск, 20.11.2023 г.

Л.Н., когда мы закрываем глаза, мы обычно видим какой-то фон. Пожалуйста, опишите мне сейчас фон ваших закрытых глаз − цвет, консистенция, однородность-неоднородность, подвижность-неподвижность, что там?− Такой зеленоватый цвет, сине-зеленый.

− А почему, какие такие интересные цвета, что-то напоминает по жизни в теле Л.Н.?

− Нет, совершенно ничего не напоминает!
− Он гладкий, ровный или там какие-то включения есть?
− Ну как дым...
− А вот такая освещенность по опыту жизни в теле Л.Н. в какое время суток может быть? Первое, что приходит. − Утро.

− Вот представляете, утро в мае и утро декабрь? Какого времени года утро?

− Декабрь.

− Вот смотрите: декабрь, утро... Пространство вокруг вас по ощущениям открытое или закрытое?

− Закрытое.
− Закрытое насколько?
− Ну как будто ненамного.
− Намного − это гроб, комната, какое-то здание, там внутри, сарай?
− Ну как поляна.
− Так это достаточно открытое. А что за поляна? Что за лес вокруг? По ощущениям, вы это уже знаете!
− Пока ничего не вижу, как дымка такая.
− То есть, это утро и туман якобы?
− Да, синяя такая дымка...
− Хорошо. Ну так это декабрь, у нас такого тумана в декабре не бывает, это что-то тёплое? Прочувствуйте тело, которое видит этот туман утренний, полянку, декабрь. Увидеть себя нельзя, только прочувствовать! В каком положении вы там сейчас находитесь? Стоите, сидите, лежите, идете, висите? Первое, что приходит.

− Как будто лежу...
− Прочувствуйте, на чем вы лежите, по ощущениям. Твердое, мягкое? − На мягком на чем-то...
− А прочувствуйте тело, которое лежит. Вот вы отлично знаете тело

Л.Н.. Это тело чем-то отличается? Больше-меньше, моложе-старше, полнее- худее?

− Больше.

− А что за тело? Вот лежите как − на спине, на боку? − На спине лежу, гладкое тело.
− Гладкое − это что? Шерсти нет?
− Нет.

− Ну это тело человеческое, или нет?
− Нет, не человеческое!
− А какое нечеловеческое, еще и гладкое? Расскажите. Бритый медведь?
− Нет.

− А кто?

− Как будто у меня такое гладкое длинное тело. И я как будто как рыба, но не рыба.

− А кто? Змеища какая-то?
− Нет, как будто как дельфин.
− А почему на берегу-то?
− Мне кажется, я не на берегу, я как бы в воде и это синее вокруг...
− Хорошо. А попробуйте, как вы плаваете. Там подобные где-то рядом

есть дельфины? − Да!

− И что? Как вы с ними общаетесь? Вы же там трещите, как не знаю, что.

− Вообще классно!

− Что вы им говорите-то? Не свистите только по-дельфиньи, я все равно не пойму!

− Ну классно общаемся, только быстро очень!
− Естественно.
− Я не могу это воспроизвести.
− Не надо воспроизводить. Вы понимаете, о чём говорите? − Да, быстро!

− А какого вы пола дельфин?
− Женского.
− Хорошо. Взрослый вы дельфин, или нет?
− Да, взрослый.
− А скажите, у вас дельфины пару образуют навсегда или нет? − Навсегда.
− У вас уже есть пара?
− Да.
− Какой он? Сковородка была бы − убила или нет?
− Нет, очень такой милый!
− А сколько вам лет, вы взрослая совсем?
− Наверное, двадцать.
− У вас сколько раз уже были дети?
− Ну были несколько раз.
− Или вы уже совсем старушонка дельфинья?

− Нет, мне кажется, они больше живут.

− Не они, а «я», вы уже дельфин. А давайте вернемся, когда вы познакомились со своим супругом?

− Давно, несколько лет тому назад...

− Ну посмотрите, как? Вы же все равно вместе плавали, или он приплыл из другого океана и сказал: «о, я тебя люблю!»?

− Да, он приплыл откуда-то.

− Как он обратил на себя внимание? Это мы, люди, считаем себя одинаковыми, а вы-то понимаете, что каждый из вас разный?

− Да.
− Какой он?
− Он ко мне именно приплыл!
− Правда?
− Да!
− А как он это вам сообщил?
− Он просто стал за мной везде плавать.
− Почувствуйте, приятно это или нет?
− Конечно!
− А как вы начали плавниками, хвостом махать, глазки строить?
− Хвостиком машем все!
− А с ним? Про всех не надо, ваши отношения. Насколько это надежно, насколько это уверенно?
− Это надежно, уверенно!
− Прочувствуйте это. То есть, «он ко мне пришёл, он ко мне приплыл, он меня знает!», я понимаю, что он очень надежный?
− Да, он откуда-то знает, я не знаю, откуда, но знает!
− Ну спросите, там весь океан говорит: ох, там есть такая Л.Н. А у вас имя какое-то есть, вы как-то реагируете на какое-то имя? Не произносите, все равно не произнесете, у нас нет таких способностей воспроизвести их звуки!

− Ну да, у меня имя есть.
− И он вас по имени?
− По имени называет!
− Хорошо. Почувствуйте, насколько это приятно. Приятно, что меня нашли, приплыли издалека, из бесконечного синего пространства и нашли! Почувствуйте, насколько вы счастливы! Когда уже поняли, что он приплыл только к вам.

Да!

Этот дельфин «это мой!». Почувствуйте «это мой, я очень люблю!». Почувствуйте это приятное ощущение, эту радость, которую вы сейчас испытываете и, пожалуйста, переведите на осознанный уровень Л.Н. То есть, вы же там не строите никаких козней: если ты мне принесешь рыбку, я тебе буду одним глазком подмаргивать, а если две двумя?

Нет!

Почувствуйте, насколько вы тепло, с любовью к нему относитесь. Самец, которого вы знаете совсем недавно, но как будто всю жизнь были вместе. Вот это ощущение перенесите на осознанный уровень Л.Н.

Ну тут даже такого не сравнить ни с чем.

Ну да. Ну это несравнимое перенесите, чтобы вы знали, как обращаться со своим самцом, со своим мужем. Я же для чего спрашиваю, мне же это не надо, это вам надо. Мне можете не рассказывать, просто перенесите это всё, это ваши отношения межличностные.

На сейчас?
Ну конечно, не на послезавтра же!
Ну у меня нет такого доверия, как к моему дельфину.
А почему нет? Кто вам не дает?
Я, наверное, сама не даю...
Ну посмотрите, я хочу, чтобы вы это ощущение доверия, вы же его  не знаете, он пришёл, вы могли там также выеживаться, как и здесь Л.Н.. Я тебе не доверяю, ты мне, пожалуйста, чечетку сбацай. А тут у вас есть априори доверие: ты пришел я тебя люблю. Так ведь?

Угу.

И когда он это понял, он понял, что уже больше никуда не уйдет. Вот эта же ваша мелочь, зачем вам Бессознательное дало такое интересное воплощение. Вот эту проблему...

Угу.

Прочувствуйте. Прочувствуйте, как вы, дельфиница глупая еще, а вот сразу же поняла, что это то, чему я должна доверять и всё! Мало ли, может, кто-то ему попадает еще, на кого-то смотрит, это мое. Он может смотреть хоть на кого, но видит только меня.

− Он очень издалека приплыл, я знаю.

− Хорошо, отлично. И что, как он вам глазки-то строит? На плавник же кольцо не оденешь?

− Нет.

− И что, как вы? Вот ваша стая, в которой вы плаваете, они как к этому отнеслись? «Самую лучшую девку у нас украли!»?

− Ну они вообще хорошо это всё восприняли.
− Отлично. И что, как дальше развиваются события?
− Ну мы как-то общаемся, но не разговорами, а по мыслям друг друга понимаем.
− Да, я знаю. Еще попискиваете иногда, звуки всякие издаете. Вы же вообще, болтуши, и тот и другой, только трещите и трещите! Приятно это? − Да!

− Не надо сейчас треск этот переводить, по ощущениям, о чём вы говорите? Попробуйте. Просто пообщайтесь, поймите, что важно для него и для вас! Вещи, которые, в общем-то, на первый взгляд кажется вообще «дурдомом», да?

− Угу.

− Вроде взрослые такие существа и такое... А вот оно есть, и оно приятно! Посмотрите. Я хочу, чтобы этой дельфинячьей мудрости вы набрались как следует, вы, Л.Н.. Потому что психика у дельфинов очень мощная, еще мощнее нашей. Но вам удается всё это!

Но мой муж не похож на этого дельфина.

Ну причем ещё, сейчас ещё секс начнется, скажете совсем не похож на дельфина. Так он не похож, а вы-то его можете сделать таким? Муж-то тут причем, я же на вас, на дельфиниху делаю ставку. Посмотрите.

− Ну они совсем не такие, как люди!

− Ну и что, а психика-то у всех все равно одна! Да, они не ходят на задних лапах, они только плавают, они другой формы.

− Они такие умные!
− Они очень умные! Так вот учитесь уму-разуму у дельфинихи.
− Они вообще все могут.
− Я знаю. Смотрите. Что вы тоже можете также, как могут дельфины, но боитесь делать?
− Как они передвигаются классно!
− А вы плохо ходите, да? Они, наверное, смотрят, как люди передвигаются. Ну как на карачках, на палочках. И тело такое у них гладкое! − Гладкое да, действительно. Я не про тело спрашиваю, я спрашиваю, как умение жить в этом окружении. То есть, для вас окружающая среда не является чем-то жутким, и вы живете, кстати, «здесь и сейчас», называется, потому что вам не нужно думать, «как я буду кормить завтра детей, где они жить будут» − вам этого ничего не нужно, вы живете «здесь и теперь» и у вас все есть поэтому! У вас нет необоснованных каких-то запросов: я хочу, чтобы у меня на Луне была дача, и чтобы меня туда раз в месяц возили, так ведь?
− Ну да, что у нас есть!
− Я вам говорю про «здесь и теперь», то есть, вы, дельфиница, с каким-то дельфиничьим именем понимаете, что вам надо и вы не требуете того, чего не можете потребовать, чего не может вам исполниться. Вы умеете отличать одно от другого: что могу изменять − изменяю, что не могу − принимаю так, как есть. Хорошо, и что, расскажите, какие у вас интересные есть заплывы, открытия по этому морю. Хищников у вас много?

− Да, очень много!

− А кто на вас напасть может? Вам удавалось уже от кого-то скрываться, убегать?

− Да, акула.
− Ну на вас ран нету?
− Нет, нету, всё время удавалось уплывать от них!
− Хорошо. Вместе-то как вы, вы всё время в стае или иногда уединяетесь, когда отходите, чтобы поболтать? − Там у каждого свой домик есть.
− Какой домик? Еще и труба и печка?
− Там под скалами, внизу!

− То есть, это глубоко очень, там есть небольшие гроты, наверное? − Да.
− И у вас он двухместный?
− Ну там очень много места, каждый может, где хочет, разместиться. − Хорошо. Есть у вас какие-то любимые места?

− Да, есть.
− И у него? Вы вместе одни и те же места любите?
− И одни и те же, и разные...
Ну он не возражает, когда вы говорите, что «я не пойду с тобой  сегодня, у меня сегодня, я сегодня буду одна»? Нет.

Это что значит, и вы ему даете такую же свободу?
Да, он тоже пойти хочет.
Это важно или нет, когда не привязываешь к своей «юбке»?
Да!
Сможете это понять?
Угу.
Сможете это потом реализовать?
Угу.
А муж скажет: ты что, меня перестала любить, ты меня не  контролируешь? Вы скажете: «да я тебя люблю еще больше, поэтому не контролирую, потому что знаю, что ты мой!». Вот ведь получается, главное-то, что у вас там, так?

− Ну если ты позовешь, например, то он сразу же к тебе приплывет.

− Естественно. Ну так он, потому что не так далеко. Во-первых, потому что в воде передается звук в триста раз лучше и дальше, а здесь нет этого. Поэтому будете кричать в закрытой квартире − он не услышит. А мыслями мы, люди, не умеем ещё чувствовать.

− Да.

− А вот смотрите, попробуйте, дельфиница, как мыслями, какие активируете в голове, в мозгу дельфиньем центры? Как вы пытаетесь уловить? И я хочу, чтобы вы посмотрели: у человека есть хотя бы зачатки такого? Интуитивно, не интуитивно я понимаю, что он хочет или она хочет вот это. Понятно, о чем я?

Понятно. У человека не развито.

А как вы, можете сейчас посмотреть, как у дельфина это сделано, можете вы какие-то наметки взять для себя, чтобы делать хорошо?

Ну это мысль!
− Посмотрите, какая мысль.
− У дельфина мысль и она доходит до другого, кому она предполагается.
− Хорошо, какую-то любую мысль возьмите, которую вы можете передать сейчас своему дельфину.

− Передала.

− Какой частью тела передавали?
− Головой.
− Попробуйте сейчас также, Л.Н., передать мысль своему мужу.
− Передала.
− Он, наверное, подпрыгнул. Я хочу, чтобы вот это, это первый раз со мной такое случается − я спрашиваю, можете или не можете, такую интересную штуку для себя делать. Если можете − то тренируйтесь. Потому что сначала вы сами себе не верите, делаете, а потом, когда поверите, вам не надо будет даже тренироваться, будет все идти хорошо! И что, как долго вы встречаетесь просто так, когда у вас начинается супружеская жизнь?

− Сначала просто они встречаются. − «Мы!» - первое лицо.
− Мы встречаемся.
− Хорошо. И что?

− Какое-то время, месяца три.

− А вот смотрите, у животных, у них какая-то сезонность детородная, циклы есть. У вас есть это или нет? Или в любое время, как у человека, как у приматов могут быть дети?

− Ну тоже есть циклы такие, которые связаны с течением тёплым.
− То есть, оно должно прийти.
− Да.
− Хорошо. И что, оно должно прийти, вы знаете, проживите дельфинячий секс. Мне можете не рассказывать, просто проживите. Насколько это приятно, неприятно или про всё забыли и вас сожрали? Кальмар какой-нибудь из глубин выскочил, кракен. Вот есть ощущение, что теперь мы с тобой совсем одно целое?

− С моим дельфином?
− Ну он вам кто там?
− Или с мужем?
− Дельфином! С мужем потом сами будете делать. Посмотрите отношения с дельфином. Насколько они естественны, насколько они не зарегламентированы?

− Они вообще естественны, они все делают натурально, они не претворяются!

− Научитесь! «Я все делаю натурально, я не притворяюсь!». − Вот посмотрите, что делать, чтобы не притворяться?
− Они говорят правду, ничего не скрывают.
− Вы смотрите, будьте осторожны, а то такое скажете...

− Вот, так нельзя в нашем обществе!

− Я знаю. Вы не можете сделать так как в дельфиньем обществе, в человеческом, но вы уже знаете, как нужно делать для того, чтобы привязывать к себе! Ведь вы делаете все совершенно открыто, совершенно просто, без задней мысли. И вы связываетесь всё ближе, и ближе, и крепче. Узы-то неразделимые получаются. За счет правды. За счет естественности отношений. Хорошо. Когда вы поняли, что вы забеременели, как-то изменилось ваше поведение, ваши мысли, дельфиниха?

− Нет, не изменилось.
− Вы все также резвы и быстры?
− Да.
− Хорошо. А роды-то где происходят?
− В воде.
− Ну я понимаю, там роддома-то нету. Как, чтобы ребенок не задохнулся? Вы же живородящая и он дышит воздухом. − Ну близко к поверхности воздуха.
− Кто помогает?
− Мы сами, никто не помогает.

− Дельфины.
− Ну я понимаю, что там нету царя морского.
− Никто не помогает, вода только.
− То есть, вы родили и начинаете подталкивать его вверх носом?
− Да.
− А муж-то где-то рядом?
− Да.
− Тоже помогает?
− Да.
− Вот я хочу, чтобы вы поняли, ваша ячейка, вы и он, кстати, кого родили, мальчика, девочку?

− Мальчика.

− Вот вы сейчас вдвоем, вы и он, вот эта целостность, взаимодоверие, взаимоуверенность, целостность ваших отношений, она как раз дает глубину! Вы живете, может быть, вы когда-то друг на друга обижались, но вы не можете друг друга бросить, потому что лучше не бывает. Посмотрите. Есть это?

Да, есть!
Переведите на осознанный уровень Л.Н., пожалуйста.
Перевела.
Хорошо. И что, вы говорите, несколько раз у вас были дети, потомство. А как старость, до скольки лет вы дожили? − До шестидесяти.

− Кто из вас раньше умирает, вы или он?
− Он.
− Посмотрите, когда у ваших детей появляются уже дети, внуки ваши,  вы как-то это отслеживаете, или уже не надо, у них свои заботы? − Отслеживаем.

− И что, сколько у вас, много внуков? − Много.
− Вы там целую стаю сделали уже? − Да!

− Счастливы?
− Да!
− Почувствуйте, насколько, гордость какая – «это наша с ним работа, это мы смогли сделать такую стаю, никто не сожрал!», да? − Угу.

− Почувствуйте, насколько. Он тоже этим гордится?
− Да!
− Смотрите, вы прожили уже лет тридцать-сорок или пятьдесят вместе с ним, нет ощущения, что чемодан старый, выкинуть надо? − Нет!

− Почувствуйте, вот эта теплота, глубина отношений за счёт чего? Только не говорите, что за счёт того, что «я правду ему всегда говорю!». Что вы делали для того, чтобы не потерять интереса друг к другу?

− Просто верили друг другу.

− Вот вы, он всегда верил, а вы как скажете сейчас? Я просто верила и все? Я никогда не анализировала, если он сказал, что он сегодня будет в той пещере ловить крабов, вы знали, что он там, и не перепроверяли?

− Да.
− Если он придет обкусанный, вы знали, что это крабы кусались.
− Да.
− Точно?
− Угу.
− Ну хорошо. И что, когда он умер, ваши переживания, внутреннее состояние?
− Тяжело было...

− А как он умер, он просто опускается вниз, в глубину или он только перестал сопротивляться, его кто-то приплыл и сожрал?

− Он опустился на глубину...

− Вы его уже не сопровождали туда, потому что туда уже нельзя опуститься, не хватает воздуха.

− Да...

− Хорошо, насколько вы пережили его? Дети, помните, вы говорили, что создали стаю, они поняли, что предводитель стаи, вожак стаи погиб?

− Да, они стали возле меня сидеть.
− Кто сейчас будет предводителем стаи?
− Сын.
− Первый сын, которого вы родили давно?
− Да!
− Довольны, горды?
− Да!
− Он не боится?
− Нет, он ничего не боится!
− Молодец. Он плавником себя по груди бьет? Почувствуйте, насколько вы уверены. Ведь вы опять уверены, помните? «Я знаю, что он будет хорошим, и он становится хорошим», потому что помните, вы меня спросили − это то же самое. Хорошо. А вы-то как умираете? Или вы стали рассеянная после того, как не стало мужа? Так-то он за вами подслеживал, говорил: туда плыви, туда не плыви?

− Нет, рассеянная не стала.
− А как вы умираете?
− Я тоже поплыла на глубину, на самое-самое глубокое место...
− Поехали, прежде чем поплыть, вы же понимаете, что это дорога в один конец пошла?

− Да.

− Как вы решили, что «я ухожу от вас!»?
− Я так решила сама.
− Почувствуйте. Представляете: «я решила сама умереть!». Скажи это человеку, он будет говорить: «да неправда, что ты мне говоришь, жизнь жить надо!». Почему вы решили, что всё, пора?

− Я решила, что так лучше будет.
− Кому?
− Мне.
− Почему? Что, вам в тягость уже рыбу ловить, за внуками-правнуками ухаживать, и за праправнуками тоже?
− Ну да, уже в тягость...
− Найдите ту последнюю мысль, когда «всё, я больше не буду подниматься наверх, чтобы вдохнуть!».
− Мне как-то не было страшно тогда.
− Так вам и потом не будет страшно! Просто как вы пришли к этому?
− Я просто поняла, что мне надо туда идти, опускаться и поплыла.
− Ну вначале вы еще плыли, потом воздуха не стало хватать. Найдите тот момент, когда вы уже перестаете ощущать свое дельфинячье тело? Опускаете вы вниз рылом вниз, или боком, или спиной вниз, или животом вниз?

− Ну как-то боком, боком, вниз...
− Ну еще пытаетесь дергаться как-то?
− Ну да. Все ниже, ниже...
− А когда понимаете, что очень надо вдохнуть, у вас там должны быть движения всякие разные, резкие, нерезкие, а уже сил нету. Посмотрите, как вы соглашаетесь, самка дельфина, соглашаетесь отпускать душу, свободно. Найдите тот момент, когда вы перестаете ощущать дельфинье тело и начинаете видеть его со стороны. Какое тело вы только что оставили?

− Старое.
− Прям в морщинках?
− Нет, морщинок нет.
− Просто я чувствую, что оно старое «по-дельфиничьи». − Да, по-дельфиничьи.
− Какое оно? Шрамы есть, нет?

− Да, есть маленькие шрамы.
− То есть, кто-то вас все-таки где-то...
− Угу, кусанул.
− Ваше отношение к только что оставленному телу?
− Благодарность!
− Понимаете, что тело умерло?
− Да.
− А где смерть, та смерть, которую мы все боимся? Холод, тлен, чернота? Ещё раз проживите, вот вы опускаетесь, какие-то судорожные движения, вы всё равно уже опускаетесь, не всплываете. Вы перестали чувствовать тело. Где смерть? Где та смерть, которую мы все боимся?

− Я его увидела сразу, это тело...

− А смерть-то где? Вы же понимаете, там должна быть какая-то дельфиниха с косой на плече, где она?

− Не было её!

− Еще раз посмотрите, может, где-то пропустила, может, в это время глазами моргнула?

− Нет, я свое тело вижу!
− То есть, я благодарна телу?
− Да!
− Оно предоставило мне такую роскошную, хорошую, прекрасную жизнь полноценную?

− Да!

− А форма и цвет того, что оставило тело только что? Со стороны не увидишь, просто знаешь...

− Ну как-то без формы, не вижу форму.
− А цвет?
− Бесцветная.
− Хорошо. Как долго вы движетесь за телом, или начинаете уходить от него?
− Я начинаю уходить от него.
− Куда уходит Душа?
− Вверх поднимаюсь.
− Вот смотрите, когда вы только что оставили тело, я очень прошу вас, дельфиниха, будьте добры, с кем вы из своих значимых дельфинов − мужем, детьми, внуками, правнуками, вы хотели сейчас завершить гештальты? То есть, завершить отношения? Маму, папу, хоть кого, кого надо, кого хотите приглашайте. Мужа, первенца − хоть кого! Надо с кем-то завершать, или все очень хорошо и не надо ничего никому говорить, ни извиняться, ни сказать последнее прости?

− Нет, не надо ни с кем говорить!

− Хорошо. А тогда скажите, пожалуйста, по жизни Л.Н. надо с кем-то, с живыми, с мёртвыми − все равно, для Души нет понятия “мёртвый”. Если надо − приглашайте, все придут, кому надо. Будете?

− Куда приглашать?
− К себе.
− Сейчас?
− Да, Душа поднимается, она где-то в толще воды поднимается, выходит из воды. Приглашайте сейчас, вы, Душа. Когда вы вышли из воды, форма и цвет ваши?

− Ну такая как дымка белая...

− Хорошо, вот давайте, дымка белая, кого хочет пригласить она? Из жизни дельфинов никого не надо?

− Нет.

− А вот тогда из жизни Л.Н., хоть живых, хоть мертвых. Для Души нет слова “мертвый”. С кем вы хотели завершить гештальты, сказать последнее «прости», «здравствуй!»?

− С мамой.
− Её нет в живых?
− Нет.
− Приглашайте. Пришла?
− Да.
− Не ожидала?
− Нет.
− Обрадовалась?
− Да!
− Договорите все, что вы не успели сказать. Скажите, что её любите. Про себя. Вы же как дельфины, Душами. Она обнимает вас? − Да!

− Сейчас пошла по всем карманам извиняться пошла с мамой.
− Да.
− Она сказала: «да брось ты!».
− Да. Она сказала: «я давно уже все простила и не обиделась, не обижаюсь ни на кого!».
− Помните, как она любила вас?

− Да.
− Помните, как много любви она вам давала? Помните, как вы её любили?
− Да!

− Вот сейчас я очень прошу вас, Л.Н., отдайте ей всю любовь, которую она давала вам с того момента, когда она поняла, что забеременела вами. Она сразу вас начала любить. Отдавайте ей всю ту любовь и заберите у неё всю ту любовь, которую вы давали ей, когда она гладила рукой живот, а вы там сидели, всё это переживали и очень радовались, что она вас любит! Разменяйтесь. Это не значит, что вы будете друг друга не любить, это значит, что вы будете любить друг друга все также, просто каждый из вас будет цельным! Дело в том, что, когда мы берем чужую любовь от любимого человека − там другая вибрация, другая частота вибраций. И мы эту частоту себе берем, а сейчас надо, чтобы у вас была однородность. Отдайте, еще никто не жалел о том, что разменялся и любить будете все так же. Поехали, всю ту любовь, которую она давала вам − отдаете ей, всю ту любовь, которую давали ей − забираете себе. Понятно?

− Угу.
− Делайте. Она рада, что вы её позвали?
− Да!
− Что плакать-то?
− Рада!
− Разменялись?
− Угу.
− Отпускайте. Кого-то надо еще?
− Да, сестру!
− Давайте. Она жива?
− Нет, тоже нет.
− Приглашайте. Не ожидала тоже?
− Угу.
− Не говорит: «чур меня!»?
− Нет, не говорит.
− Хорошо. Разменяйтесь, завершите с ней гештальты, скажите все, что не успели сказать, что не договорили, скажите всё. И она вам все ответит. И точно также, разменяйтесь любовями, пожалуйста. Там много любви, она немножечко другая, чем мамина, другой уровень, другая чуть вибрация. Разменяйтесь, это всё хорошо очень.

− Всё!
− Отпустила?
− Угу.
−Полегчало?
− Угу.
− Еще кого-то надо?
− Нет.
− А из живых? Если надо − приглашайте, если не надо — значит, не надо.
− Тоже так обмениваться любовью?
− Да. Это не значит, что вы перестанете любить, ни в коем случае. Просто каждый из вас станет цельным. Это значит, что из воплощения в воплощение вы не будете искать что-то такое знакомое до боли, просто вы будете самостоятельным человеком, уверенным в себе!

− Всё!

− Хорошо. Что дальше? Вот сейчас после того, как вы разменялись любовями на уровне человеческом, форма и цвет ваши? Тогда был такой туманчик беленький.

− А сейчас как бы побелело.
− Попрозрачнело или побелело?

− Нет, наоборот, поплотнее стало.
− Хорошо, а куда уходит?
− Вверх.
− Когда движение прекратится, скажете, что за Пространство будет окружать вас, Душа дельфинихи?

− Белое всё.

− Как оно встретило вас? То есть, белое в белое вошло? − Да.
− Есть ощущение, что это мой Дом, мой Исток?
− Да!

− Хорошо. Бог, можно сказать, Создатель.
− Встретило, как будто мой дом!
− Хорошо. После командировки. Хоть и хорошая была командировка дельфином, но все равно вернулась домой!

− Да.

− Хорошо. Вот это ощущение прочувствуйте, что Душа ваша, которая пришла, вот эта белая, она как бы сразу растворилась в нём?

− Да, растворилась!

− Почему, потому что у вас одинаковые вибрации. И при этом я хочу заметить, что ваше самоосознание не потерялось – «Я стала этим Пространством, но я осталась самой собой!». Вот сейчас, находясь в этом Пространстве, Душа дельфина, будьте добры, посмотрите на ауру тела Л.Н., это все рядом, это наши внутренние миры. Есть по контурам тела Л.Н. какое- то свечение?

− Не вижу пока...

− Вот смотрите, всё сейчас увидите. Вы когда-нибудь видели полное затмение Солнца? Черный диск, а вокруг светящееся?

− Да, видела.
− Вот тоже самое здесь, по контурам.
− Представить Л.Н., как будто она стоит?
− Почему представлять, Л.Н. лежит здесь на диванчике и вокруг неё вы сейчас видите это свечение вокруг тела. Только оно не обязательно должно быть белым. Тем более, что к этому возрасту у нас обязательно куча всяких болячек присоединяется. Там, где есть болячки, как-то там изменена аура? Цвет ауры, дырки какие-то, еще что-то?

− Я пока не могу её увидеть!
− Ну хорошо, давайте, если она стоит.
− А-а-а-а, если встала.
− Обулась и пошла...
− Ну да, вижу разноцветная аура.
− Какая разноцветная? Разноцветная как радуга, или там, где темное, где серое, где дырки?
− Ну как-то и жёлтые там есть цвета, и светло-зеленый цвет.

− Хорошо. А там, где есть у вас проблемы во внутренних органах в вашем теле − в тех проекциях как-то изменена аура, или нет? Цвет, сила, мощность ауры?

− Ну как бы с левой стороны тела почему-то есть сероватый такой оттенок, а с правой светлый.

− По всему, от плеча и до подошв сероватый?
− Отличается почему-то...
− Там какие-то проблемы есть в теле физическом, или не знаете?
− Не знаю.
− Ну и хорошо, слава Богу. И что, дадите телу Л.Н., вы, Душа дельфина, энергии, силы, здоровья?

− Да!

− Тогда из этого белого Пространства вы будете брать разного цвета лучи. Там есть лучи любого цвета. Первых два луча я скажу какие, а потом будете брать лучи, какие вам будет нужно. Первый возьмете луч из этого белого Пространства − чистый-чистый луч белого цвета. Вот представляете, зима, снег свежий нападал и солнце светит?

− Угу.

− Искриться аж. Сделайте такое. Такой луч пропустите с макушки до подошв. Слышали слово − торсионные поля?

− Да.

− То есть это излучение, которое идет через всё, для него нет преград. Вот такое, если человек стоит, на него сверху светит луч прожектора, вы стоите. Этот луч идет, качество торсионного поля. Он проходит через все ваше тело, через каждую клеточку, каждое ядрышко каждой клеточки − и напитывает все ваше тело этим чистым-чистым, очень мощным лучом белого цвета. Делайте, с макушки до подошв. Только, пожалуйста, запомните, что это Пространство, куда ушла после смерти Душа − ему хватает силы для того, чтобы содержать всё Мироздание. То, что нужно вам − неизмеримо малое количество, поэтому не пугайтесь – «не много ли беру, не далеко ли бегу?». Берете столько, сколько надо, больше, чем сможете − не унесёте. Пропускайте. Получается?

− Да.

− Вот смотрите, еще один какой пример можно: вы же видели когда- нибудь бульдозеры?

− Да.
− Вот они ножом передвигают перед собой всю грязь, выталкивают.
− Да.
− Вот здесь также. Я могу вас коснуться?
− Угу.
− Вот луч входит в голову, идет такой плоскостью и выходит через ноги. И все засоры, особенно по левой стороне, что у вас там есть − он всё это убирает. Белый пропускайте. Получилось?

− Угу.

− Хорошо. Какая стала аура сейчас? Она стала более-менее равномерная, или всё равно левая сторона слабее?

− Нет, она стала равномерной, голубой.
− Отлично. А как себя тело Л.Н. чувствует в этой ауре?
− Тело как будто легкое такое, как возвышенное!
− Ну, сейчас не пьедестале будете стоять. Хорошо. А сейчас, пожалуйста, из этого Пространства, возьмите следующий луч, один из самых мощных — это будет золотисто-жёлтый. И точно так же, с макушки до подошв. Мощным таким, как приливная волна, раз − и всё пропитала. Только, пожалуйста, не как маляр кисточкой снаружи, а пропитывайте. Посуду приходилось мыть губкой, да?

− Да.

− Губка впитывает воду каждой порой. Так и тело будет впитывать каждой клеточкой, каждым ядрышком каждой клеточки эту энергию золотисто-желтую. Получилось?

− Да.
− Какая получилась аура сейчас? Вообще по жизни-то ауру видите?
− Нет пока.
− Ну вы же видите, что это не глаза? У вас веки закрыты, там еще бумажечка, да ещё очки, через которые ничего не видно, а теперь видите внутренним зрением. Какая получилась аура?

− Светлая.
− Светлая какая?
− Теперь желтая.
− Хорошо. Как тело Л.Н. себя чувствует в светло-желтой ауре?
− Тело как будто прозрачное стало.
− Хорошо. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, дельфинесса, какого цвета луч ещё нужно дать для ауры тела Л.Н.?

− Такой голубой, светло-голубой.
− А что он будет давать, светло-голубой?

− Он тоже будет очищать.

− Давайте, очищайте, наполняйте, с макушки до подошв, в мощном таком приливе, волной. Получилось?

− Угу.

− Как себя тело чувствует? Ну вы не как маляр кисточкой снаружи мажете?

− Нет, я сверху посылаю.
− Хорошо. И он пропитывает?
− Да.
− Хорошо. Какая получилась сейчас аура, как бы сказала дельфиниха? − Светлая.
− Как тело чувствует себя в этой светлой ауре?
− Хорошо.

− Отлично. Какого цвета еще нужно давать для ауры тела Л.Н.? Какого цвета еще нужно давать вибрацию, луч?

− Синий.
− Отлично, а что синий будет давать?
− Силу.
− Давайте. Как сейчас в пятак даст, как в бубен − и напрочь. Давайте.

- Получилось?

− Да.

− Как себя чувствуете в этой ауре?

− Вот этот синий луч все протолкнул, что оставалось − какая-то грязь, болезни какие-то, все прям вытолкнул.

− Отлично. Как себя теперь тело чувствует Л.Н.? − Теперь как будто она прозрачная.
− И звенит, как колокол.
− Да.

− Хорошо. Какого цвета луч еще надо? Если надо − добавляйте. − Оранжевый!
− Отлично. А что будет давать оранжевый?
− Тепло.

− Давайте. Яркий красивый оранжевый, очень сильный цвет. − Всё!
− Получилось?
− Угу.

− Какая стала аура у Л.Н.?
− Насытилась огнем. Стала такая красненькая!
− Горячая.
− Да!
− Как себя тело чувствует в этой горячей ауре?
− Тепло.
− Теперь в объятиях сожгу? Хорошо. Еще какого цвета луч надо давать?

−  Никакой не надо!

−  Хорошо. У вас дома есть фотографии бумажные, альбом?

−  Да.

−  Хорошо. И вы знаете, что фотографии держат картинку
десятилетиями, потому что они закреплены. Вот сейчас для того, чтобы эта аура, которую вы себе сделали, осталась на долгие годы, на десятилетия − вы сейчас возьмете из этого Пространства луч бледно-бледно-бледно голубого цвета, он почти бесцветный, легкая опалесценция. И пропустите с макушки до подошв этот луч, через всё тело. Через каждую клеточку, через каждое ядрышко каждой клеточки, через всё тело. Только, пожалуйста, не как маляр кисточкой, а пропитайте. Поехали.
− Всё!
− Получилось?

− Угу.
− Какая получилась аура?
− Светло-голубая.
− Мощная она, нет?
− Да.
− Крепкая?
− Да.
− Помните, про трех поросят? Я не помню, какой из них сделал каменный дом, но такая же крепкая, как у того поросенка? − Угу.

− То есть её не разломаешь просто так и вы теперь за ней, как за каменной стеной?

− Да!
− Хорошо, отлично. Скажите, пожалуйста, будет над чем подумать?
− Да, да!
− В том, что увидела. Будет возможность что-то изменить в себе, улучшить отношения?

− Да!

− Хорошо. Если всё это сделали, тогда, пожалуйста, поблагодарите дельфинессу, дельфиниху с тем, что она показала такое свое роскошное воплощение, полное любви. Как можно любить и быть независимой. И спросите у того Пространства, куда ушла Душа после того, как тело дельфинихи умерло, можете ли вы, Л.Н., пользоваться его силой, его мощью, его здоровьем, его энергией, его любовью тогда, когда вам надо? Что оно сказало?

− Да!
− Пальцем у виска не крутило, что раньше не была?
− Нет.
− А надо было! Вы понимаете, что тут никаких сложностей? Как туда ходить − помните, когда вы пришли в это Пространство белое, влились в него, я вас спросил: «есть ощущение, что я в нём растворилась»?

− Да.

− Потому что ваша вибрация и вибрация этого Пространства одна и та же. Покажите, пожалуйста, рукой, Л.Н., в какой части тела у вас живет Душа?

- Вот здесь.

- Вот эта Душа, если вам нужно, руки на руле, ещё что-то, надо срочную помощь − это не значит, что вам нужно проживать жизнь дельфина, вы просто соединяете вибрацию Души с тем, что вокруг, потому что торсионные поля − они вокруг нас везде, поняла?

− Угу.

− То есть вам не надо куда-то бежать, где-то ложиться срочно, что-то делать. Вы просто вспоминаете про это и соединяете и сразу энергия, сила, мощь, помощь Пространства идёт для вас, поняла?

− Угу.

− Пространство не против такого с ним обращения?
− Нет!
− Тогда еще раз поблагодарите всех, возвращайтесь в тело, пошевелите ногами, пошевелите руками. Снимайте очки. Кто вы, дельфинесса? − Я плакала...

− Я знаю.
− Как себя чувствуете?
− Еще не поняла.
− Сколько минут мы работали по вашему внутреннему времени? − Мне кажется, минут десять!
− Час.
− Час?
− Да.

Сессию провёл П.С. Гынгазов.
Сессию транскрибировала А.Н. Лисицына.

 

Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Ричарда / Монаха Феофана»

К. Феофан.

Красногорск, 11.09.2023г.

К., когда мы закрываем глаза, мы всегда видим фон закрытых глаз. Опишите, какой фон ваших закрытых глаз. Цвет, однородность-неоднородность, подвижность-неподвижность, как у вас?

− Фон мерцание, игра света, такие кругообразные вспышки, как из черного белое. 

− Из темного вспыхивает белое?

− Да.

− Хорошо. И это из одной точки или много таких всполохов со всех сторон?

− Их много, множество.

− И основной цвет какой − темный или светлый?

− Получается, в середине темный, но светлое по краям. 

− И это везде в поле зрения?

− Да.
− Какая ассоциация?

− Свет, яркое свечение! 

− И пространство, откуда идет это свечение, по вашим ощущениям, оно какое − открытое, закрытое? Ограниченное? 

− Что такое пространство?

− Пространство – это, как Пространство Космоса, ты это видишь и это пространство огромное или как в маленькой комнатке. Какое ощущение, откуда идут эти всполохи?

— Это что-то большое.

− Открытое, получается?

− Да.

− Хорошо. Почувствуйте, пожалуйста, себя в этом пространстве. В этом пространстве можно передвигаться вправо, влево?

− Нет, я могу находиться.

− Хорошо. А почувствуйте, пожалуйста, как это − хорошо, страшно, холодно, как?

− Спокойно.

− Почувствуйте, как бы вы назвали это пространство?

− Это Галактика, что-то большое. 

− Хорошо.

− Я нахожусь в центре, стою, вижу себя как будто со стороны.

− Хорошо. Себя со стороны увидеть нельзя, теперь почувствуйте, чем вы видите, почувствуйте свою форму?

− Ощущение такое, что я чувствую это внутренне, вижу внутренне.

− Хорошо. А как вы опишите себя? Вы видите внутренне, это Галактика, есть ли там руки-ноги?

− Я стою, ну как стою, я вишу, вокруг меня Космос, небо звездное и идет − руки светятся как будто.

− То есть?

− Свет проходит из них.

− Это физические руки, или все-таки это энергетическая оболочка, имеющая форму рук, ног?

− Скорее, энергетическая. Свет - белый с голубым свечением. Он в середине белый с голубым отливом.

− А зачем вы там находитесь, в этом пространстве Галактики, по вашим ощущениям? Мы ничего не делаем просто так. Для чего вы там находитесь? С какой целью, с какой задачей? Первое, что приходит!

− Проводник.

− Хорошо. А теперь давайте поподробнее посмотрим, проводник чего, проводник − значит, вы что-то проводите?

− Луч.

− Какой луч − опишите, пожалуйста, первое, что приходит.

− Свет, столб света.

− Вы проводите свет откуда куда? Откуда идет этот луч, где источник этого луча?

− Источника нет.

− Хорошо. И в чем задача, для чего этот луч?

− Возрождение.

− Возрождение чего или кого?

− Новая жизнь.

− Возрождение новой жизни − где, в ком, в чём?

− Земля! 

− Возрождение новой жизни на Земле, то есть, это касательно планеты Земля, правильно понимаю?

− Да. 

− Хорошо. Посмотрите, пожалуйста, вы − проводник этого луча, речь идет об этой жизни К., или это когда-то давно?

− Сейчас.

− Это касается тела К. или жизни К.?

− Да.

− Этот луч, который вы проводите − каким образом вы это делаете?

− Сила.

− Какая сила?

− Бога.

− Сила Бога через вас, или в вас, или ещё как-то?

− Через меня!

− Работает через вас?

− Да.

− Хорошо. Скажите, пожалуйста, этот луч, когда вы его проводите, как он на вас влияет?

− Тепло.

− То есть, это позитивное влияние или негативное?

− Это позитив, свет!

− Хорошо. Посмотрите, пожалуйста, мы можем сейчас посмотреть, как конкретно Вы на Земле это делаете? Это можно сейчас смотреть?

− Закрыто.

− Хорошо. Давайте сейчас перейдем в то воплощение, которое важно вам посмотреть именно сейчас. Где вы сейчас находитесь?

− Храм.

− Хорошо, опишите, пожалуйста, этот храм.

− Католическое что-то.

− Древний?

− Да, очень старый.

− Какой он по цвету, из чего он сделан?

− Белый, коричневая крыша, монах.

− Вы монах или Вы видите монаха?

− Вижу монаха.

− Как он одет?

− Такая плащаница, как плащ из грубой ткани коричневой.

− Подпоясанный, да?

− Да.

− А на голове?

− Она выбрита.

− Полностью?

− Нет, волосы есть, но макушка выбрита.

− Прочувствуйте, пожалуйста, сейчас себя, свое тело. Чем оно отличается от тела К., которое Вам известно? Почувствуй себя, свою оболочку. Себя нельзя увидеть, можно почувствовать. Большой, маленький, худой, толстый, он, она?

− Он.

− Вы мужчина.

− Да.

− Крупное тело?

− Достаточно, да.

− Высокий, низкий?

− Средний.

− Хорошо. А как одет? Как Вы одеты? Такая же холщовая, или что-то другое - по ощущениям?

− Белый, как у Папы римского, такое что-то.

− Белая одежда?

− Да. Католический крест.

− Где?

− На груди.

− Хорошо, белая одежда, а волосы какие у Вас?

− Седые.

− Хорошо. Сколько лет? Первое, что приходит.

− 56.

− Хорошо. А что на ногах?

− На ногах сандалии.

− Как Вас зовут? Первое, что приходит, имя.

− Феофан, как-то.

− Я буду Вас так называть. Если не будет ложиться − скажете, хорошо?

− Да.

− Феофан, скажите, пожалуйста, ваша задача, кем вы являетесь? Пост или миссия? 

− Папа. 

− Хорошо. И ваша задача, какая? Как вы видите, чувствуете свою задачу? Что вы делаете там?

− Оберегать людей.

− Вы в католической вере, верно?

− Да.

− Хорошо. Вы сейчас стоите, сейчас вы смотрите на этот храм?

− Нет.

− А что делаете, расскажите, пожалуйста.

− Гора, море большое.

− Что вы там делаете?

− Молитва.

− Молитесь?

− Да.

− Вам пятьдесят шесть или меньше, или больше?

− Нет, пятьдесят шесть.

− Хорошо, о чем ваша молитва, Феофан?

− О мире.

− Что вы просите у Бога?

− Чтобы не было войны.

− Вы молитесь за мир?

− Да.

− То есть, вы всю свою жизнь посвятили служению?

− Да.

− У вас есть семья, жена, дети?

− Нет.

− И не может быть?

− Нет.

− Это не допустимо, когда вы Папа, или это ваш осознанный выбор?

− Выбор.

− А если бы хотели, могли бы?

− Да.

− Хорошо. А давайте вернемся, Феофан, на двадцать лет назад, вы кто, вы же еще не Папа, наверное?

− Нет.

− Чем вы занимаетесь?

− Воин.

− Вы воин?

− Доспехи.

− Вы участвуете в битвах?

− Нет. Замок какой-то. 

− Посмотрите, какое отношение к вам имеет этот замок.

− Это мой замок.

− И какова ваша семья? Вы же не один в замке живете?

− Нет, большая. 

− Вы Феофан или это уже другое?

− Нет. Ричард. 

− Хорошо. Вы живете в замке, вы в военной одежде, в доспехах.

− Да, большое зеленое поле и замок.

− Ваша задача, чем вы занимаетесь? 

− Государством. 

− Управляете? 

− Нет, наследник, престол. 

− Вы пока еще молоды, и Вы наследник, ваш отец правит?

− Да.

− Как Вы себя ощущаете, Вам нравится в этой семье короля?

− Не все гладко.

− Не все гладко внутри семьи?

− Нет, завистники.

− Не все гладко в государстве, или в самом дворце?

− Во дворце. Какие-то заговоры, козни. 

− И ваша задача в ваши, сколько вам там лет сейчас?

− Тридцать два.

− И ваша задача в ваши тридцать два − вы помогаете отцу?

− Да.

− Вы женаты?

− Есть девушка.

− Но еще не женаты?

− Нет.

− А мама есть, она ещё жива?

− Да.

− Это как в те времена − король и королева?

− Да.

− А территория какая, местность какая? Первое, что приходит. 

− Англия. 

− Хорошо, а век, если приходит, какой век?

− XVII-й.

− Хорошо. А у вас есть братья и сестры, Ричард?

− Сестра. 

− Младшая, старшая?

− Старшая.

− Как зовут?

− Генриэтта. 

− Хорошо, какое у вас состояние на данный момент, ваши обязанности?

− Я помогаю отцу.

− Хорошо. В ваших отношениях с родителями всё хорошо?

− Да, только с мамой не очень.

− Почему, что там с мамой?

− Она не моя.

− А ваша мама умерла?

− Да, её нет.

− Давно?

− Давно.

− Сколько вам было?

− Шестнадцать.

− А вот если ваши пятнадцать лет, хорошие отношения с мамой?

− Замечательные!

− Любила?

− Да.

− И папа?

− Да.

− То есть, росли вы комфортно?

− Более чем.

− Прекрасно, хорошо. Скажите, пожалуйста, вот вы в замке, у вас правящая семья, вас к чему готовят, к наследованию? Чему вас обучают?

− Да, на трон.

− Вот вы говорите, что в военной одежде периодически, вы учитесь воевать?

− Это учение.

− Вы себя каким чувствуете, когда вы уже зрелый мужчина, двадцать пять-тридцать?

− Силу и мощь.

− Как личность, вы какой?

− Справедливый.

− Отца любите?

− Да.

− То есть, у вас единая позиция?

− Да.

− Хорошо. Давайте посмотрим, как разворачиваются события, когда вам тридцать пять. Посмотрите, как дальше?

− Заговор. Отца убили. 

− Вы знали о заговоре?

− Догадывался. 

− Но ничего не смогли сделать?

− Нет.

− Что происходит дальше? Отца убили, как вы выходите из ситуации?

− Бегство.

− То есть, надо убегать, а то и вас туда же.

− Да.

− А у вас сестра ещё?

− Сестру убили.

− Это в ваши тридцать пять или когда, примерно?

− Да, тридцать пять.

− Кто это? Это те, которые были где-то когда-то рядом, не пришельцы с других земель? 

− Испанцы.

− То есть это такое, масштабное нашествие?

− Да.

− Можно сказать, что это начинающаяся война, или это быстрое мероприятие?

− Это как разгром. 

− Их много, испанцев?

− Лошади, много. 

− Посмотрите, пожалуйста, Вам удается убежать, Ричард?

− Да, море.

− Как все это происходит, что вы предпринимаете, как вы убегаете?

− Сначала вплавь.

 − Вы один или с вами кто-то?

− Один. Рыбацкая шхуна.

− Вы доплываете до какой-то рыбацкой шхуны?

− Да. Они меня подняли. 

− Это было приготовлено или это было спонтанно?

− Нет, спонтанно.

− Хорошо. Вас спасли, можно так сказать, да?

− Да.

− Дальше посмотрите, как разворачиваются события.

− Одежда.

− Дали вам одежду?

− Одежда рыбой пахнет.

− То есть, вы уцелели, вас не ранили, ничего такого?

− Да, успел.

− Тонуть вы не тонули, вас вовремя вытащили?

− Нет, быстро.

− Язык другой? Они на другом языке говорят, не на английском?

 − Это итальянский.

− А посмотрите, пожалуйста, где вы благодаря им находитесь? Они вас спасают. Это люди благостно настроены к вам, всё в порядке?

− Нейтрально.

− Но они вас спасают.

− Да.

− То есть, вам не нужно их остерегаться?

− Нет.

− Хорошо. Дальше, как это все происходит, вы на какую территорию попадаете в итоге спасательной операции этой?

− Солнце, оливки.

− Похоже на Италию, да?

− Да, это можно сказать, Сицилия, по-моему.

− Хорошо. И вот посмотрите, можно год спустя − как вы дальше живете?

− Я работаю. Простая одежда.

− То есть, вы оставили эти мысли, вы все-таки наследник.

− Абсолютно.

− Избавились? То есть, у вас больше нет каких-то грандиозных планов, связанных с правлением?

− Нет.

− То есть, вы работаете, простой работой занимаетесь.

− Это пекарня или кузня, не пойму.

− То есть, вы живете в какой-то семье, которая вас приютила или как там сложилось?

− Это какое-то подворье.

− Но не ваше?

− Нет.

− И вы там работаете?

− Хозяин какой-то. 

− А мысли в вашей голове, будучи сыном короля?

− Мне всё не нравится.

− А какие планы?

− Помощь людям.

− Вы как-то связываете ваши мысли с вашей страной, Англией, откуда пришлось бежать?

− Нет, это что-то большее!

− Посмотрите, как вы, спустя какое-то время, реализовываете свои планы помощи людям. Это связано с Феофаном?

− Да, книги, свеча. Что-то пишу... 

− То есть, связь, вас звали Ричард, а потом Феофан, это одно воплощение, я понимаю? То есть, смена имени?

− Смутно как-то.

− Давайте посмотрим, как это происходит. Вы работаете на обычной работе, занимаетесь каким-то простым делом, вам не нравится, но у вас в голове какие-то глобальные мысли: как-то помогать людям. Посмотрите, через короткое время, например, через год, как вы двигаетесь по этому пути, как вы начинаете помогать людям, как складывается это всё?

− Старый пастор, священник. 

− Вы знакомитесь с ним? Кто это, какую роль играет в вашей жизни этот старый священник, пастор?

− Он мне что-то рассказывает. 

− О чем?

− Книги...

− Он вам передает какое-то знание?

− Открыл библиотеку.

− Которая находится где?

− Она не для общего посещения. 

− Вы вдвоем там?

− Вдвоем и это тайный ход какой-то.

− Это в храме, под храмом или где?

− Это храм, но закрытый. Там не найдешь вход. 

− Только это знают те, кто должен знать?

− Да.

− Это ещё Сицилия, или это уже другое место?

− Это Италия.

− А какой город, понятно?

− Рим.

− Хорошо. И вы в Риме и со старым пастором, который привел вас в библиотеку какими-то тайными ходами. Что он хочет вам показать, что он хочет вам рассказать? 

− Книги, Иисус.

− Книги, которые связаны с Иисусом?

− Да.

− Древние?

− Очень. Нельзя показывать людям. 

− Обычным людям?

− Да.

− Почему он показывает вам? У вас же нет еще какого-то поста?

− Свет. 

− Что свет, объясните, пожалуйста.

− Говорит, что свет в тебе.

− Он видит в вас свет? А вы когда познакомились, это было как-то очень необычно?

− Я ему помог.

− Помог обычным способом или как-то иначе? Как вы ему помогли?

− Я его поднял, он упал в грязь, толпа людей проходила мимо.

− Он сам упал в грязь, или его толкнули?

− Толкнули.

− То есть, кто-то хотел ему что-то сделать?

− Нет, это не специально.

− Вам стало жалко, и вы его подняли?

− Да.

− И дальше, как развивалась ваша связь?

− Дальше я ему отряхнул подол от грязи.

− Он в рясе?

− Да.

− Что он говорит вам? 

− Он положил руку на голову, попросил прийти в гости. 

− Как вы отнеслись к этой встрече, вы что-то почувствовали?

− Помощь, нужно помощь оказать.

− Вам можно оказать ему помощь?

− Преемник.

− Кто преемник?

− Я.

− Вы почувствовали, что вы преемник?

− Да.

− Хорошо. А скажите, пожалуйста, как вы в Риме оказались, каким образом? Вы до этого были на Сицилии.

− Лошади, повозка, шхуна. 

− Вы целенаправленно ехали в Рим, или это было ваше чувство, или что это было? Почему вы туда отправились?

− Какое-то письмо, сверток.

− У Вас?

− Да. Я везу. 

− Кто-то попросил вас отвезти письмо?

− Да.

− И вы тогда просто обычный человек, вы не священнослужитель?

− Нет, я тот, который сбежал.

− Тот Ричард.

− Да.

− Хорошо. И это просто обычное, как будто бы, задание − отвезти письмо в Рим.

− Да, это семья, где работал и жил. 

− И вы это воспринимаете просто, как мне нужно отвезти письмо?

− Да.

− А кому письмо, обычному человеку или священнослужителю?

− Нет, это какой-то государственный служащий. 

− Хорошо. А вот эта встреча с монахом, которого вы подняли, она случайная, да?

− Да.

− То есть, вы просто шли по улице.

− Да. Это не запланировано.

− Он вас пригласил, вы на следующий день прямо пошли к нему в гости?

− Нет, гораздо позже. Я думал...

− Надо вам это или не надо?

− Да.

− И что вас сподвигло все-таки пойти к нему в гости? Что за событие или мысль?

− Луч, свет. 

− Откуда? Какой, где? Расскажите, поподробнее, пожалуйста!

− Ночь, сплю. Из потолка, из угла здания.

− На вас, да?

− Да. Яркий свет.

− Он вас будит?

− И я проснулся. Образ Иисуса. 

− Что он говорит вам, какую информацию он вам дает? 

− Тепло. 

− Вы на тот момент верующий человек?

− Да!

− Как вы восприняли образ Иисуса в этот момент, как это для вас?

− Очень трепетно.

− Вам идет информация какая-то от Иисуса?

− Просто руку поднял! 

− Как какой-то знак или?

− Да, теперь на голову кладет. Тепло, слезы... 

− И что вы осознаете в этот момент?

− Бог. Тепло, очень тепло!

− Какое чувство вас переполняет в такой момент?

− Радость, ликование, слёзы! 

− Слезы чего?

− Благодати. 

− Переведите сейчас все это на осознанный уровень К., присвойте это, будучи К.. Осознали?

− Нет. Закрыто. 

− Но это же уже часть вас!

− Да.

− И оно откроется в нужное время, правильно?

− Своевременно. 

− Оно актуализируется тогда, когда нужно, правильно? 

− Да!

− Но это уже часть вас? 

− Да.

− Что вы понимаете в тот момент, для чего Иисус проводит сейчас это действие с вами, какой знак он вам дал в этот момент? 

− Избран. 

− Вы осознаете, «избран» для чего, есть понимание?

− Помощь, помощь людям!

− Когда вы осознаете, что вы избранный для помощи людям − как это для вас, что вас переполняет?

− Сила! 

− Какая сила? 

− Благодать добрая. 

− Что дает вам эта сила? 

− Вседозволенность. Тьма, изменить тьму!

− С помощью чего?

− Свет, силой света! 

− Почувствуйте, где в теле вы чувствуете эту силу, которая теперь у вас, которой наградил вас Иисус, актуализировав в вас её? Где в теле вы её ощущаете?

− Внутри, солнечное сплетение. 

Насколько это возможно, переведите на осознанный уровень К. всё то, что сейчас видите, чувствуете.

− Энергетический сгусток внутри, яркий шар, свечение.

− Какого цвета?

− Белый, тепло внутри. Даже жжение такое, по всему телу распространяется.

− Это же постоянно активный свет, верно?

− Да, он не прекращается, проходит через меня.

− Чем он вас постоянно наполняет, будучи таким активным?

− Энергией, благодатью.

− Энергией, благодатью, силой для того, чтобы что?

− Изменить, дальше нет.

− Хорошо. И обладая этим светом внутри в этом моменте вы теперь знаете, как вам действовать дальше? Есть понимание, хотя бы приблизительное?

− Не останавливаться!

− Есть понимание, что нужно делать, или это будет приходить по мере течения времени?

− Нет, закрыто.

− То есть, это и не нужно, верно я понимаю?

− Позже...

− То есть просто идти и каким надо быть, чтобы эта информация приходила, что надо делать?

− Собственный пример.

− Чей собственный пример?

− Мой.

− Пример собственной жизни, транслировать пример собственной жизни для людей, так?

− Да, не останавливаться! Труд… 

− То есть это событие, когда Иисус положил вам руку, когда всё это изменило вас и произошло в вас, вы стали совершенно другим в тот момент?

− Да, потом священник, книги...

− Вы пошли к нему. Он в первую же встречу книги вам показал, или было несколько встреч?

− Беседа.

− Вы говорили об Иисусе?

− Он говорил, что он знал...

− Про вас?

− Да!

− Как вы воспринимаете эту информацию, уже имея такой опыт?

− Очень спокойно.

− То есть, он вам говорит о ваших последующих действиях, или просто ведет в библиотеку и показывает?

− Свеча, коридор, книги, очень много книг, старые...

− То есть, вы начинаете изучать эти книги? 

− Нет.

− А как? Для чего он вам их показывает? 

− Я прикасаюсь руками, от них тепло, поток, информация, поток через руку.

− То есть вам не нужно их читать, вы впитываете информацию через руку?

− Да!

− Посмотрите, почувствуйте, как вы это делаете? Почувствуйте этот процесс, увидьте его, как это происходит?

− Ладонь, как луч через меня идет к книге. Потом через макушку свет.

− Сверху в вас или из макушки вверх?

− Из книги вверх.

− Через вашу макушку проходит?

− Да. И потом через меня вниз, луч через меня вверх-вниз, но рука на книге.

− И вся информация, которая в ней, становится частью вас?

− Да, ложится в меня!

− Вот сейчас переведите это на осознанный уровень К.. в той степени, в которой это возможно и доступно будет К..

− Тайные знания.

− То есть это библиотека с тайными знаниями?

− Это накопление веков, это суть людей! 

− Это связано с какой-то конкретной религией, или это всеобъемлющие знания?

− Нет, это всеобъемлющие знания, это информация, не по религиям, это выше!

− Как связана эта информация с Иисусом? Он вас привел к этой информации, или как-то еще связаны с ним эти книги?

− Показал путь. И показал, что есть!

− Этот путь?

− Иисус.

− Что он есть?

− Да.

− То есть, в тот момент, когда вы его увидели в свете, ваша вера стала непоколебимой.

−Абсолютной!
         − Хорошо. Вы теперь можете в эту библиотеку ходить несколько раз, или это единовременное событие?

− Нет, это теперь моя, передали...

− Вы можете делать это сколько хотите, или когда чувствуете?

− Когда нужно, ответов, когда нет.

− Многие могут ходить туда, или это единицы?

− Нет, это только для меня!

− И вот этот человек мог там бывать, священник, который вас туда привел?

− Да. Его больше нет.

− Почему, где он? 

− Исчез...

− Он исчез из этого помещения или из вашей жизни? Что вы имеете в виду?

− Вообще исчез, его нет!

− Сейчас вы еще в библиотеке?

− Да.

− Один? 

− Да. Уже возраст.

− Уже другой возраст? Посмотрите, пожалуйста, тот момент, когда вы сначала были Ричардом и как вы стали Феофаном, что это было за событие? 

− Это какое-то здание церкви одиночное. 

− Туда только вы можете заходить?

− Нет, люди приходят.

− Что значит одиночное?

− Нет строений в округе. Она как бы стоит на выступе мыса. За ней море. 

− Это там же, в Италии?

− Нет, это Англия почему-то... 

− Вы вернулись в Англию в какой-то момент?

− Нет.

− Это единовременное событие?

− Да.

− Хорошо. Что это за церковь такая, где вы должны были оказаться?

− Нет ответа.

− Хорошо. Там происходит ваша трансформация? Вы были Ричардом, обычным человеком и там происходит посвящение или что происходит там для вас, с вами?

− Переосмысление. Спрятаться. Это как переодевание... 

− Спрятаться или уединиться, что вы имеете в виду? Как обряд?

− Нет, это быстрая смена, это как переодеться, сменить внешность.

− Это даже на физическом плане в какой-то степени изменения происходят?

− Да, это переодевание. 

− Ваша физическая оболочка претерпевает какие-то изменения? 

− Внешне да, внутренне нет.

− Это совсем другое тело, или просто оно становится более молодым, более старым, как понять?

− …

− Сами понимаете, осознаете процесс? 

− Это как переход...

− Внешне вы тоже сильно меняетесь?

− Да.

− То есть, находясь там, вы понимаете этот процесс? Для вас он нормален, понятен, осознаваем?

− Так должно быть!

− Это не больно, это не страшно?

− Абсолютно не страшно, не больно.

− Вы были к этому готовы на тот момент?

− Да!

− То есть, для вас это уже абсолютно нормальный процесс.

− Да.

− В тот момент вы становитесь Феофаном?

− Да.

− Откуда возникает это имя, или тоже приходит, как знание?

− Это как должно, так есть!

− То есть, со сменой некой физической оболочки, приходит и другое имя?

− Английский − Фонице.

− Это всё происходит в этом моменте некой трансформации, правильно я понимаю?

− Нет, это отдельные образы, картинки.

− Это все происходит в этой церкви, которая на мысе находится?

− Да, это скала, вход внутри, вниз.

− Вы спускаетесь вниз?

− Спускаюсь вниз, ступеньки в скале, свеча, грот. Здесь какая-то комната, очень богатая. 

− Чем-то украшена? 

− Свечи на стенах. Пол гладкий. Столы как бронзовые. 

− Вас там кто-то ожидает, или там никого?

− Слуги.

− Вы туда идете один?

− Да.

− Это происходит после момента, когда вы изменились внешне, или до?

− До.

− С какой целью вы туда идете, посмотрите, что там происходит?

− Я быстро переодеваюсь.

− Вы физически переодеваетесь, одежда, другую одежду одеваете?

− Сейчас да!

− Вам помогают?

− Да, слуга.

− Там только слуги и вы?

− Да.

− Вы понимаете, зачем это всё происходит? Есть знание, понимание процесса?

− Помощь людям.

− Вы понимаете, зачем вас переодевают в другую одежду? Сам этот процесс, который будет происходить, вам понятен, вам спокойно?

− Очень. 

− Но вы поняли, что в вас изменилось? 

− Это переодевание.

− Для чего?

− Спасение. 

− Спасение вас или для спасения?

− Нет ответа... 

− Хорошо. Что происходит после того обряда или события в этой церкви, когда вы становитесь Феофаном или Фонице, как вы сказали, как дальше развивается ваша жизнь?

− Много людей.

− Перед вами?

− Проповеди.

− Вы начинаете читать проповеди?

− Да.

− Вы уже в белом или сначала какая-то другая одежда?

− Нет, это коричневая.

− Монашеская?

− Да. Странно...

− Что?

− Внутри ощущение молодого.

− То есть, ваш возраст уже не молодой, а внутри себя вы чувствуете очень молодо?

− Да, это как одежда. Священник, как одежда.

− Это как образ, для людей?

− Да. Физический!

− А внутри?

− А внутри молодой, энергии много.

− И вы читаете проповеди, находясь в церкви или на улице?

− Нет, это даже не улица, это какое-то другое помещение.

− Не церковь?

− Нет, это каменное здание, кирпичи.

− То есть, это не классическая католическая церковь?

− Булыжники, мостовая. Люди, закрытое помещение.

− Ваше общество, оно закрытое?

− Да!

− Вы как-то называетесь, что за сообщество ваше? 

− Крест католический, больше ничего.

− Хорошо. И вы собираетесь регулярно, вы читаете проповеди?

− Да.

− Вы играете ведущую роль там какую-то? Вас слушают?

− Да!

− Вы еще ходите в эту библиотеку, которую вам показал священник, или это больше не нужно?

− Нет.

− Вы уже наполнены знаниями?

− Это изнутри.

− Посмотрите, пожалуйста, когда вы читаете проповеди, как информация из вас происходит, почувствуйте этот процесс, увидьте его!

− Сверху луч.

− Вы его чувствуете?

− Он через меня проходит. И свет из груди. 

− И вы транслируете?

− Интересно! 

− Что интересно? Опишите!

− Луч из груди.

− Куда стремится луч из груди?

− Распространяется свет.

− На людей?

− Да.

− Для чего, что происходит, когда свет распространяется на людей?

− Люди меняются.

− При этом даже необязательно говорить? 

− Нет.

− То есть, вы можете говорить, а может и нет?

− Не нужно говорить!

− Люди это понимают, люди понимают, что проходит через вас?

− Они меняются.

− Но они осознают этот процесс, что вы являетесь транслятором божественного света?

− Не все, избранные.

− Которые перед вами?

− Да. Тоже светлые. Они меняются. Начинают светиться.

− Для того, чтобы что? Они тоже дальше несут этот свет?

− Да, несут по своим местам, они из разных мест.

− Их много перед вами? 

− Не больше двадцати. 

− Они к вам относятся как к кому? Кто вы для них?

− Источник, свет, сила, знание!

− То есть, это уже чистый обмен, чистое знание, нет никаких ритуалов, названий?

− Абсолютно. Это поток энергии!

− Для вас этот поток энергии, он от кого?

− Бог!

− Иисус для вас кто, как вы его понимаете?

− Бог!

− Он тоже Бог?

− Он во мне!

− И в каждом из них?

− Они светятся! 

− То есть, часть энергии Иисуса в вас, я правильно понимаю?

− Да. Свечение, свет сверху.

− Этот свет, он идет именно от Иисуса, или от Бога? 

− Бог. Это очень что-то мощное. Это очень мощное!

− И вы способны это проводить, верно?

− Да, я передаю это. Это очень мощное!

− Как на вас влияет свет, который проходит через вас от Бога?

− Мне тепло очень, очень.

− Это хорошо для вашего тела?

− Спокойно. 

− То есть, это не разрушительно?

− Нет. Это очень мощное. Это не имеет границ!

− Как вы себя ощущаете, будучи в такой миссии? Как это для вас?

− Спокойно. Так надо. Так должно быть. 

− Посмотрите, пожалуйста, почувствуйте, как вообще, будучи проводником света, вы проживаете каждый день.

− Молитва. 

− Часто молитесь?

− Да. Не разговариваю ни с кем.

− В основном один проводите время между такими передачами?

− Да. Общение с животными, природа...

− Больше находитесь на природе? Общаетесь с животными и с растениями?

− Да, они все живые. Они искрятся. 

− Что вам дает общение с ними?

− Информацию.

− Какую?

− Рассказывают, что творится в мире.

− Животные и растения?

− Растения, от них свет. 

− То есть, через них вы получаете чистую информацию о том, что происходит в мире?

− Со всего света.

− А для чего, что вы делаете с этой информацией, вы как-то с ней работаете?

− Молитва.

− О чем ваша молитва?

− О мире.

− То есть, узнавая информацию таким образом, вы молитесь о мире, чтобы его менять в лучшую сторону, правильно я понимаю? Или вы точечно влияете на какие-то процессы, на какие-то места в мире?

− Информация приходит, молитва, кому нужна помощь.

− И вы знаете, что делать? Приходит информация, что делать, как молиться?

− Да. Помощь. Свет на расстоянии передается.

− Через вашу молитву?

− Да.

− Люди к вам приходят иногда?

− Это не люди.

− Кто?

− Энергия.

− Вы с людьми не взаимодействуете практически?

− Дети.

− Через детей?

− Дети приходят.

− И вы общаетесь с детьми?

− Они рассказывают, кому нужна помощь в округе.

− И вы помогаете? 

− Не всем.

− Когда чувствуете, да? Как вы решаете, кому помогать, а кому нет?

− Вижу.

− Сразу приходит информация, мгновенно?

− Да.

− Как дети вас называют? Каким именем? Они обращаются к вам как-то?

− Падре. Странно...

− Что? 

− Это не дети.

− А как? 

− Это энергия. 

− То есть, это не обычные дети, это как энергия в оболочке детей?

− Это и дети и не дети, и энергия как дети.

− То есть, они не в физической форме к вам приходят?

− Да, это как шарики.

− Которые приносят вам информацию?

− Да.

− О том, кому нужна помощь?

− Да.

− Получается, вы как-то скрыты от мира, люди вас не находят? 

− Переодеваюсь. 

− То есть, когда вы выходите к людям, вы в другой оболочке физической?

− Да. Это странно. 

− То есть вы уже владеете возможностью менять оболочку?

− Это, как одежда. Здесь молодой и в одночасье старик.

− Для людей вы как старик, как старец?

− Старик. Идут люди. 

− Когда люди к вам приходят, где вы находитесь, в каком-то помещении или также на природе?

− Нет, это природа, этот мыс, это здание. Каменное здание. Они туда приходят. Странно... 

− Странно, как вы можете трансформироваться?

− Да.

− Как я понимаю, это уровень святого?

− Нет. 

− А как? То есть, вы для них святой, для людей? Как они вас воспринимают как мудрого старца? 

− Да, мудрый старец!

− Как в народе о вас говорят? Как вас называют в народе между собой? 

− Отшельник, священник. 

− Имя ваше произносят? 

− Падре. 

− Просто «падре»?

− Да.

− Вы часто выходите к людям?

− Нет, они приходят.

− Часто вы с ними взаимодействуете, или вам лучше чаще быть самому?

− Дети, через детей информация.

− Через эти световые формы детей?

− Нет, физические. 

− То есть, чаще вы с детьми взаимодействуете?

− Да.

− А почему именно с детьми, дети вас чувствуют лучше, или они вас находят?

− Они чистые.

− Они сами к вам притягиваются? Вы же их не зовете?

− Они сами идут.

− А посмотрите, пожалуйста, много вам удается сделать в этом вашем воплощении? 

− Непонятно. Старик и молодой. 

− То есть, вы можете быть и таким, и таким?

− Это меняется. 

− То есть, когда вы с людьми − вы старик, когда вы сами − вы молодой, правильно я понимаю?

− Молодой − сила, энергия, старик − собирает информацию и помощь. Непонятно, здесь знания, там дальше переодевание − молодой.

− А вы посмотрите, для чего этот процесс нужен, там все известно и понятно уже: «Это для того, а это для того». Посмотрите, как разграничены эти процессы, для чего нужно это переодевание?

− Это чтобы не знали.

− Чтобы обычные люди не знали эти сокровенные процессы?

− Да. Разные люди. Опасность.

− Опасное для людей это знание?

− Нет, опасно для меня.

− У вас же получается все время разграничивать это? Для людей быть в форме старика, все остальное время находиться в другой, более удобной оболочке, верно?

− Да!

− И для вас же — это нормально, вы достаточно просто это делаете, меняете?

− Это просто!

− И вот эта ваша жизнь, вы живете такой жизнью, как вам такая жизнь, как вы её воспринимаете для себя?

− Спокойно. Так нужно!

− Можно сказать, что вы счастливы, или это сюда не подходит?

− Нет, счастлив, это несет помощь! Энергия! Я счастлив, энергии много! Очень много энергии! 

− Что вам удается сделать с этим огромным количеством энергии за это ваше воплощение?

− Помощь людям, спасение. 

− Вы какое-то учение оставляете людям, или это не нужно?

− Нет, это свет через меня!

− Просто свет через вас?

− Да.

− Который помогает людям, помогает планете, правильно?

− Да, помощь! 

− Скажите, пожалуйста, тело физическое, которым вы пользуетесь − как долго вы пользуетесь таким телом?

− Очень долго.

− Если в годах, это сколько?

− Триста.

− Триста лет?

− Шестьсот даже.

− Хорошо. Скажите, пожалуйста, вы еще живёте, вы еще пользуетесь этим телом иногда, или эта задача уже выполнена?

− Нет, непонятно. Нет ответа.

− Хорошо. Скажите, пожалуйста, есть ещё важная информация, которую нужно посмотреть и узнать сейчас, сегодня? 

− Закрыто!

− Скажите, пожалуйста, эта оболочка, которой вы пользуетесь, чем заканчивается жизнь Ричарда, которую мы начали смотреть, который стал Феофаном? Или это все переходит в другую энергетическую форму, и она не заканчивается?

− Не заканчивается.

− То есть, не нужно смотреть её конец, она продолжается?

− Нет конца.

− Эта энергия, которая начала, которую мы сейчас смотрим, которая начала или продолжила работать через Ричарда, через Феофана − она работает сейчас через К.?

− Да.

− То есть, у К. есть вся необходимая информация для того, чтобы идти дальше?

− Нет.

− Он сейчас может получить информацию, которая нужна?

− Позже.

− Она будет приходить сама, или через кого-то?

− Сама. 

− Что необходимо, К. делает все правильно, или что-то необходимо ему ещё делать для того, чтобы информация поступала нужным образом?

− Работать.

− Что значит работать, каким образом?

− Молитвы, мысли.

− Работать над собой?

− Да, много! 

− Что-то К. нужно изменить в его жизни для того, чтобы двигаться дальше?

− Мысли.

− Как начать работать с мыслями, есть информация?

− Читать. Много книг.

− Откуда будет приходить информация, какие книги нужно будет читать К.?

− Нет информации.

− Все будет происходить само собой?

− Да.

− Какие-то есть ещё указания К. для его дальнейшего пути?

− Остальное придёт!

− Путь, которым он идет сейчас, он верен?

− Его.

− Что ему будет помогать, когда ему будет сложно?

− Внутренний свет, сила!

− Внутренний свет, который находится в солнечном сплетении, тот яркий свет, от которого тепло?

− Да!

К. может на нем концентрироваться каждый день для того, чтобы получать оттуда силу?

− Да.

− Есть информация еще для К., или мы можем на сегодня завершать?

− Завершать.

− Хорошо. Еще одна важная деталь. Посмотрите сейчас своим внутренним взглядом на оболочку, на ауру своего тела. Из того пространства, в котором вы ещё находитесь. Все ли нравится в ауре тела К. или хотелось бы что-то подправить?

− Нормально.

− Ничего не нужно делать?

− Нет.

− Хорошо. К., поблагодарите Ричарда, Феофана, почувствуйте эту связь, этот свет, заполните этим светом центр груди, который будет помогать вам дальше. И в своем темпе возвращайтесь вниманием в своё тело. Можно сделать несколько более глубоких вдохов и выдохов, тело будет готово, сознание и психика вернутся в состояние здесь и сейчас.

 

Сессию провела: И. И. Колесник

Сессию транскрибировала: А. Н. Лисицына

 

Ведущая: Колесник И.И. — «Жизнь Шах-Султан»

Клиентка в тот же вечер нашла подверждение данной истории в интернете, которая представлена, как легенда. Была поражена. Многие имена так же совпали. Несовпадение было только в способе смерти.

− Н., когда мы закрываем глаза, мы видим фон закрытых глаз. Опишите мне Ваш фон закрытых глаз: цвет, подвижность-неподвижность, однородность-неоднородность, консистенция. Как у вас?

− Мне кажется, я вижу.

− Что Вы видите, опишите.

− Я не вижу образы, я вижу, во-первых, у меня черный пустой лист и возможно, легкие вибрации.

− Чувствуете вибрации?

− Вижу. 

− Видите. А как вы видите вибрации, в виде чего?

− Они тонкие. Если это можно нарисовать, то они тонкие.

− Как полосочки?

− Как вуаль, да, такие.

− А скажите, они на темном, или они за темным?

− На темном. 

− Попробуйте сейчас посмотреть, как мы в окно смотрим через прозрачную штору. Попробуйте посмотреть туда, вглубь, что там?

− Я вижу вспышку, она мне прямо слева светится. 

− Какого цвета?

− Ну она, если это все темное, то она яркая, белая. 

− А везде дальше темнота и вот там слева вспышка? Или еще что-то раскрывается, когда вы смотрите, перед вашим взором?

− Так, я пытаюсь заглянуть.

− Может, ощущения какие-то возникают?

- Все важно.

− Небо вижу.

− Небо вверху видите?

− Угу.

− Какое оно?

− Темное, звезды.

− То есть ночь?

− Ночь. Это похоже на горы.

− Вы их видите или вы знаете, что они там есть?

− Да.

− Видите?

− Да.

− А где, перед вами, слева, справа?

− Передо мной прямо. Вот если бы я лежала сейчас, я бы лежала на земле.

− Вы описываете, как вы чувствуете. Темно, вы стоите на земле или вы лежите на земле? Почувствуйте, вы ногами землю чувствуете или всем телом? По ощущениям.

− Мне кажется, что я в воде лежу.

− Может быть.

− Очень-очень красивое небо и горы.  

− Прочувствуйте, пожалуйста, тело, которое лежит в воде − оно похоже на тело человека, или это что-то другое? По ощущениям.

− Похоже.

− Похоже на человеческое тело?

− Да. Мне комфортно. Очень странно, потому что я на самом деле, мне здесь комфортно, но если мы берем мою жизнь, которая сейчас, то я не очень, я боюсь посторонних предметов в воде.

− Хорошо, вот это тело, которое вы чувствуете, которое лежит. Получается, вы лежите на спине?

− Да. 

− А почувствуйте, оно большое, маленькое, худое, плотное − какое?

− Такое же.

− Это мужское тело или женское?

− Женское.

− Хорошо. Мы ничего не делаем просто так. Зачем вы лежите на воде и смотрите в небо?

− Вы знаете, у меня сейчас ощущение, что я труп. 

− Вы − труп, находящийся на воде?

− Угу.

− Ну-ка, откатим, пожалуйста, в утро этого дня, когда вы еще не труп. Посмотрите, утро этого дня. Где вы находитесь?

− Пока не понимаю. 

− Посмотрите утро этого дня, то есть 12 часов назад, например, когда было светло.

− Рынок. Старый какой-то такой очень, как в фильмах, что ли.

− Старый рынок и вы там ходите, или вы продаете что-то?

− Хожу. 

− Что за территория, это где?

− Похоже, на Восток, потому что такие одеяния, очень похоже.

− А Вы во что одеты?

− У меня кольца красивые - на пальцах.

− Много колец?

− Да. Зеленое, красное.

− Натуральные камни?

− Да, красивые.

− Хорошо. А что за одежда?

− Красная. Красная с золотом.

− Это платье, или это сари, или это какая-то другая одежда восточная?

− Пояс, красивый. Очень красивая, качественная одежда. 

− Какой век примерно, скажите пожалуйста?

− 16. Обувь золотая. 

- Вы живете в достатке?

- Я чья-то, я с кем-то. 

− Вас сопровождают или вы кого-то сопровождаете?

− Меня сопровождают и я чувствую, что вот это, то, что у меня есть, оно как-будто от мужчины. 

− То есть это изобилие − это от мужчины.

− Да. Жена может быть чья-то. 

− Хорошо. А вот здесь кто вас сопровождает?

− Двух мужчин вижу в черном. 

− Они Вас охраняют?

− И лошадь.

− Они на лошадях или кто-то один на лошади?

− Они оба идут по земле.

− А вы на лошади?

− Нет, я тоже иду по земле, а лошадь как бы рядом с нами идет.

− Хорошо, а что вы делаете на этом рынке? Вы же не просто так там ходите в сопровождении этих двух мужчин. Вам что-то выбрать надо?

− Ткань.

− Для себя?

− Фата, нужна фата. 

− Замуж собираетесь? Для себя фата?

− Мне кажется, для дочки.

− Для дочки своей?

− Да, мне кажется, для дочки, потому что я чувствую, что я уже как бы.

− Дочка у вас есть? Сколько вам лет?

− 35, 30. 

− Хорошо. Как вас зовут?

− Не знаю пока.

− Хорошо. Посмотрите, пожалуйста, где вы живете?

− Большой дом, бежевый такой. Очень красивые витражные окна, Персия, что ли. Очень на Персию какую-то похоже. Персия − это какой век?

− 16-й тоже подходит под это все. Потом проверим в интернете.

− Я, мне кажется, вижу мужа. 

− Прекрасно. Опишите вашего мужа?

−  Весь в синем, очень красивая борода, темный тоже такой, улыбается.

− Любит вас?

− Да.

− Вы его?

− Чувствую тепло. Вот он идет навстречу, радуется, что я вернулась из этой поездки, с рынка.

− Почувствуйте, у вас уровень чувств одинаковый, взаимный − он вас любит, вы его любите или кто-то кого-то больше любит?

− Взаимное, теплое.

− Взаимная, теплая любовь. Он какой-то правитель, судя по всему? По тому, что вы рассказываете.

− Пока не понимаю, но он очень хорошо одет.

− А посмотрите, вот вы говорите, такой огромный дом, в котором вы живете. А кто там еще живет?

− Вот я зашла в дом и есть персонал. Женщина там какая-то ходит, домом занимается. Сад. Я прямо вижу, что на какой-то горе, высоко очень. Да, и видно воду.

− А кто ваши члены семьи? Дочь, муж, кто - то еще у вас есть?

− Мальчик.

− Сын?

− Да, маленький, ему лет 8, наверное. 

− А как его зовут?

− Ахмет.

− А дочке сколько лет, раз ей фату выбирали?

− 14. 

− Ничего себе, так рано дитя замуж выдаете? А ее как зовут?

− Не знаю. 

− А мужа, как зовут?

− Не может быть. Парвис. 

− Прекрасно. 

− Ну не может быть. Ну он здесь, он в этой жизни.

− Это тот молодой человек, о котором вы мне говорили ранее?

− Как может быть одно и то же имя?

− Может быть. 

− Правда?

−  Конечно. А дочку почему в 14 лет замуж выдаете?

− Да, обычай такой. 

− А она знает, за кого её замуж выдают или там обычай − увидит на свадьбе?

− Она знает, она любит его.

− То есть это выбор ее был или так совпало?

− Она счастлива, вижу, что она радуется, то есть видимо такое, благословение.

− А он тоже из обеспеченной семьи?

− А вот этот парень, который ее, он в белом. Ему тоже лет там 16, он в белом. У него белые одеяния такие.

− А он из какого-то другого региона?

− Он местный, но у них также, на уровне нашей семьи.

− Хорошо, а посмотрите, пожалуйста, как вы вообще в целом живете − вам все нравится?

− Комфортно, тепло, эмоционально, это, получается, день. Такое счастье − свадьба, все красивые, все очень счастливы. Что-то на свадьбе случилось. 

− На свадьбе дочки?

− Да. Какая-то негативщина. 

− Которая потом с вами произойдет?

− Сейчас пока непонятно. Нужно до свадьбы дойти. 

− Давайте мы это потом посмотрим, а сейчас посмотрим еще интересные моменты. Вы с мужем своим живете лет 15 уже как минимум?

− Я рано за него вышла.

− Тоже в свои 15-14?

− Может быть, старше, может быть, в 16, но рано тоже. 

− А вашу семью посмотрите − папа, мама, до замужества, с кем вы жили − это тоже обеспеченная семья?

− Нет, обычная. 

− В этой же местности?

− Нет, это город, а родители в более простом месте каком-то.

− Хорошо, а посмотрите, как вы живете? Вам комфортно? Папа, мама любят?

− Уютно. Сад, тоже очень комфортно.

− Отношения теплые. 

− Да.

− Папа, мама любят?

− Да. 

− Посмотрите в ваши 10 лет.

− Стол деревянный, тарелки деревянные.

− У вас есть братья, сестры?

− Нет.

− Вы одна у папы, мамы?

− Да.

− Хорошо. Давайте посмотрим ваши 3 годика. Вот вы у папы, мамы, вы маленькая девочка. Как они вас называют? Первое, что приходит.

− Я вижу вид из коляски, вижу слева окно. Они улыбаются, они очень рады. Но они взрослые, они прям взрослые, мне кажется, я у них поздний ребенок. Мне кажется, это не они меня родили.

− Да? Хорошо, давайте посмотрим ваш 1 годик. Вы у них живете, или это в каком-то другом месте?

− Пустыня.

− Отлично. То есть их еще пока рядом нет.

− Нет, другие кто-то.

− Ну-ка, посмотрите, кто там рядом.

− Лошади черные. 

− Вам годик, что там за жилье такое в пустыне? Это что может быть?

− Палатки такие, ветер дует.

− Какие взрослые с вами рядом? Это ваши родители, или снова не родители, а кто-то о вас заботится? Почувствуйте, посмотрите.

− Я как будто в каком-то царском, такое сопровождение какое-то. Как будто справа палатки, оттуда мужчина выходит, у него сабля. А здесь караван прямо.

− Верблюдов или лошадей?

− Лошади такие черные, прям черное такое все, красиво. 

− А вот этот мужчина, который вышел, какой он?

− Я его вижу здесь, справа. То есть я, получается, в караване в этом, что ли.

− Вас кто-то на ручках держит? Вам годик.

− Да.

− А кто вас держит на ручках, женщина?

− Женщина. У нее красивая одежда. 

− Она ваша мама? Почувствуйте, кто она вам? Или она о вас просто заботится?

− Не понимаю.

− Не чувствуете, мама она или не мама?

− Я даже не понимаю, кто это.

− Хорошо, а что там происходит? Это какое-то временное место жительства, вы регулярно передвигаетесь с места на место с этим караваном?

− Мы куда-то едем.

− Мы это посмотрим. А перейдите сейчас вниманием, когда Вам 6 месяцев. Ваш дом, где вы живете, с кем вы живете, что это за место такое? Кто вас окружает? Вы малюсенькая совсем, 5-6 месяцев. Кто рядом с вами, кто о вас заботится?

− Я внутри, на руках у женщины, которая едет в карете, куда-то едем, какая-то колесница. Эта же.

− Женщина эта же?

− Нет, женщина другая, но карета, лошади − это все одно и то же. Это, видимо, принадлежит этим людям. 

− Хорошо, сейчас выясним. Эта женщина, которая вас держит в ваши 6 месяцев в карете, кто она вам? Она мама, она заботится просто о вас?

− Похоже, мама. Куда-то едет. Какая-то цель, но непонятно, куда путь.

− Хорошо, а давайте в 3 месяца. Посмотрите ваших папу, маму. 

− Замок.

− Где Вы находитесь? С кем?

− Я в такой штуке лежу, как это называется?

− Как люлька какая-то?

− Да. И она просто ходит рядом. Мама. Какая-то комната такая.

− Красивая?

− Да, очень красиво и высоко. Я это вижу как от третьего лица, я вижу себя, ее и как будто смотрю на это все. 

− Давайте смотреть от первого лица, вы этот ребенок, или не вы этот ребенок?

− Да.

− Ваши 3 месяца?

− Да. Вижу теперь опять окно здесь.

− Вы ребеночек, вы лежите сейчас в этой люлечке, правильно?

− Просто смотрю.

− Почувствуйте отношение вашей мамы к вам, она как к вам относится?

− Она рада, она довольна.

− Любит вас?

− Да, ходит, смотрит.

− А папа ваш?

− Не вижу.

− Ну Вы же знаете, как он к вам относится. Или найдите какой-то эпизод, тоже вы маленькая такая, 2-3 месяца.

− Он занят.

− Делами занимается? Тоже какими-нибудь государственными, важными?

− Да, но это важнее, чем то, что было.

− То, что смотрели, когда замуж вышли.

− Да, что-то очень важное. Тоже слуги есть.

− Хорошо. И вот папа занимается важными делами, очень значимыми, государственными. К вам он как относится?

− Хорошо. Любит. 

− Вы одна у них на данный момент времени?

− Вижу, да. 

− Хорошо. А давайте сейчас посмотрим, хотите процесс вашего рождения посмотреть?

− Да.

− Хорошо. Помотрите, вот этот вот папин и мамин союз, в тот момент, когда зарождалась ваша жизнь − это любовь, обыденность, страсть, насилие − что это?

− Это любовь. Ей страшно.

− Кому страшно?

− Маме. Но это очень красиво, очень аккуратно.

− То есть Ваш папа у неё первый?

− Да. Но есть такое определенное волнение.

− Посмотрите, пожалуйста, с какой целью Ваша душа идет в это воплощение – душа этой девочки. Первое, что приходит.

− Любовь.

− Что любовь?

− Что-то с любовью связано.

− Познать, дарить, активировать внутри себя?

− Найти, встретить.

− То есть речь идет о мужчине?

− Да.

− Хорошо, а теперь посмотрите, пожалуйста, к чему присоединяется Ваша Душа − к сперматозоиду или к яйцеклетке? Первое, что приходит. 

− К яйцеклетке. 

− Хорошо. Почувствуйте, пожалуйста, как вы реагируете на слияние со сперматозоидом?

− Волнительно. 

− Это же неизбежно.

− Это такое: о, Боже, что это происходит?

− Воплощаюсь, да?

− Да, опять, волнительно, потому что задача стоит.

− Да, понятно, надо ее исполнить. 

− Да.

− Хорошо. Как матка вас принимает?

− Тепло комфортно, безопасно. Не хочется вылезать вообще.

− Как скоро ваша мама почувствовала, что беременна вами, на каком месяце происходит это?

− Третий.

− И как она отнеслась к этому ощущению?

− Она довольна, гладит живот, улыбается.

− И в какой-то момент она говорит об этом своему мужу. Как он реагирует на это?

− Не вижу пока.

− Хорошо. Посмотрите, вот вы там развиваетесь в животике − 6, 7, 8 месяцев, папа и мама гладят животик или только мама? Или папа тоже иногда?

− Папа недоволен, что девочка.

− Почему?

− Да, я думаю, что меня хотели спрятать. Вот этот караван, который в пустыне − это спрятать. 

− А почему спрятать? Ну-ка, давайте разберемся. Подождите, давайте сначала посмотрим, как вообще поняли, что девочка будет? Или это потом уже случилось, по факту, когда вы родились? Или технологии какие-то, или знания? Как она поняла?

− Как она приняла решение спрятать?

− Нет, как ваша мама поняла, когда в животе вы еще были, что вы девочка?

− Не знаю. 

− То есть по факту поняли, когда родилась, что девочка? Или еще будучи в животе было понятно кому-то, маме, может быть, что у нее девочка в животе, а не мальчик. Было такое?

− Я не знаю, откуда она узнала. Мне кажется, ей кто-то сказал.

− Есть какие-то люди видящие в их окружении?

− Да, есть. Ей женщина какая-то сказала. Да. Я знаю это точно, что отец был недоволен, то ли будет недоволен.

− Когда мама ему скажет?

− Да. Есть такое. И меня прячут.

− Хорошо, мы это посмотрим, сейчас один важный момент пройдем с вами.

− А зачем прятать, непонятно.

− А мы сейчас разберемся. Посмотрите тот момент, когда вы понимаете решение, что вам пора рождаться. Как вы это понимаете, находясь в животе мамы?

− Надоело сидеть.

− Просто надоело?

− Да.

− То есть вы четко знаете: пора.

− Хватит уже сидеть. Не люблю ждать, вообще отвратительно, не люблю ждать.

− Понятно. Как вы рождаетесь? Вы головкой вниз лежите?

− Кстати, нет, ногами.

− Что в связи с этим делают? То есть там рядом какие-то женщины или кто-то, кто маме помогает в этом процессе вашей? Как этот вопрос вообще решается?

− Мне сейчас такой образ пришел, мне кажется, мать умерла при родах.

− Из-за неправильного предлежания? Посмотрите, вы это все спокойно можете видеть.

− Тяжелые роды.

− А вы-то рождались, не чувствовали ничего такого плохого, как-то выходили и выходили? Посмотрите этот момент. То есть как-то вам помогли перевернуться, вы вошли в таз головкой и так далее, или как это было?

− Помогали очень много женщин, которые помогают и очень много крови. Так как я вперед ногами, это неправильно и помогают. Живот разрезали. 

− Ну в те времена это такое еще мероприятие. А для вас это как? Для мамы понятно, ничего хорошего? Ну вам же не больно?

− Нет, маму жалко.

− Ну вы понимаете, что она не выживет? И вы рождаетесь, вы сразу кричите?

− Да. Причем крик от боли.

− Какой боли?

− Мать умерла.

− То  есть вы, выходя, в процессе рождения это понимаете?

− Да, такой крик, что − как, меня тут носили, мне было так комфортно, так хорошо, а тут получается вот так.

− Вот так вот из-за меня, или не связываете это с собой, а просто такая ситуация?

− Нет, не связываю, просто так путь у человека закончился, и ты не готов. Мне кажется, эта сестра, которая есть у мамы, это она меня прячет. Я чувствую панику от людей и женщина, которая держит меня на руках, скорее всего, сестра. Это очень значимая женщина, скорее всего, это сестра. И у нее тревога какая-то, что что-то надо делать. Она знает, что недоволен будет король.

− Ваш папа?

− Это король. 

− То есть она вообще боится сказать, он же любил вашу маму.

− Он знает, что девочка, он будет недоволен, он может убить.

− Вас?

− Да. Из-за того, что умерла его любимая, жена.

− То есть это такие порядки?

− Конечно, ждали мальчика, потому что. Мальчик − это передать все, что есть.

− И получается эта женщина, мамина сестра, она это все прекрасно знает − эти обычаи, порядки и она понимает, что вас надо прятать?

− Да.

− Понятно. И как это происходит? Куда она вас забирает? 

− Она уходит ночью. Вижу ночь, звезды. Она собрала этих людей, они с ней дружат, хорошо с ними общаются они. 

− Вас она любит?

− Да.

− Хорошо. И она буквально немедля, вы только родились и ночью она вас забирает?

− Да. Она уже едет, ночью, куда-то в сторону пустыни.

− Держа вас на руках?

− Да. Через пустыню, какое-то пересечение.

− А вам уже несколько дней, или вообще второй день пошел.

− Прям сразу, да. 

− И куда она едет, она же понимает, куда едет?

− Передать, спрятать у людей каких-то.

− Понятно. А она вас как-то называет? Посмотрите этот момент, она дает вам имя или может мама заранее знала и дала имя?

− Нет, не вижу имени.

− Хорошо. А грудью вас никто получается не кормит эти дни?

− Нет, меня не кормили грудью в этой жизни. Были животные у этих взрослых людей, которым меня передали.

− Их молоком?

− Да.

− А посмотрите тот момент, когда она вас передавала − она знает 

этих людей или это наобум?

− Да, она знает. Она им дает денег, наверное, какие-то ресурсы. Сундуки какие-то.

− Посмотрите этот момент, когда вы еще едете, какие ваши ощущения? Вы знаете, что вас будут передавать, вот вас везут. Вы осознали, что ваша мама умерла, что это держит вас какой-то близкий человек и вас везут, чтобы передать, для того, чтобы вас спасти − вы все это понимаете, осознаете?

− Я просто наблюдаю, вижу, куда меня везут, я просто наблюдаю.

− И вам комфортно, вы чувствуете себя в безопасности?

− Да, я знаю, что все будет хорошо. 

− Прекрасно. А вот это знание, ситуация такая, не стандартная − вас скрывают, чтобы вас не убили, вас куда-то везут, кому-то передать, но вы говорите, вы чувствуете − я знаю, что все будет хорошо. Объясните это ощущение, это как знание, которое живет внутри вас или как?

− Люди безопасны. Я понимаю, что это безопасно.

− То есть у вас есть некое знание, что все будет хорошо.

− Да.

− Скажите пожалуйста, где вы его чувствуете, где оно в вас живет?

−  Потому что я знаю, что миссия.

− Хорошо, получается, расшифровываем: вы знаете, что у вас есть миссия и из этой миссии вы знаете, что у вас все будет хорошо, несмотря ни на что, правильно?
− Да.

− Переведите это знание на осознанный уровень Н. в это жизни. Перевели?

- Да.

− Дальше двигаемся. Посмотрите момент, где ваша тетя передает вас этой женщине, с которой вы будете жить. Какие у вас ощущения?

− Я у мужчины на руках.

− Хорошо. Как ощущается вами момент этой передачи? Да, сейчас этот этап, все по плану, или есть какие-то эмоции?

− У меня состояние тихое. Да но эта женщина, она в синем.

− Это ваша тетя?

− Да, она нервничает. Она дает, но очень спешит, торопится.

− Это все связано с вашим спасением?

− Да.

− Ну она и привязалась к вам за эти моменты, ей сложно?

− Она бережет, но она знает, что ей нужно отдать, что здесь будет безопасно, она прячет.

− Ну она знает, что может вас увидеть, приехать еще как-то?

− Да.

− То есть она понимает, что не навсегда с вами расстается?

− Да, она может, потому что она знает, что это здесь. Мне кажется, она мне помогла выйти замуж.

− То есть вы с ней связь поддерживали все время?

− Мне кажется, благодаря ей я вышла замуж, потому что знакомство с моим мужем благодаря ей произошло. Да.

− Хорошо, мы это посмотрим. А теперь смотрите, вот вы уже в этой семье, новой, мужчина и женщина, которые стали вашими папой и мамой. Они знали вообще, у них была какая-то весть, что вас привезут к ним? Они знали или это было неожиданно?

− Они хотели детей, но у них не было детей. Непонятно, кем они приходятся этой женщине, моей тете, я не знаю.

− Посмотрите, вы можете эту связь увидеть.

− Что-то знакомое. Какие-то люди, которые, то ли с рынком как-то связаны. Может, они познакомились там. Хорошие люди.

− То есть они приняли вас как дочь? Они счастливы вам?

− Да.

− Они дали вам имя, или тетя сказала, как вас зовут? Как это было?

− Они дали имя. Я не знаю, какое. Шах, имя Шах. 

− Это сокращенное? Может, какая Шахеризада?

− Я вот думаю об этом. 

− Ну Шах это может же быть как ласкательное, а полное имя может быть какое-то другое. Они же длинные там, восточные имена.

− Красивое, да, имя, ну сокращенно Шах.

− А полное пока непонятно, слишком длинное?

− Пока вижу Шах. Интересно так. Вот они дали имя. Характер у меня такой же как сейчас, ничего не поменялось.

− А какой характер, опишите?

− Мужское что-то есть в характере, боец такой, амазонка.

− Ну мальчика же хотели?

− Да, в этой жизни, кстати, тоже хотели мальчика.

− Хорошо. А тот мужчина, теперешний папа, он вас тоже Шах называет?

− Шах. Да, он любит очень, заботится.

− Хорошо, посмотрите, до какого возраста вы живете в этой семье?

− До свадьбы своей.

− Хорошо. И ваша жизнь, она какая?

− Я помогаю, но не слушаюсь. 

− Как вас образовывают, как это происходит?

− Меня танцевать отдали. Мне нравится. Какая-то школа. Очень красивые ткани. Девочки. Да. Мне интересно.

− Что вам интересно?

− Мне интересно оружие.

− Кто-то вас обучает военному делу? Или это ваш навык, который при вас и вы как-то сами? 

− Я вижу парня, который учил меня владеть оружием. Очень молодой, как и я. Кажется, это и есть мой муж, только он еще очень зеленый.

− Лет 12, наверное?

− Маленький еще такой. 

− Ну-ка, посмотрите пожалуйста, вас уже с ним знакомят, с посыла тети, потому что он в какой-то очень обеспеченной семье растет?
− Он в красивой такой одежде. Это незапланированная встреча. Просто я люблю оружие, а он им владеет. Я думаю, что благодаря, то ли он был воином и занял должность потом в итоге. Какой-то двор, здесь дом, двор, в этом дворе происходит, так как мне это очень интересно

− Обучение?

− Да, я не хожу туда на танцы, я прячусь здесь.

− То есть, есть такая свобода действий − типа все на танцы, а я туда?

− Да.

− И ваша встреча, когда вы первый раз его увидели − какие-то ощущения возникли, или мальчик и мальчик?

− Красивый. Он мне показывает, он меня учит.

− Попозже узнают о вашей дружбе, в перспективе?

− Пока нет, пока никто не знает.

− Хорошо. Еще как-то вас образовывают?

− Не вижу. Я знаю, что мне надо было ходить на танцы, а я убежала, я обманываю и хожу смотреть на оружие. 

− Вы себя чувствуете образованной девочкой?

− Да, но при этом я чувствую себя каким-то очень активным, бежащим вперед человеком. Мне все надо, я хочу оружие, а не эти ваши танцы. У меня другие планы на жизнь.

− В какой момент появляется ваша тетя?

− Тетя ходит тайно навещает, мы с ней разговариваем, она приходит периодически.

− Вы ей рассказываете все? Говорите: как-то нравится мне этот мальчик…?

− Она спрашивает, улыбается.

− Вы понимаете, что она может помочь вам в этом вопросе?

− Она видит, что такая влюбленность. Если говорить о любви, то конкретно в этой ситуации, в этой жизни, получилось так, что очень хорошо отнеслись. Можно было выдать замуж за того или за этого, а тут послушали.

− То есть у нее такие возможности были?

− Да. По-моему, его родители не очень хотели.

− Они может не очень хотели, пока не знали вашего происхождения?

− Они лучше жили. Никто не знал, конечно, это же тайна была.

− То есть ваша тетя не рассказала им об этой тайне, о том, кто вы на самом деле?

− Нет, но она очень уважаемая.

− Влиятельная?

− Да. Она была влиятельней, чем семья этого парня и она что-то сделала во благо. 

− Она не рассказала, что вы − ее племянница, это было опасно?

− Да, но на родителей она повлияла. А между детьми, между нами, все было гармонично. 

− А посмотрите, пожалуйста, ваш первый контакт сексуальный случается до вашей свадьбы, такое возможно или после? Как там заведено?

− До. Но никто не знает.

− То есть вы даже не знали, что вам удастся пожениться?
− Нет. Но мы уже такие, в здравом уме, но очень тянет. 

− Ну вы же оба, я так понимаю, сильные и темпераментные. Оружие вам подавай, темперамент будь здоров. А когда вы еще не знаете, что это ваш муж, что все это сложится, тетя поможет − вы уже как-то знаете, что это мужчина вашей жизни и он с вами останется, или нет такого понимания?

− Планов еще не было, мы просто были с этой своей любовью. Параллельно я понимаю, что все должно быть хорошо, внутренне это понимаю, пока мы здесь вдвоем, мур-мур, а здесь идет договор. То есть я в какой-то степени понимала, что все все равно будет так, как мне нужно. Но у меня есть страх и есть спокойствие. И параллельно волнение, что а если что-то пойдет не так, а если не разрешат, а если не договорятся − такое что-то.

− А что сильнее, знание, что все будет хорошо, или волнение? Что побеждает?

− Побеждает чувство любви, потому что оно глушит эти все сомнения, ты просто ведешся на эту страсть и все. 

− То есть получается, что любовь побеждает все. Это внутреннее притяжение, не важно, как оно называется − страсть, любовь и так далее − оно сильнее и глушит любое волнение, да?

− Да.

− Вы это знаете, у вас есть это понимание, внутреннее знание. Переведите это внутреннее знание, что любовь всегда победит, она сильнее любых других эмоций. Переведите на осознанный уровень Н., как ваше знание, которое всегда в вас. Вы его вспомнили. 

− Я всегда это понимала, это всегда работало.

− Отлично. Теперь двигаемся дальше. Посмотрите день вашей свадьбы? Это же Персия?

− Да. 

− И как это происходит?

− Шах-Султан.

− Это ваше имя?

− Да.

− В 15-16 лет замуж выходите?

− 16.

− А он, Парвис, получается на пару лет старше?

 − На 3, по-моему. Красивый такой. Он в белых таких, то ли это свадебный наряд.

− Хорошо. А посмотрите, пожалуйста, почувствуйте, уже в день свадьбы – его родители?

− Очень рады. 

− Уже рады. Они же были против, когда не знали вас.

− Те родители, которые его, они с приданым, что-то такое. Там надавили, а эти дали хорошее приданое. 

− То есть тетя там много приданого дала.

− Я думаю, что да. 

− То есть они смирились, согласились с этой историей, потому что за вас много давали.

− Да, какую-то должность пообещали.

− Сыну, вашему мужу?

− Нет.

− Отцу, свекру вашему?

− Да.

− А тетя присутствует, эта ваша чудесная фея, на свадьбе?

− Не вижу ее.

− Много вообще людей на свадьбе?

− Да. Мы идем по дороге, вот дома по бокам, рынки, а здесь свадьба идет, так принято. 

− Вы довольная, счастливая, он тоже?

− Да, такой красивый он, не могу просто. 

− Прекрасно. А посмотрите тот момент, когда вы любите друг друга.

− Я поняла, как я умерла.

− Потом расскажите. Мы к смерти к вашей придем, давайте постепенно. Посмотрите сейчас тот момент, когда вы идете вместе, вы женитесь, у вас все прекрасно, какие это ощущения? Мы наконец вместе, ура, планы, дети.

− Счастливы. 

− У вас дочка и мальчик?

− У меня события так прыгают, вообще кошмар. Но я поняла, я собрала паззл. Я сейчас скажу точечно, пока не забыла. Я вышла замуж и потом появились дети, я не могу понять, что-то на свадьбе было, но не на моей, а на свадьбе дочери. Какое-то нападение на свадьбе дочери. 

− На всех или на кого-то конкретно?

− На меня. Я думаю, что это из-за отца.

− Это связано с той вашей родительской, отцовской историей?

− Да, кто-то напал на меня.

− Это как месть за смерть его жены любимой?

− Я знаю, что это оттуда распоряжение.

− Хорошо, смотрите, вы родили детей, это событие, вы сказали, что вы идете по рынку и вы там осознаете, что вы выполнили задачу, предназначение − найти любимого. Вы шли по рынку и поняли, что я миссию выполнила, поняли?

− Я не думала об этом. Я думала о том, как хорошо.

− А в какой-то момент вы всю эту картину смотрите и понимаете, что миссию-то вы выполнили жизненную, вы за этой задачей приходили − найти любимого.

− Поэтому я ушла?

− Сейчас посмотрим. Идет свадьба дочки. Вы вообще ничего не ожидаете, все красиво, блестит, переливается.

− Все довольны.

− Все красиво, все счастливы, вы вообще ничего не подозреваете, верно? И что происходит поэтапно, смотрите. Там вы можете понимать, почему происходит, зачем происходит, что происходит, рассказывайте. 8

− Это налет просто на свадьбу.

− И именно вы являетесь целью этого налета?

− И я в этот день, почему в воде и оказалась, потому что какое-то убийство.

− А теперь важно посмотреть детали этого убийства. Посмотрите поэтапно, это важно. Свадьба идет, все хорошо и вдруг, на конях или как?

− Один, два, десять?

− Много. Я и думаю. что это откуда-то

− С той стороны, со стороны отца?

− Да. Какие-то распоряжения были.

− С его стороны?

− Да, кто-то узнал.

− Обо всей этой истории с вами. От отца?

− Да. Какие-то люди, какие-то распоряжения были. Да, кто-то узнал.

− Хорошо. И получается, когда заезжают эти люди, вы догадываетесь об это сразу?

− Нет.

− Не понимаете сначала, что происходит? Заехали куча народу с оружием.

− Этот муж мой, он меня, какое-то движение, мы сидим и он меня так делает.

− Отодвигает?

− Да, прячет.

− Старается защитить?

− То есть он что-то чувствует, он тоже не знает.

− И что дальше происходит? они направляются именно к вам?

− Да у них условие: мы забираем ее, то есть меня, или вам тут всем конец.

− И что происходит?

− Забирают.

− То есть они насильно вас забирают, ваш муж ничего сделать не может?

− Да, их много, их очень много, 10 где-то и я и сама ухожу, потому что здесь мои дети, свадьба. Муж переживает сильно. Это королевские лошади. И люди, которые на свадьбе, тоже это понимают, но не понимают значимости события. Муж в шоке.

− Что происходит дальше с вами?

− Забирают просто, садят в карету, что ли.

− Дальше что происходит?

− И уходим. Здесь шок. Меня увозят.

− Куда вас увозят, вы сказали, что вас убили. Вас не сразу тогда убили. Как вас убили? Посмотрите, что за ситуация?

− Очень быстро едем. Обрыв. Лес и обрыв. Мне кажется, где-то здесь должен появиться отец.

− Перед тем, как вас убить?

− Он был в лесу, ждал.

− В какой-то момент вы встречаетесь?

− Это убийство − это месть за любимую женщину, то есть за мать. Его ненависть, у него такое разрушение.

− Вас-то он не видел?

− Не видел, у него нет отцовского инстинкта, у него есть только это чувство любви, которое отняли, забрали. Да, и отцовского у него нету совершенно, родительской любви.

− Хорошо. И вы с ним встретились, фактически, глазами, вы увидели друг друга? Он вас увидел или не захотел вас видеть, тоже не готов был?

− В живот ударил.

− Он?

− Мечом убил в живот. Я все думала, почему я единственную боль не могу терпеть − живота. Я могу ходить побитая, как собака, но я не могу терпеть боль.

− Поэтому этот момент сейчас важно посмотреть. Он вас увидел, по секундам смотрим. Он что-то сказал, перед тем как или молча? Было от него какое-то послание к вам, или он берет кинжал и сразу пронзает вам живот?

− Я понимаю, кто этот человек. Я его вижу первый раз, но знаю, так как те люди, которые меня вырастили, я понимала, что это не мои родные родители, они были со мной честны. Этот человек злой. Он стоит передо мной сейчас, я стою, здесь лес, там лошади, я стою на обрыве. Передо мной стоит этот мужчина. Он думает, что это я отняла. Когда я родилась. И это убийство является местью.

− А посмотрите, важно посмотреть, как он вас убивает. Он что-то говорит перед тем, как вас убить, или он молча вонзает кинжал вам в живот? Опишите это.

− Он сказал что-то, я не могу разобрать.

− Попробуйте разобрать, откатите на секунду, мы можем смотреть в замедленном действии, и вы можете прекрасно все это услышать, что он сказал. Как кино в замедленном действии.

− Ты ее у меня отняла. Я поэтому и боюсь рожать.

− Это пройдет, посмотрите, это сейчас важно, из этого все посмотреть, все слова его услышать. Ты у меня ее отняла − это все, или еще что-то было сказано?

− Твоя вина.

− Еще были какие-то слова, прям услышьте.

− Все.

− Больше ничего, он берет кинжал. Какой рукой, правой, левой?

− Правой, он владеет. Очень быстро все это происходит. 

− Это короткий нож или длинный?

− Длинный, огромный, как сабля.

− И в моменте он вознает вам ее?

− В живот.

− И у вас мгновенная смерть? Вообще что в голове, какие у вас мысли в тот момент?

− Страшно.

− Вы же понимаете, наверное, что он вас убьет? Есть понимание, или думаете, что договоримся?

− Нет, таких мыслей вообще нет, есть какой-то страх, что все заканчивается.

− Это животный страх или есть понимание?

− Сожаление, не животный. Ты не боишься смерти, ты боишься того, что это все закончилось.

− Была симпатичная жизнь.

− Да, ты любишь, у тебя есть мужчина, твой муж, твои дети, свадьба. Внуков не увидела.

− То есть есть боль по несвоевременности, из-за этого страх?

− Получается миссия выполнена и тебя забирают.

− То есть вы это понимаете в моменте, но ситуация не нравится, потому что жизнь красивая − муж, дети.

− Да, и ты плачешь внутренне, потому что оставляешь эту жизнь.

− Вы плачете в момент до удара в живот саблей, или после? У вас же это проносится достаточно быстро, отследите. 

− Я не успеваю плакать. Я была напугана и я не могла поверить, как это, тебе ударили саблей в живот и все, ты летишь в обрыв. В момент перед ударом кинжала. Заканчивается все. Ты не плачешь.

− Шах-Султан, получается, что вы осознаете это, вы не обижаетесь на этого человека, вашего кровного отца, вы его понимаете, из-за чего он это делает?

− Я не успела, эта мысль, которая в голове, не на уровне простого человека, она на уровне высшем. Ты понимаешь, что у тебя есть определенная миссия, ты сюда спустилась с определенной задачей − любить, чувство любви. Понимание исполненности этой задачи. Да, и все. Дальше оно завершается. Просто завершение.

− То есть, почувствуйте пожалуйста, что ваш кровный отец любимую потерял и поэтому он это делает, но вы не связываете, вы понимаете, что он является инструментом в руках Вселенной?

− Да, я просто об этом не думаю, это просто так все закончилось.

− То есть нет обиды, нет злости на него, на вашего папу?

− Нет, на него нет, есть только разбитое чувство потери.

− Тела?

− Любви.

− Любви, которую вы должны были ощутить. Вы же ее ощутили?

− Да, ну ты пришел, чтобы найти, понять, что это такое и теряешь ее.

− Вы же 15 лет в ней пожили, даже больше, наверное, в этой любви.

− Ну я не готова ее отдать.

− Естественно. Это приятно. 

− Назад как будто отдавать.

− Рано или поздно-то придется, вы же понимаете внутри, вы же сами рассказываете, что миссия выполнена, вы нашли любовь, вы ее прожили и понятно на человеческом уровне, расставаться не хочется, а на духовном вы осознаете все. Так получается? Вы же сами рассказываете: я понимаю, что миссия выполнена, задача выполнена.

− Да, ты кипишь 

− От сожаления, что жить хочется?

− Твой любимый человек, душа твоя родная, эта вторая частичка, что вас опять по разным жизням, полюсам раскидало.

− А не поэтому ли вы немного плакали: мол, когда иду в воплощение − вроде хорошее воплощение, а придется расстаться на этой прекрасной ноте?

− Да, я думаю, что я и плакала от потери.

− Уже заранее, когда шли в воплощение, вы понимали, что вы потеряете?

− Нет, я ревела, потому что знала, что уже потеряла.

− Это в какой момент, на обрыве?

− Нет, это уже в другом месте, в каком-то облачном. 

− Когда вы вышли из тела?

− Да, это уже другой уровень, уже духовный мир и ты стоишь, ревешь, а рядом много душ, которые были мне давно известны, фрагментами. Жизнь эту я не видела, а видела фрагмент, где показывали, что вот тебе следующая жизнь. Вот это твой будет образ. И там очень быстро меняются картинки. Я не успеваю, но понимаю, как она будет идти эта жизнь. И я реву, я не могу остановиться плакать от потери, я только что приобрела и потеряла любовь, как это вообще?

− Минуточку, а ну-ка подумайте, а для чего это на духовном уровне? Нам никто не принадлежит, и мы никому не принадлежим.

− Я согласна.

− Для чего этот урок вы себе выбрали?

− Очень смешно то что, когда я стояла плакала, что я не хочу идти, я сейчас опять полюблю, а потом опять.

− А почему это все? Значит, вы не усвоили этот урок?

− А параллельно.

− Непривязывание?

− Я не знаю, может быть слезы такие, потому что ты понимаешь, что это первый момент, ты только умер, тебе сложно понять и смириться с тем, что мы все души и все в одном месте плюс-минус, можем встретиться, можем не встретиться. Встретимся через две жизни, через жизнь − не важно. И когда я стояла плакала, а я плакала и мне показывали здесь, как я буду выглядеть, как я буду жить эту жизнь, то, что здесь сейчас, здесь параллельно я слышу, тут какие-то люди стоят, а здесь я думаю, что это был Создатель, но я не вижу Его полностью, я вижу только ноги.

− Создателя?

− Да. И он смеется. 

− Какую мудрость он вам транслирует?

− Такой хохочет, что ты плачешь. Да. Он все знает. 

− Он же с любовью хохочет?

− Он как будто смеялся, потому что такое чувство, что я первый раз заканчиваю свою жизнь. Сколько можно, когда ты научишься отпускать? Да, хватит уже сопли, ты сейчас через 5 минут опять с ним встретишься. Он же все знает, это же Создатель.

− Конечно, Творец. Он же вас чему обучает, чему вы должны научиться со всех ваших соплей, страданий? Что вы кто? Вы сама кто, ваша душа? Вы же цельная, вы не должны ни от кого зависеть. Ваша целостность. Ну-ка, давайте, сейчас в момент вашей смерти. Вот смотрите, там, когда в живот, вам попадает в живот он, пронзает ваш живот. Больно? Почувствуйте, боль есть?

− Я вообще об этом не думаю, я думаю о завершении.

− А на уровне физическом, вы же все равно живот защищали в этом воплощении, правильно?

− Да.

− Вот поэтому и важно осознать этот момент. Вы думаете о высоком − вы молодец, конечно, а в живот-то ударили, пронзили живот. Прочувствуйте это, насколько это больно или не больно. Каждую секунду прочувствуйте, чтобы это больше не влияло на вас.

− Боль ярче духовная, чем физическая.

− А если вы посмотрите по секундам, как ваш живот пронзают − ну пронзили и пронзили? Прочувствуйте, насколько это незначимо может быть для вас, не так уж и больно, ощутите этот момент с животом. Ну пронзили. Что происходит, какие ощущения? Да, духовная боль превалирует, а на физике какие ощущения? 

− У меня поэтому и поясница, наверное.

− Потому что кинжал сзади выходит, вы же сказали, он длинный.

− Да.

− Посмотрите это, пожалуйста. Получается, как вы помните, мы слова папы слушали посекундно в замедленном действии. Все услышали. Вот сейчас в замедленном действии физику прочувствуйте, чтобы больше не влияла на вас. Понятно, что резко удар происходит, а посекундно вы чувствуете − впереди кинжал заходит, сзади выходит, в районе позвоночника, в районе поясницы или где?

− Здесь если позвоночник, то здесь слева, вот сюда выходит.

− В этом месте беспокоило в жизни Н.?

− У меня поясница вообще искривление здесь.

− Вот, а теперь посмотрите, когда кинжал там проходит, то позвонки немножко сдвигаются, искривляется позвоночник, когда кинжал заходит?

− Скорее всего здесь рядом.

− Немножко сбоку?

− Да, я бы не сказала, что позвоночник задели. Если позвоночник вот здесь, то это тут.

− Как фантомная боль такая, она же все равно на позвоночнике отражается как боль физическая?

− Да.

− Просмотрите, получается немножко сбоку кинжал заходит и выходит немножко сбоку, правильно?

− Да. И вы чувствуете, Шах-Султан, как кинжал выходит там сзади, или это настолько резко, что не ощущается?

− Ощущается. Понятно, что вошел туда, вышел.

− То есть ощущения есть. А потом что вы падаете назад от этого удара?

− Да, я просто в обрыв.

− Вы же прямо на краю стояли и получается, что вы падаете и кинжал выходит из вас. 

− Ну он вытащил этот кинжал.

− Или от того, что падали, он сам освободился?

− Тут либо шок, процессы внутренние, он вытягивает кинжал, я просто падаю.

− А вернитесь слегка назад, почувствуйте его ощущения, когда он засунул кинжал и вытащил, он понимает, что убил, да? У него же там свои какие-то процессы идут? Моя жена ушла из-за этого ребенка…

− Он злой, он в ярости и чувство мести у него в первую очередь.

− Вот он его удовлетворил, это чувство мести, он уже проткнул вас, вы уже начинаете падать назад, у него какие-то мысли возникают? Вот что-то у него внутри, в глубине, над потерей этой жены, что там?
− У него страх, если встать на эту сторону сейчас, не там, где я упала, а на эту.

− Почувствуйте его, что за страх?

− У него легкое чувство, осознание, что он сделал и такая тревога, шок, а параллельно чувство насыщенности. 

− Это на том плане, а на этом − тревога, шок. На эгоистическом плане это месть, а на плане духа?

− На плане духовном у него тревожность, страх, что он нарушил какую-то природу.

− Нарушил закон какой-то, закон Вселенной, закон природы?

− Да, похоже, что да, потому что несмотря на то, что он… У него в первую очередь, у этого мужчины, у него личность на первом месте и эта месть, он отомстил, но когда он понял, что уже все, у него пошла тревожность, что-то он нарушил. У него осознание назад, этот фитбек.

− Какой фитбек, опишите его.

− Когда ты долго жаждал мести, она тебя слепила. А потом ты эту месть сделал и ты понял, что что-то не то ты сделал, что-то ты нарушил, ты нарушил закон какой-то очень большой, не земной, основной.

− И от этого что с ним?

− По телу у него рассеялся страх, вибрация такая.

− А по отношению к вам какая у него эмоция?

− Он понял в этот момент, он вспомнил свою любимую жену и когда он отомстил и уже ребенок этот летит вниз, он вспоминает о том, что это её ребенок тоже. К нему приходит осознание того, что это не только сосуд для мести, а это еще был человек и это был человек, которого любила его женщина, это ребенок. И у него отняли эту любовь, но при этом он осознает только в момент убийства, что что-то не то.

− Почувствуйте его это озарение в моменте, когда ярость отходит. Он уже все исполнил, это ушло, а что осталось? Он исполнил то, к чему шел много лет и с исполнением ушла ярость, ушел гнев, а что осталось у него теперь?

− У него вообще ничего не осталось, у него осталось только это осознание. Он понял, он это все осознал, что он не то сделал и у него просто пустота внутренняя, все. 

− То есть это действие его опустошило. Можно сказать, что это духовно убило его, или заморозило, или обездвижило?

− Я думаю, что если на духовный уровень идти, там наоборот, какое-то пробуждение.

− Осознание через это действие, через боль?

− Да, я думаю, что в этот момент он вышел на какой-то другой уровень.

− Хорошо. А теперь посмотрите, пожалуйста, Шах-Султан, в какой момент вы покидаете свое тело? Когда падаете, или ударяетесь о скалу, или когда кинжал?

− В воде. Потому что я еще вижу, у меня нет кинжала.

− Вы падаете вниз, вы не ударяетесь о камни?

− Я еще жива в воде.

− Там такая отвесная скала, вы сразу в воду падаете?

− Да.

− Потом всплываете, ну вес-то у вас есть пока? Посмотрите этот момент, вы умираете − потеря крови, или захлебываетесь, ну вы же еще живы, когда попадаете в воду?

− Я вижу только момент, когда я на воде.

− Уже мертвая? Вы видите свое тело сверху?

− Нет, я еще последнее, я вижу этот обзор, с которого начиналась картинка, я вижу небо. И получается этот период времени, потому что когда произошло убийство, было еще светло.

− То есть вы еще долго лежали на воде и умерли от потери крови?

− Я думаю, что скорее всего, я долго лежала на воде, от ранения. И дождалась звезд, я помню эти звезды. Да, я долго лежала на воде.

− Посмотрите этот момент. Получается вы как-то легли ровно на воде на спину?

− Я без одежды, наверное, я сняла одежду.

− Вы сорвали с себя одежду?

− Потому что когда лежала в воде, я без одежды. Я думаю, что я сняла ее.

− Или у вас получилось сначала на сушу выплыть? Как вы сняли одежду, посмотрите, или вы в воде это все сделали?

− В воде. 

− То есть это достаточно несложно было снять столько одежды?

− У меня просто пояс был, простая одежда достаточно. 

− А что это за мысль такая − снять одежду?

− Тяжело.

− Ткань тянет?

− Ткань качественная и когда она намокает, она становится очень тяжелой. Это не шелк, это такая ткань.

− Которая становится тяжелой, когда набирает воду. Вы все осознаете в моменте, вы понимаете, что тонуть-то в общем-то не хотите?

− Нет.

− Вы освобождаетесь. То есть, у вас так хорошо работают инстинкты − вы уже с проткнутым животом насквозь думаете?

− Я не думаю об этом.

− Это автоматически?

− Да, это настолько незаметно для меня. Да и я просто лежу на воде прямо.

− Вы понимаете, что вы умираете?

− Да.

− Мысли ваши сейчас. 

− Я пытаюсь сохранить еще дыхание. Вода − она соленая. Непонятно, вода соленая. И моей задачей было просто сохранить. Я понимала, наверное.

− Что не выбраться из этой передряги?

− Да. И я работала над дыханием, я выравнивала дыхание. 

− А ну-ка, пожалуйста, что за мудрость такая − выровнять дыхание перед смертью, для чего? Чтобы что?

− Я выравнивала дыхание и смотрела в небо. 

− Вспомните это − я выравнивала дыхание и смотрела в небо. Для чего дыхание выравнивали?

− Это помогает успокоиться. Я думаю, что я просто смирилась в этот момент с тем, что как бы пора и так я себя стабилизировала.

− А можно сказать, что выравнивая дыхание это смирение приходит и вы ощущаете это смирение? Это помогает принятию ситуации, ровное дыхание? Что вы получаете с ровным дыханием, какие духовные процессы возникают в вас?

− Успокоение. Но, я же ревела в духовном мире и здесь. Все, я поняла. Физически я дышала, стабилизировала, душа разрывается, а физически ты такой выдыхаешь.

− Выдыхаешь боль эту или страдание, или рыдание, от чего избавлялись?

− Физически не было слез. Душа раздирается, кричит, там невероятные слезы, а физически ты просто в воде лежишь, смотришь на небо.

− Это помогает на духовном уровне успокоится и принять? Вы же душой все понимаете, вы шли ради этого урока, в очередной раз осознать, что никто и ничто вам не принадлежит. А не опять зацепиться за эту любовь земную и опять рыдать в соплях и идти заново этот урок получать. Физической, земной любви. Что вы душа как кто, как что? Душа, свет и любовь, вы − свет и любовь, вы − частица Творца. Для чего вы в очередной раз проходили урок, чтобы что осознать для себя как для души, целостной частицы Бога, Творца? Рыдать опять в три ручья за очередной любовью?

− Любовь − она ведь безусловная, она везде. 

− Мы не рыдаем, если мы любим, если безусловно любим.

− Это из чувства эгоизма.

− Пригласите своего папу. Сейчас вы вышли из тела. Посмотрите момент, когда вы выходите из тела. Сейчас вы видите свое тело сверху, лежащее на воде?

− Уже.

− Посмотрите ваше отношение к этому телу. Ну лежит оно на воде, тело, которым вы воспользовались для получения этого урока. Как вы к нему относитесь, выйдя из тела, смотря на него сверху? 

− Никак, просто. Ужасно, видишь тело свое с этой дыркой.

− Есть привязка какая-то к этому телу? Вы вышли из него, оно вам послужило для того-то и для того-то.

− Я испытываю, наверное, больше такое, просто смотришь и все. Принятие какое-то. Нет ни отвращения, ни сожаления, ни слез, просто смотришь. Закончилось, все. 

− Хорошо. И вы поднимаетесь над ним, спокойно оставляете?

− Да и все, отлетаю. Меня потом рыбы съели.

− Пригласите в Пространство Души, где вы сейчас Душа, Шах-Султан, своего папу, который омрачен был неким заблуждением, в Пространство Духа. Его Душа, она тоже в Пространстве Духа. Поговорите с ним. Попробуйте понять друг друга. И вы там тоже рыдали, страдали из-за любви земной.

− На духовном уровне нет никаких эмоций, которые можно было бы сравнить с земными. Это ровное состояние.

− Поделитесь мудростью.

− Просто мы смотрим друг на друга и все понимаем, не нужны слова какие-то.

− Чтобы что-то земное обсуждать?

− Да, ты просто подошел к человеку, за руки взял и все. И ты понимаешь − у него просто такая миссия, а у меня была такая миссия.

− Он помог вам что-то осознать, будучи в своей миссии, а вы − ему? Посмотрите, какие вы учителя друг другу. Посмотрите, как много вы позволили друг другу понять, сначала находясь в некоем помрачении.

− Он показал через такое убийство, привел меня к тому, что любовь, которую я потеряла в своей жизни, у меня была определенная задача, как у души, научиться, понимать, что такое любовь, она не твоя конкретно, потому что это эгоизм.

− Да, это уже не про любовь?

− Это про рабство какое-то, когда ты понимаешь, что люди тебе не принадлежат и ты, если это настоящая любовь, то ты с этим чувством любви просто.

− Как она на тебя влияет, истинная любовь?

− Она с тобой.

− Она тебя каким делает, эта истинная любовь?

− Широким, какой-то рост идет все-таки. Но у меня вопрос. С этим понятно, люди нам не принадлежат, мы здесь, чтобы осознать, что такое душа, как она в этом мире, что такое вообще этот мир. Понятно, что есть физически эти личности и эти эмоции вместе с ними, а есть еще другой мир, духовный и он светлый. И когда к отцу своему подхожу, мы просто без слов, уже будучи от личностей освобожденными, взялись за руки, и ты чувствуешь тепло. Ты не чувствуешь ненависти, не чувствуешь каких-то эмоций, подобных человеку. Там другое, там чувство безусловной любви.

− Но мы же набираем опыт для того, чтобы это в полной мере ощутить. Вот сейчас вы поняли, какой урок он вам преподал. Поймите теперь, какой урок вы ему преподали, что он ощутил? Как он дошел до этого понимания через ваш, преподанный ему урок?

− И  вот здесь вытекает еще третья дорога, то что мы здесь все. мало того, что мы учимся сами и помогаем учиться другим точно так же.

− Конечно, любыми поступками.

− Как бы там что не было, как бы как личности мы себя ни вели, идет обучение.

− И через такие поступки, и через другие.

− Да, но вопрос. Хорошо, ты приходишь, ты узнаешь эту любовь, ты живешь в этом мире, тебе его дают, ты вот здесь. Там ты в духовном мире, ты уходишь от физического, хорошо.

− Но дух-то с тобой, вся информация в духе, здесь, внутри тебя, частичка Бога.

− Но все души, они одиночки все получается?

− Они целостны каждый в себе со своим опытом, со своей эволюцией. Свет Бога, частичка света божественного. Каждый светится. Когда мы омрачаемся чем-то, какой-то привязкой, рыданиями, страданиями, что со светом происходит этим?

− Не светит он, гаснет.

− Для чего нужно пройти эти омрачения некие?

− Я пытаюсь понять эту историю с тем, что как душа мы отделили физически от духовного и этот свет, мы все стремимся к свету не просто так, мы понимаем, что это есть высшая энергия, создания, этот свет, куда мы все стремимся. Он и есть от Создателя.

− Он есть вы.

− Да, но у меня сейчас вопрос интересует: получается, есть один Источник и этот Источник есть Создатель.

− Да, Творец.

− Как энергетическое, самое главное большое скопление энергии.

− Да.
− И почему я задалась вопросом, про души − одиночки, то есть по сути, все есть одна душа, которая из этих частичек собирается и эта Вселенная энергии. 

− Да. А вот сейчас, чтобы дальше понять – сначала ваш папа, с которым вы держитесь за руки в этом Пространстве - разменяйтесь сейчас теми эмоциями, которые внутри у вас были по отношению друг к другу. Мы завершаем сейчас с вами гештальты важные. Верните ему те эмоции, которые были в теле Шах-Султан, любые мысли, эмоции, которые были порождены мыслями, которые вы испытывали к нему − верните ему эмоции, которые он испытывал к вам, а он вам вернет те чувства, эмоции, которые исходили от вас к нему. То есть, вы верните ему его вибрации, а он вам – ваши.

− А как, если это все − один свет, какой смысл меняться этими вибрациями?

− Это было в человеческом теле и для того, чтобы вы больше не притягивались, потому что у вас его вибрация, его эмоция, его чувства, чтобы вы больше ни в каком воплощении не искали, чтобы вернуть. Это же чужая вибрация, это его вибрация в вас − мы размениваемся этими эмоциями. Мы дальше будем с другими людьми это делать. Сейчас вы же целостны, вам не нужна чужая вибрация, правильно?

− Да.

− Верните ему его вибрации, которые были в вас за счет его эмоций, его мыслей и он вернет вам ваши эмоции, которые были в нем. Вы все равно друг к другу что-то испытывали. Разменяйтесь вашими частями, он вернёт вам ваши, вы вернете ему его. Не важно, как они называются, эти эмоции, но в какой-то момент он все равно жил с какими-то эмоциями к вам, а вы жили с какими-то эмоции к нему в том теле, каждый в своем. Верните каждый эмоции друг друга, это просто. Для того, чтобы вернуть свою целостность, поняли?

− Да.

− Разменяйтесь, когда сделаете − скажите.

− Мы попросили прощения друг у друга.

− Прекрасно. И с любовью и благодарностью разменяйтесь этими вибрациями, верните друг другу каждый свое. Сделали?

− Да.

− А теперь отпустите с любовью и благодарностью вашего папу и пригласите Парвиса, вашу любовь земную, Шах-Султан. Пригласите его в Пространстве Духа. Скажите друг другу то, что хотели бы сказать и потом тоже разменяйтесь любовью. Верните ему его любовь, он вам вернет вашу любовь. Для того, чтобы восстановить целостность и не искать больше друг друга из-за тех привязок, которые тогда были неосознанны. Поделитесь друг с дружкой мудростью какой-то, если это нужно, скажите друг другу то, что хотите сказать и обязательно разменяйтесь любовью. Если нужно что-то озвучить вслух, для себя, для понимания − озвучивайте.

− Не хочу его отпускать. Мы друг друга обнимаем, очень искренне все, очень хорошо, но.

− Хотите оставить зависимость?

− Это такое свое. Это как будто ты и вот еще, тебя двое. Как ты можешь со своей.

− Если есть такое слияние, такая созависимость − там же есть и боль потери. Если это твое от тебя уходит.

− Мы стоим за руки держимся и все, хорошо. Зачем, мы вдвоем.

− Вы же целостны. Разве нельзя любить друг друга не сливаясь?

− А мы держимся.

− Пожалуйста, держитесь. Вы говорили про безусловную любовь. Разве нужно сливаться? А потом больно отрываться. Кто-то рыдал не так давно. Страдание тогда происходит. А нельзя любить безусловно? Не принадлежит мне этот человек. Я никому не принадлежу, мне никто не принадлежит. Можно любить счастливо?

− Можно. Но все равно, ты смирился с тем, что тебе не принадлежит и ты такой: слушай, хочешь − иди, но я все равно с этой безусловной любовью останусь, она останется во мне. 

− Ваша безусловная любовь к нему?

− Да. 

− Хорошо. Она останется. Но чтобы вы не страдали, его любовь не должна быть у вас внутри, его энергия, его вибрация, чтобы вы не чувствовали, как будто у вас что-то забрали ваше. Вы со своей безусловной любовью.

− Я не чувствую, что у меня кто-то что-то забрал, точно так же как я ничего не забираю, не выхватываю.

− Конечно. А тогда вы рыдали. Когда вы умирали, вы рыдали − любовь такая остается здесь и так далее. И вначале идя в воплощение, вы рыдали, что я снова потеряю. Это не про безусловную любовь, это про потерю, это про принадлежание.

− Да, про эгоизм.

− Поэтому и важно разменяйтся любовью. Можете, конечно, дальше играть в эту игру по 35-му кругу. А рыдания, страдания из-за чего происходят − из-за принадлежания, из-за эгоизма, когда вы хотите оставить частицу его внутри себя − что это? 

− Я думаю, что когда принимается факт этой безусловной любви и ты не с эгоизмом на это смотришь, а с чувством доверия, почему у меня это все время, когда мы уже друг друга все, мы вместе стоим, но вам не хочется отходить друг от друга, но…

− Да, вы вместе рядом стоите, вам не хочется отходить друг от друга, но…

- Вы спокойно отходите, если что.

− А вот вы не сейчас мне эту сказку рассказывайте, а про то воплощение, из которого вы с соплями отходили и приходили, а здесь вы еще не осознали)

− А здесь я на духовном.

− А мы сейчас отрабатываем с вами то воплощение, то, когда рыдали. Вы туда шли, рыдали и умирали, рыдали, что теряете, правильно?

− Да.

− Во поэтому мы то воплощение отрабатываем, а не ваш сегодняшний духовный уровень. Вот тогда разменяйтесь, чтобы здесь вам не сквозило это вот, чтобы вы опять не вляпались в такую же историю.

− Поэтому и отказ от отношений, потому что ты заблокировался просто.

− Поэтому мы и размениваемся сейчас любовью, чтобы не было этого отказа, этого страха, понимаете?

− Да.

− Вот и разменивайтесь любовью. Последнее китайское предупреждение) Поняли, зачем?

− Да, понятно, для чего задача была.

− И вот разменяйтесь и почувствуйте, что происходит внутри вас, как вы себя ощущаете, когда вы отдали ему его вибрацию любви, а он вернул вам вашу.

− Стабилизированной такой, более устойчива душа. Вначале здесь страхи были, потеряю-не потеряю, заберут, я потом не встречу.

− Почувствуйте в пространстве там, когда вы разменялись любовью, что вы независимы больше друг от друга.

− Вопрос не про зависимость, вопрос про как награда, что ли. 

− За счет чего награда приходит?

− Когда осознаешь и смирился, обработал этот эгоизм. Награда − в свет. Награда − это не хочу, это, наверное, больше награда − ты остаешься со своей частичкой, но в здоровом плане. Не в плане эгоизма, а с этой родной душой, родственной.

− А ну-ка проверьте сейчас, пожалуйста. На Парвиса посмотрите, пожалуйста. Вот душа Шах-Султан и Парвиса − вы обменялись любовью, все вернули друг другу? На этом сконцентрируйтесь. Проверьте внимательно, все верните ему и он все вернет вам. Сначала этот процесс завершите, с любовью и благодарностью за преподанный урок, за осознавание, за понимание. Прям проверьте целостность друг дружки, после того как обменялись любовью, вибрации любви отдали друг другу. Действуйте изобильно из Пространства Духа, все возвращайте друг дружке. Получается?

− Да, я стала просто скоплением энергии в итоге. Если я была силуэтом каким-то, сейчас я стала просто энергетическим шаром.

− Почувствуйте еще, из того воплощения, вы хотите кого-то пригласить для завершения гештальта? Так происходит полное осознавание и понимание. Есть ли кто-то, кого вы хотите зачем-то пригласить? Благодарности ради, еще чего-то ради, из вашего воплощения Шах-Султан.

− Наверное, женщина.

− Сестра, которая вас спасла?

− Да.

− Пригласите ее душу, скажите друг дружке то, что хотите сказать и в конце разменяйтесь любовью. Ей верните ее и ваше вернется вам. Пообщайтесь. 

− Короче, я пришла к тому, что когда ты принимаешь безусловную любовь, ты становишься таким ровным. Там нет ни страха, ничего, это же все опять про личность. Здесь просто ты есть любовь. Да, это одним словом − баланс. Это ты, как скопление энергии, этот свет, который душа. Она когда от личности очищается, эти уроки, это все − ты просто существуешь во Вселенной в таком.

− В своей чистоте, свете, любви и целостности.

− Да.

− С тетей все завершили? С каждым гештальтом приходит новое осознавание.

− Да, я ей сказала спасибо и она такой же свет. Мне интересно еще, что когда вы уже такие сферы безусловные − куда потом это все? 

− А сейчас посмотрите, куда это все… Почувствуйте, есть ли еще кто-то, кого вы хотите пригласить для завершения гештальта из того воплощения? Может быть из этого воплощения Н.

− Мать.

− С этой жизни или с той? Шах-Султан мама?

− Да, которая умерла.

− Приглашайте маму, почувствуйте, для чего вы встретились, что вы хотите сказать друг другу и потом разменяться любовью обязательно. 

− Так жалко. 

− Чувствуйте, это сначала жалко. Общайтесь, что она хочет вам сказать? Это же тоже ее выбор − такое воплощение. Послушайте ее, ее мудрость, чему она вас научила своим уроком.

− Сценарий был запущен определенный.

− Почувствуйте, что она вам транслирует. Может эмоцию какую, чувство, может говорит что-то.

− Это очень длинный сценарий, на несколько жизней, потому что этот путь на две жизни расстелился, потому что у меня в этой жизни есть определенное. Оказывается, есть сценарий, может быть запущенный из предыдущих воплощений и почему у меня такой адский страх рожать, у мамы у моей, она очень боится, чтобы я рожала.

− Мама из этого воплощения?

− Да. Она очень боится, она плачет, говорит, тебе надо кесарево делать. А я не хочу делать кесарево, потому что с точки зрения психологии я думаю, что это тоже определенный период, который нужно пройти.

− Вот с ней сейчас и поговорите, разменяйтесь эмоциями и придет осознавание.

− Она запустила этот сценарий до сегодняшней жизни и, наверное, она помогла в какой-то степени обработать этот вопрос, потому что такое сожаление, такой страх, такая блокировка рожать. Я из всех отношений в этой жизни уходила первая.

− А теперь ее послушайте. Для чего все это было, осознайте. 

− Рожать боялась, я очень боялась, я так чувствовала свою вину.

− Да, потому что это было неосознанно. Послушайте, что она вам говорит, какую мудрость она вам доносит? Когда вы это осознаете, страх уйдет. Страх на неосознанном уровне, он на неведении.

− Страх − это такое же чувство человеческое, как и эгоизм. 

− Он живет в эго, он следует из эго.

− Да, он туда же. Я думаю, что есть уроки, которые в этой жизни, это эгоизм, цепляешься за любовь, чувствуешь ее. Человека чувствуешь своим.

− А вот сейчас не думайте пока, а послушайте вашу маму, которая принесла некую жертву, во имя чего-то. Она что, в страдании, в печали, в горе? Как вы сейчас видите свою маму?

− Нет, она только выполнила определенный сценарий. То, что на земле, эти люди и поведение − это как в фильме Аватар, когда есть сценарий, который нужно прожить, чтобы напитаться. Опытом новым, качествами новыми.

− И вот сейчас вы видите вашу маму, как она на вас смотрит, Шах-Султан?

− Она светлая, она счастлива. 

− Что она вам посылает от себя, какую эмоцию? Что от нее исходит в вашу сторону?

− Тепло, спокойствие.

− Есть там боль, страх?

− Нет, это все внизу где-то, человеческое. А здесь такой чистый мир, без этого всего.

− Верните те чувства и эмоции, которые вы испытывали друг к другу. Верните ее вибрацию любви и к вам вернется ваша вибрация любви от нее. Обменяйтесь любовью. Сделали?

− Да.

− Почувствуйте, еще кого-то надо пригласить из того или из этого воплощения? По ощущениям исключительно. Или не нужно?

− Я думаю, приглашать нет.

− Сейчас тогда притягивайтесь в то Пространство. Вы закрыли гештальты, которые чувствовали, что надо закрыть, отпускайте всех с любовью и благодарностью и притягивайтесь в то Пространство Творца, Отчего Дома, Истока, я не знаю как. Притягивайтесь туда и скажите, как вы чувствуете это Пространство, что это для вас?

− Это похоже на какую-то, это какая-то космическая история и это похоже на, туда все души слетаются, там огромный свет, энергия и эти частички все слетаются воедино. 

− Они сохраняют там свою индивидуальность или сливаются с этим всем? Или они сливаются, но индивидуальность сохраняется, как я − Душа?

− Думаю, да, потому что они вместе, но они могут быть и отдельно. Это все один свет. 

− Но как душа вы сохраняете свою индивидуальность?

− Да.

− Хорошо. А почувствуйте сейчас ресурс этого Пространства, он же бесконечный. Почувствуйте сейчас как вы, находясь в теле Н. всегда можете обращаться к этому Пространству, соединяться своим образом, каким сейчас вам увидится, придет, с этим Пространством и ресурсироваться, напитываться. То, что вам надо − это маленькая крупица от тех возможностей колоссальных, от той колоссальной энергии. Посмотрите ваш путь, как вы соединяться можете в любой момент, когда почувствуете, что вам нужен ресурс успокоения, или защиты, что угодно.

− Думаю, это похоже больше на стабилизирование.

− Посмотрите, как вы будете это делать. Это же можно делать легко и просто, когда угодно.

− Я думаю, можно сесть в медитацию и представить, как ты летишь, как безусловная энергия, к этому большому скоплению.

− Увидьте это для себя, чтобы запомнить и будете это делать, когда почувствуете, что вам нужно это, для вашей стабилизации, как вы сказали. Поняли этот способ?

− Да.

− Хорошо, а теперь также сверху посмотрите на тело Н., на ее оболочку, ауру и проверьте, все ли вам в ней нравится или хотелось бы что-то изменить, улучшить?

− В ауре?

− Да, в ауре Н.

− Все нравится или есть что-то, что надо улучшить, изменить?

− Все нравится, еще свет такой прекрасный, желтый, фиолетовый.

− Везде все хорошо, ничего трогать не будем?

− Меня устраивает, я не вижу таких, чтобы мне хотелось изменить.

− Все нравится, все хорошо работает?

− Да.

− Прекрасно. А теперь для закрепления результатов вашей работы, проделанной сегодня, почувствуйте, хотели бы вы взять бледно-бледно-голубой луч света и зафиксировать то, что вы видите, то, что вам нравится или это не нужно? Я просто предлагаю, спрашиваю вас? 

− Зафиксировала. Я уже сделала.

− Прекрасно.

− Такая?

− Как нравится. Все хорошо.

− Тогда отпускайте все образы с любовью и благодарностью и возвращайтесь сюда, в пространство здесь и сейчас отдохнувшей, обновленной Н.

Сессию провела: И. И. Колесник

Сессию транскрибировала: А. Н. Лисицына

 

1

 

Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Тарантула»

К. Тарантул.

Красногорск, 01.08.2023.

  • Более того, даже можете называть меня на «ты», Павел Сергеевич.
  • Не, я не имею права.
  • А, не можете, да? Ну ладно. Это, как хотите. Я просто даю вам возможность.
  • Хорошо. Ладно. К., расслабились? Расслабьтесь... Когда мы закрываем глаза, мы обычно видим какой-то фон. Пожалуйста, опишите мне фон ваших закрытых глаз: цвет, консистенцию, однородность, неоднородность, подвижность, неподвижность. Что там?
  • Тёмный фон, бесподвижный.
  • Тёмный однородный совершенно, да, получается?
  • Абсолютно.
  • А какой тёмный?
  • Тёмно-серый.
  • Тёмно-серый? Такая освещённость в какое время суток обычно бывает по опыту жизни К.?
  • Поздние сумерки.
  • Поздние сумерки какого времени года? Представляете поздние сумерки…
  • Пасмурной зимой.
  • Пасмурной зимой? Отлично. Пасмурная зима, поздние сумерки. Пространство перед вами открытое или закрытое? Первое, что приходит. Не надо мерить с этим...
  • Я пока ничего не вижу.
  • Нет, не надо. А по ощущениям?
  • Закрытое.
  • Закрытое насколько? Поздние сумерки.
  • Сложно сказать.
  • Хорошо. Прочувствуйте тело, которое находится в этом пространстве. Поздние сумерки. Какое это время года, вы сказали?
  • Зима.
  • Зима. В каком положении там находитесь? По ощущениям: стоите, сидите, лежите, висите, идёте? Себя со стороны увидеть нельзя, можно только просто почувствовать. Первое, что приходит.
  • Лежит.
  • Лежит? «Лежу!» - первое лицо.
  • Лежу.
  • Почувствуйте тело, которое лежит. Зима. Сумерки прохладные. На чём оно лежит? На диванчике, как сейчас? Как скажете «на диванчике», по башке буду бить тапочком.
  • смех) Ну так и есть, ну. Я пока ещё здесь!
  • Ну да, да. Ну ладно. Что там, цвет какой?
  • Да всё так же примерно...
  • Примерно? А что не так, что отличилось, чем отличилось? Там же ведь не совсем гомогенный цвет. Серый получается, вы говорите, да?
  • Серый, да. Он такой немножко как это, то чёрный, то серый такой вот какой-то...
  • Как волнами?
  • Ну да, наверно.
  • А с какой стороны волна идёт?
  • Может даже не волнами, а знаете, как вот, как он называется, калейдоскоп.
  • Ага. Ну всё время тёмное, да?
  • Да.
  • Хорошо. Не опасно это?
  • Нет.
  • А в какую сторону крутится? По часовой, против часовой, как бы сказал? Есть это понятие или нет?
  • Похоже, что по часовой...
  • По часовой стрелке. Прекрасно. И ещё, как далеко от вас это крутится?
  • Да рядышком совсем.
  • Прямо как у калейдоскопа – сантиметрах на десяти?
  • Прям за веками вот.
  • За веками, да? Хорошо, ладно, ладно. То есть вы также и будете всё-таки настаивать на том, что это зима, это поздние сумерки зимой?
  • Да не то, чтобы зима, но просто такое какое-то немножко негативное пространство. То есть зима-то она ассоциируется с...
  • С негативом? Как понять «негативное пространство»?
  • Ну, скажем так, не очень приятное, грубо говоря. То есть...
  • Не очень приятное? То есть настораживает что-то?
  • Да не то, чтобы настораживает, ну, если на солнышке, то там приятней.
  • Хорошо. А что напрягает?
  • Да ничего не напрягает, просто оно вот ну...
  • Что в теле там за тревога такая есть, которая настораживает?
  •  Не могу сказать.
  • Ну смотрите, то есть здесь практически у вас нету даже надежды на то, что сейчас будет тепло и хорошо, да?
  • Ну что-то такое, да!
  • Да, зима, сумерки?
  • То есть это, как это принятие вот этих вот, как это сказать-то, принятие вот этого положения, да, то есть ну вот, как это, безысходность...
  • Этой ситуации? Безысходность?
  • Безысходность, да...
  • Отлично. Есть безысходность. И как давно у вас вот эта безысходность по ощущениям? Только что образовалась или вы уже не первый раз такую безысходность испытываете, уже устали от неё?
  • Ну скорее всего это многократное явление...
  • Многократное явление – безысходность. Отлично. Прочувствуйте, пожалуйста, тело, которое испытывает эту безысходность – сидит, стоит, лежит, идёт, висит? Первое, что приходит. Себя со стороны увидеть нельзя.
  • Лежит.
  • «Лежу!». Хорошо. Прочувствуйте тело, которое лежит и безысходность. Во-первых, как эта безысходность отражается во всём теле у лежащего? Лежащий – это человеческое тело или нет? Или может это какое-то, я не знаю, зверюшка какая лежит на боку, а может на животе.
  • Не могу сказать...
  • Хорошо. Вот как это отражается, как это чувствуется телом – «безысходность»? Телом, которое лежит. Кстати, на спине или на животе?
  • Ну как я сейчас, на спине.
  • Хорошо, ладно. Не цепляйтесь за тело. Хорошо, ладно. И что? Как это выражается в теле? Почувствуйте своё тело, в котором есть безысходность!
  • Да никак не выражается. Просто вот какая-то субстанция лежит просто.
  • Хорошо, субстанция лежит. Почему в ней безысходность-то?
  • Ну, потому что ничего не может!
  • Ничего не может, потому что ничего не хочет, или ничего не может, потому что не дано ничего? Все желания, все попытки, они тут же останавливаются?
  • Ну скорее так, да...
  • Как давно это?
  • Давно.
  • Давно? Хорошо. А когда это впервые случилось по началу? Когда в начале ещё не думал, что это будет давно и постоянное, в начале ещё думал, что это временно. То есть это очень плохо, что давно, или я уже к этому привык, я уже могу в этом жить и дышать свободно?
  • Скорее так, да.
  • Хорошо. Но тогда, впервые, когда это случилось, это случилось с вашей реакцией «хорошо, я со всем справлюсь, я могу» или «ужас, куда я влез»?
  • Нет ответа на этот вопрос.
  • Хитрый. Знает же, что есть!
  • Не приходит на ум.
  • А, не приходит на ум, да? А что тут на ум приходить? Было такое ощущение, что это надолго и всерьёз, да, или это просто один раз? Раз, случилось и больше никогда не повториться. И что вот вы лежите, и лежите, и лежите? И что становится? Светать-то не начало вокруг?
  • Нет.
  • Всё так же? Всё, время остановилось – я лежу! Хорошо. Когда вы лежите, когда время идёт медленно, когда есть время думать какие-то там, простраивать картины с планами прорабатывать, что у вас в голове за мысли текут?
  • Вообще ничего не происходит.
  • Пустота?
  • Абсолютная. Я как будто бы Голем какой-то там...
  • Чем хороша эта пустота? От чего она спасает вас?
  • Ну от каких-то внешних факторов, видимо...
  • Я понимаю, не от внутренних. От внутренних-то что?
  • Наверное, это вот... как это «я за каменной стеной и ничего мне не страшно», да.
  • А, вот так, да?
  • Да!
  • Отлично. «Каменную стену» как вы поддерживаете? Вы же её строите всё время. Посмотрите. Можете не объяснять мне, просто посмотрите. Это вы мне сказали про стену!
  • Ну это я образно сказал про стену!
  • Я понимаю, я понимаю. Я тоже образно отвечаю. Вы же понимаете, что мы оба совсем глупые люди. И что?
  • Ну то есть получается так, что как будто бы я нахожусь в каком-то шаре...
  • Так.
  • Да, и всё от меня просто отскакивает. Я там внутри и меня ничего не беспокоит.
  • То есть я – неуязвим?
  • Да, абсолютно!
  • И как давно? Сколько уже десятилетий, тысячелетий или жизней вы носите на себе этот шар?
  • Ну видимо давно...
  • Давно – это сколько? Я спросил: десятилетий, тысячелетий или жизней.
  • Ну, возможно, жизней...
  • Вот прочувствуйте это ощущение. Оно же ведь приятное ощущение «я от всего застрахован», «я от всего...», как сказать, «...убережён» или как это сказать можно?
  • Ну это скорее даже, это скорее, знаете, трусость какая-то...
  • Да ладно вам оценивать-то. Какая это трусость?
  • Нет, ну серьёзно!
  • Перестаньте. Как давно это? Из какого воплощения это тащится? Ну хорошо, вы хотели сказать трусость? Буду... спрашивать вас – «из какого воплощения тащится эта трусость»? Когда впервые? Что там было? Что за ситуация вызвала её и настолько мощно пожила, что вы её тащите из воплощения в воплощение? Где она там помогла вам? Трусость, которая привела к хорошему, счастливому исходу.
  • Не вижу.
  • А по ощущениям? Чувствуйте, что вы там можете ничего не увидеть, у вас по-другому немножко психика работает. Что за эпизод, который вы до сих пор в себе, в Душе, храните из воплощения в воплощение и держите возле себя вот это ощущение «наверное, трусость»? Хотя это обманка – трусость, но вы держите! Ну пускай будет обманка. Потому что там не трусость вовсе. И что-то такое. Что за такой эпизод, который позволил вам выжить? Это любое время может быть. Любое тело может быть. Поэтому, если вам будут какие-то казаться вещи, которые вроде нехорошо человеку, мужику, они могут быть не... во- первых, они не с вами. Что это может быть? Не нервничайте, всё хорошо, не мечитесь мыслью!
  • Что-то у меня ничего не получается!
  • Испугались... Не пугайтесь. Всё, что мы говорим с вами, мы говорим с вами – это первое и главное. А проблемы у всех у нас есть и очень много. Просто мы не знаем, как их решать иногда. Просто смотрим не с той стороны чуть-чуть. Вот смотрите, вы мне сказали, что у меня есть такой, как, не знаю, шар какой-то, я внутри. Я защищён от всего. Насколько это приятно? Насколько это уверенно? Насколько это хорошо? Помните, вы мне сказали так?
  • Ну да, да! Ну это хорошо!
  • Хорошо? То есть, если кто-то, где-то, когда-то посягнёт на меня, я всё равно буду неуязвим? То есть это хорошо, потому что это делает вас неуязвимым?
  • Ну, да, да!
  • Хорошо. Вот эта неуязвимость. А вот я хочу сейчас попросить ваше Бессознательное, чтобы оно показало вам жизнь, где вы были уязвимым. Это не жизнь К.. Может быть тоже К. зовут, если это человеческое, но это не жизнь К., другая. Вот «я сейчас неуязвим, я закрыт от всех!». Когда вы не были закрыты вот в этом шаре, когда вы были уязвимы, насколько это сложно было? Или это нормально было, просто не замечал, пока не стукнуло по башке?
  • Я не знаю, что сейчас должно происходить!
  • А ничего. Какие-то изменятся мысли. Изменятся мысли и могут пойти ощущения. Картинок не будет. У вас не будет картинок, вы по-другому немножечко устроены. Но вот как-то у вас же ассоциация прошла, что я как в шаре, да?
  • Угу.
  • «В полом шаре, в котором мне хорошо и легко, я там неуязвим!». А раз он у вас есть, полый шар, в котором хорошо и легко, в котором вы неуязвимы, значит у вас должно было быть перед этим какое-то воплощение с уязвимостью. Вот это я и спрашиваю вас. Давайте посмотрим то воплощение с уязвимостью. Как вы её себе получили? И как вы с ней поборолись, справились с ней? Первое, что приходит.
  • Вообще ничего не приходит.
  • Чем вы больше думаете, тем мы крепче лежим на диване, тем жёстче мы лежим на диване. Хорошо. Что, фон-то какой стал сейчас?
  • Примерно то же самое с какими-то белыми проблесками, ну не белыми, такими молочного цвета.
  • Молочного цвета? Это как вот раньше на экране лампового телевизора, когда не было сигнала?
  • Ну что-то такое, да.
  • То есть, а что на чём? Белое на чёрном или чёрное на белом?
  • Сейчас скорее уже белого больше, чем чёрного.
  • А что на чём всё равно?
  • Всё-таки, наверное, белое на чёрном...
  • Хорошо. А я хочу, чтобы вы посмотрели в глубину этого чёрного. Есть у этого чёрного, который находится за белым, предел, окончание, границы? Вот нужно посмотреть сквозь белое, как вот, например, вы можете посмотреть на окно, там штора лёгкая, а потом, не убирая штору, смотрите за окно, далеко. Вот есть там в глубине этого чёрного какой-то предел, окончание, границы? Глубже, глубже смотрите, глубже! Иногда, когда так смотришь, может появиться ощущение покачивания, парения, полёта, вращения. Не пугайтесь.
  • Есть такое, да!
  • Что там есть? Когда движение прекратится – скажете, что за пространство...
  • Да, пока движение.
  • Двигайтесь, двигайтесь. Остановилось?
  • Нет ещё, пока ещё всё двигается.
  • Угу. Не опасно?
  • Нет!
  • Хорошо. И что там?
  • Пока ничего.
  • Какие-то ассоциации есть вот от этой темноты вокруг вас? Какая она? Очень она к вам агрессивна или нет?
  • Нет, совсем не агрессивна, но точнее, как сказать, нейтральна.
  • Нейтральна? Ну есть, да есть.
  • Ну есть и есть, да! Как будто бы вот заволокло дымом каким-то таким густым, тёмно-серым дымом.
  • С какой стороны заволакивает?
  • Справа.
  • Справа. А от чего этот дым? Какая есть ассоциация и знание какое-то есть, что это за дым? Дым-пожар, дым-туман?
  • Скорее туман, наверно.
  • Это утро?
  • Похоже. Какое-то раннее.
  • Хорошо. «Раннее утро». А что вокруг? Вот сквозь этот туман там какие просвечивают контуры, есть что-то?
  • Что-то такое есть.
  • Какое?
  • Лесное.
  • Лесное? Хорошо. Прочувствуйте тело, которое видит вот эти контуры лесные. «Лесное» – это, я не знаю, ёлки, деревья и конфетки на деревьях? Это шутка.
  • Скорее листья под ногами или под лапами.
  • Почувствуйте. Хорошо. Прочувствуйте, что за тело, которое... кстати, запах какой? Это осень? Или это весна и старые листья?
  • Похоже на весну, да.
  • Почувствуйте, запах какой? Сколько у вас точек опоры? По ощущениям. Вы же себя со стороны не увидите.
  • Сложно сказать, но кажется, что не две.
  • Кажется, что не... ой, всё от противного. Значит, что не человек. Или вы просто встали на карачки и прячетесь от кого-то? Хорошо. Насколько вам спокойно? Это ваше или это вообще жуткое место, чужое, «меня тут порвут на части»?
  • Ну не сказать, что прям агрессивное такое, ну что-то такое есть...
  • Вокруг? Вот вы отлично знаете тело К.. Это тело чем отличается? Весом, положением в пространстве? Какие части тела там есть, которых нет у К.?
  • Что-то, по-моему, убежало от меня это всё!
  • Ничего не убежало. Поехали назад. Помните, вы говорите: «Раннее утро, туман». Лиственный лес или листва нападала, а лес ещё голый?
  • Больше так, да. Больше на это похоже.
  • И вы там стоите или идёте? Почувствуйте, как вы идёте. Вот почувствуйте анатомию движения. Она же не такая, как у К.. Она знакомая, но она не человечья. Как вы идёте? Помните, я вас попросил принюхаться, понюхать, что там есть, прислушаться. Как вы слушаете? У вас же слух хороший, если вы не человек. Если человек, то тоже ничего.
  • Музыка кончилась и всё пропало...
  • Сейчас новая начнётся, не переживайте. Ой, хитрый, ой, хитрый. Помните лес? Помните весну? А вот вы стоите, настороженность есть какая-то или нет? Как вы мне сказали перед этим?
  • Ну кажется, что да...
  • Что слушаете? Что пытаетесь почувствовать? Первое, что приходит. Не гадайте.
  • Ну, как это, нет ли опасности какой-либо?
  • Да. А какая может быть опасность? Вы вообще крупное существо или нет? Али тушканчик какой прыгучий?
  • Ну вообще изначально была ассоциация, что это какое-то насекомое, да, а-ля паучок...
  • М-м-м-м, паучок? Хорошо. А что не сказали? Ну что молчите-то, ну?
  • Паучок!
  • Хорошо. А как у вас... слушайте, дак там же ж и на паутине, наверное, сейчас роса идёт.
  • Ну там как-то без паутины на земле.
  • На земле, да? Внутреннее состояние? Я же спросил: две, четыре или восемь, да? Молчит, как воды в рот набрал!
  • Как будто пять.
  • Пять? То есть откусили одну?
  • Ну может быть...
  • И что? Молодой, старый, Паучок? По ощущениям. Не надо, паспорта у вас его нет.
  • Средних лет.
  • Средних лет, да? Средней зрелости. И что? Что вы там делаете? Вы в листве прячетесь?
  • Нет. Как будто бы вот стоит на месте и смотрит по сторонам.
  • «Стою!». А что видит? У вас там восемь глаз. Что вы видите? Опишите мне, что видите вокруг. Может быть хоть что, не выдумывайте! У вас всё, что скажете, всё будет правильно. Это я вам такие даю установки. Не опасно? Никто не может вас склевать? Птица какая-нибудь придёт: «О, какая жирненькая штучка тут сидит без лапки».
  • Да вроде бы не опасно. Какая-то есть настороженность определённая.
  • А какая?
  • Ну что что-то может произойти!
  • На всякий случай я, говорит, это, опасаюсь?
  • Ну конечно, это животные инстинкты!
  • Естественно, естественно. Совершенно правильно, Паучок. А как вы передвигаетесь? Сильно мешает недостаток одной лапки? По грузинской дороге шёл петух хромоногий.
  • Да не сказать, что испытываю, испытывает какие-то...
  • «Ю, ю!» - первое лицо!
  • «Ю», да?
  • «Я испытываю какие-то неудобства», да? Бегаю быстро. Удачливый вы? Паук же охотник.
  • Ну в целом вроде бы не голодный.
  • Ну, а какая, кого вы в последний раз... О, расскажите мне о своей последней жертве. Поехали. Кто это был-то?
  • Интересно даже!
  • Ну дак посмотрите, что интересно-то?
  • Это у меня сейчас ум так работает или это не ум так работает?
  • Вы расскажите, что... что вы мне дурацкие вопросы задаёте? Я вас спрашиваю, расскажите вашу последнюю охоту.
  • Ну какое-то насекомое.
  • Ну я понимаю, что это не я.
  • Ну есть ассоциация, что это какой-то кузнечик зелёный.
  • Может быть. А как вы на него нападаете?
  • Не могу сказать, уже ем!
  • Ну смотрите. Что? «Уже ем»? А чуть-чуть назад, когда вы на него нападали. И он был не против. Пришёл ко мне и говорит: «Ой, съешь меня, съешь, паучище противный!». Вот почувствуйте этот охотничий азарт, да.
  • Да, да!
  • Вам надо, вам хочется кушать, и вы высматриваете. Вам нужно как-то таиться? Может вы из засады выскакиваете?
  • Ну примерно так и есть, да!
  • А как вы прокусываете? Яд-то как свой вводите? Или, когда вы поймали, вы начинаете его обволакивать паутиной, обматывать?
  • Нет, скорее просто вонзает, как это называется...
  • «Вонзаю», да.
  • Да, жвала? Жвалы? Жевала?
  • Жвала? Ну может быть, да. Во, вонзил и что? А он говорит, он прямо грудь, эту, как назвать, тельняшку растопырил: «Вот кусай меня сюда». Как? Он же сопротивляться должен!
  • Сопротивляется, да, но лапки держат.
  • Какие лапки?
  • Передние.
  • Ваши?
  • Да.
  • Вы держите лапками, его?
  • Да!
  • Молодец. Чувствуйте, насколько силы много у вас должно быть?
  • Очень много, прям пышет сила из меня!
  • Хорошо, отлично, отлично. Дак а там, про которую ногу вы говорили, она у вас есть? Или это вы мне всякие разные фигни рассказываете? Какой ноги- то у вас не хватает?
  • Как будто бы правой задней.
  • Правой задней? Ну хорошо, ладно. Ну она тут не очень сильно играет роль, потому что вы работаете сейчас передними, да? И что? Вот вы прокусили, жвала воткнули и вот высасываете это. Наедаетесь, нет?
  • Ну да!
  • Да? Сразу у вас теплеет внутри, хорошеет внутри. А кузнечик уже всё?
  • Того,... да. Не сопротивляется...
  • Не сопротивляется? Ешьте меня. Высасывай меня усего. Я буду рад, что я буду жить в тебе. Хорошо. Ну и что? Как закончилась вот эта трапеза? Ух, трапеза – вот можно сказать такое слово.
  • Ну с приятными ощущениями!
  • С приятными ощущениями? Хорошо. Скажите, пожалуйста, как часто вам приходится ловить себе добычу?
  • Ну судя по тому, что навыки неплохие, наверно, очень часто.
  • Очень часто, да? То есть ежедневно или каждый час? А то ведь обожрётесь.
  • Нет, наверно, всё в меру!
  • Всё в меру? Хорошо. А какого пола вы, Паучище?
  • МуШчина.
  • Мушчина? Хорошо. Ой, бедный, куда полезли. Сожрут беднягу. И что? Вы же уже взрослый. Вам уже удавалось продлить своё потомство, отложить... а нет, совокупиться, вот какое слово-то я искал. Это опасно для вас или нет?
  • Ну как будто бы ещё пока нет.
  • Нет? Ну вот давайте посмотрим, сколько надо ещё жить – неделю, месяц, год, ещё десять лет? Когда у вас появляется такое «ну хочу жутко»? Убить могут, но всё равно хочу!
  • Да такое впечатление, что оно всегда есть. Такое ну вот это вот чувство, но, по каким-то причинам...
  • Чувство – хотелка?
  • Да. Но по каким-то причинам не получается ничего.
  • Не получается, потому что что-то вас там останавливает?
  • Паучиха не подмигивает.
  • А-а-а-а, «не подмигивает»? Она, говорит, двумя глазами подмигивает, а остальные шесть никак. Смотрит так и думает, сейчас убью ведь. Ну и что? Удалось вам дожить до того дня, до того часа и минуты, когда паучиха подмигнула «ну давай»? Ты ничего вроде, аппетитненький.
  • Не могу сказать.
  • Да вы не пугайтесь, говорите!
  • Да я не могу сказать.
  • Хоть что скажете, сейчас всё равно всё будет правда! Сколько вам пришлось? То есть вам вообще хоть раз в жизни удалось оставить после себя последовательность?
  • Ну такое ощущение, что нет.
  • Нет, потому что не знаете? Вас сожрали после того, как всё сделали?
  • Нет, потому что нет. Потому что ничего не было, да!
  • Не было никого? То есть поэтому я, говорит, и хорошо охочусь, потому что я сублимируюсь. Не могу трахаться, дак хоть поохочусь хорошо. Так?
  • Ну такое впечатление, да, что одно замещает другое!
  • Молодец. Хорошо. Насколько вы счастливы?
  • Ну не сказать, что полноценно. Процентов восемьдесят из ста.
  • А эти двадцать процентов – это то, что никто мне не даёт?
  • Никто меня не любит, не уважает, да!
  • А-а-а-а, «никто меня не любит так, как я!». Хорошо, ладно. Расскажите, пожалуйста, а вот вы говорите, что у вас там всякие насекомые – это ваша охота. А у вас-то... вы-то входите в чей-то рацион питания? Кто-то есть, кто вами интересуется? Может как вкусняшкой?
  • Конечно, птички, да!
  • Как вы от них прячетесь? И где вы вообще... у вас есть какой-то укромный уголочек, я не знаю, может лист свернул так сам, может где-нибудь ещё прячетесь?
  • Ну какая-то дырка в дереве есть, да!
  • И вы там живёте?
  • Да.
  • Ну-ка залезьте. Насколько уютно там? Сам сделал или нашёл? Или кого-то, какую-то гусеницу сожрал, а теперь в ней живу, в этой дырке.
  • Ну такое впечатление, что это было какое-то а-ля птичье гнездо, ну а теперь оно моё!
  • Дак птичье гнездо-то... у неё одна лапа больше, чем вы.
  • Ну я большой!
  • Ещё сейчас скажите – птицеед.
  • Ну что-то такое.
  • И что в Африке что ли?
  • Что-то такое...
  • Ничего так. Я ещё так подумал, не птицеед ли. А так как-то ушла эта мысли у меня.
  • Потому что кузнечик был такой большой, саранча я бы сказал.
  • Саранча, да? А, ну это вот которые луговые кобылки ещё есть.
  • Ну вот эти вот такие...
  • Да, зелёные, с хвостом. Нет, ну я надеюсь, вы же не этот, не богомол?
  • Нет.
  • Паук всё-таки?
  • Да!
  • Хорошо.
  • Чёрный такой, лохматый.
  • Тарантул? Ну в-а-а-щ-е-е-е!
  • Может быть. Ну приятный, да, такой, мохнатенький!
  • Приятный, ага? Как куснул! А я думаю, что не сопротивляется. Вы их там ядом объЯдите и всё, и они привет. Хорошо. Ну интересная жизнь?
  • Ну в целом насыщенная, да!
  • Расскажите, в чём насыщенность и в чём вы уверены.
  • В охоте!
  • В охоте? То есть я в себе очень уверен. Прочувствуйте это: «я, тарантул», да? Могу я вас так называть?
  • Ну в целом, да.
  • В целом? Хорошо. Я в целом тарантул – успешный в охоте. То есть, а раз в охоте, значит и в жизни. Ведь это же ваша главная и единственная, вернее не проблема, а единственная забота, так ведь?
  • Так!
  • Вы же не ходите там, лапки не поднимаете, чтоб ветром обдувало, там волоски все щекотало? Нет. Хорошо. То есть я удачливый.
  • Нда.
  • Да? Вот это ощущение «я удачливый», «я счастливый» переведите на осознанный уровень К.. Ой, хитрющий, ой, К., ой, К.. Вот не было у меня жвалов, так бы я вам это, яду бы подпустил.
  • Ну это хорошее чувство такое, всепоглощающее!
  • Я знаю. Переведите на осознанный уровень, переведите его, всепоглощающее чувство хорошее!
  • А как это перевести на осознанный уровень?
  • А просто вот это вот, которое у вас, у Тарантула, есть это ощущение, вы поймите его, запомните и всё! И оно автоматом переходит на осознанный уровень К.. То есть это не значит, что вы будете получать удовольствие перед тем, как кого-то загрызть, но вы просто будете уверенный в жизни и хорошо стоять на всех... а восьмая-то лапа отрастёт, нет? Или так и будешь это, колченогим?
  • Ну, наверно, да.
  • Наверно да – два вопроса. Я не знаю, есть там, восстанавливается или нет, не знаю. Поэтому, а вы хитрый тоже, и поэтому говорит, наверно, да. А вы говорите, что ощущается, и вы поймёте, что вы говорите чистую правду. Хорошо. Ещё раз, помните, я вас попросил, вот это приятное ощущение у Тарантула – «я сильный», «я удачливый», «я вообще красавец».
  • Вообще не то слово! Сам тащусь от себя.
  • В-о-о-о-т! Вот эту вот гордость переведите на осознанный уровень, поймите её, почувствуйте и запомните, вы, К., запомните вот эту гордость, это счастье, эту уверенность в себе, и в себе и собой.
  • Да, похоже, что это вот именно то, чего мне не хватает.
  • Вот, вот, вот. Я же говорю, Бессознательное никогда не даёт ничего просто так. Переводите. И что? Вот вы живёте, живёте и живёте. Вам удалось дожить до своей собственной смерти или всё-таки что-то где-то лопухнулся, прозевал и...
  • Ну то, что меня не съели – это точно!
  • А у вас-то бои между вашими однополчанами, то есть одно... тарантулами-то между самцами бывают или нет? Или вы стараетесь друг друга не трогать?
  • Ну как-то вроде бы да. Какие-то зоны влияния имеются, но конфликтных ситуаций не похоже, что они есть. Может было что-то там.
  • А найдите, была там какая-то конфликтная ситуация или нет? И если она была, посмотрите, как вы её разрешили. Там же ваша роль была первая, первая скрипка. То есть, когда конфликтная ситуация, вы стараетесь уйти, там в свою норку залезть, да, в птичье гнездо, где вы себе свили дом? Или вы выходите там, как забрало опустил, как шашкой шибанул, так паук надвое.
  • Скорее всё как-то решилось разговором.
  • А-а-а-а, то есть я мудрый, я могу останавливать эти самые, как называется, все инциденты разговором, переговорами, убеждением?!
  • Да, без физического влияния, да!
  • Найдите один, два, три таких, как вы сделали. И переведите тоже на осознанный уровень К.. Музыка для вас вон разыгралась, Паучина вы мой. (спокойная музыка – фон в кабинете).
  • Я её сейчас не слышу.
  • А-а-а, а тогда вот цеплялся за всё, чтобы никуда не попасть. Смотрите, как интересно. И помогает же. Главным делом вы находите все эти вещи, которых не знаете, где брать, а они – вот они. Поняли?
  • Н-у-у-у-у примерно да.
  • Ещё раз посмотрите. То есть так, как вы... то есть это я хочу, чтобы вы для себя, К., взяли те особенности поведения и умения маневрировать, умения вести беседу ещё и только без, без, этой самой, агрессии!
  • Да, это очень приятный опыт.
  • Получайте его, получайте. Вам ещё пригодится это всё.
  • Как лихо, а!
  • Лихо? На самом деле?
  • Я, ну я имею ввиду, что в принципе я получаю ответы на некоторые
  • Дак естественно. Но вы же до этого дурак дураком пришли – не хочу, не дам, не покажу, и достану, и у всех всё одинаково! То есть нет такой вот жуткой заботы, что «вот я так и помру сейчас и жвалы мои никому не нужны будут!»...
  • Нет, наоборот, просыпаются какие-то, ну скажем так, чувства. Не то, чтобы чувства, а хочется как-то вести другой образ жизни!
  • Да вы ведите. Сейчас пошёл и всех этих самых, как они называются, тарантулиц...
  • Паучих.
  • ...оттарантуливать. (смех) Ну потарантульте, получится, нет или сожрут?
  • Да не, вроде не сожрут, не должны!
  • Ну посмотрите. Это же очень... Ну у меня ещё такого сексу не было, арахно-секса!
  • Оттарантулить (смех).
  • Давайте оттаранту... Кошмар, какое слово придумал, ужас!
  • Ой, кошмар!
  • Но зато весело!
  • Платочек сейчас мокрый от слёз будет, но слёз радости!
  • Нате вам ещё одну салфетку. Сегодня что-то все платочками пользуются. И что? Удалось себя продлить?
  • Ну да. Такое впечатление, как будто это вот новый глоток воздуха что ли был какой-то такой вот!
  • Ну я не знаю, у тарантулов есть такое, что они тоже жрут? Это же ведь не все пауки сжирают, паучихи. Не знаю, посмотрите.
  • Нет, там такого нет.
  • Тарантулов не сжирают?
  • Ну, по-моему, нет.
  • Ну хорошо. Ладно. И вот смотрите, вы всё сделали. Паучиха через какое-то время отложила яйца или они сразу живородящие паучки на ней ходят? Вы как-то сторожите? Вы же ведь отец-то ещё тот, очень ответственный. Что в этой жизни, что в той.
  • Ну да. Есть этот, как это, свой огород со своими границами, да.
  • Да, да, да. Смотрите, всё уже течёт, всё изменяется, всё растёт. Вот когда ваши детёныши выросли, вы же там отпускаете их без заботы? Без того, чтоб «только мне, пожалуйста, по понедельникам звони с такого по такое время» каждому из них, да?
  • Угу.
  • Что я не могу быть одиноким. Нет такого? То есть я сделал – я отпустил.
  • Угу.
  • Слушайте, интересно, это я не знаю, вообще на засыпку вопрос. Вот тарантулы, они образуют пару пожизненно или на каждый сезон?
  • Такое впечатление, что пожизненно.
  • Хорошо.
  • Ну я тоже не знаю, но мне так кажется.
  • Ну посмотрите потом, в интернете, ладно. Хорошо. Расскажете, значит расскажете. Бессознательному, ему лучше знать. Хорошо. И скажите, пожалуйста, как долго вы прожили? Вот вы живёте в счастье в общем-то, да? Она такая волосатенькая появилась.
  • Да я её даже и не вижу, честно говоря. Так это не мешается под лапками.
  • Под лапками?
  • Да, да. Иногда между лапок проходит.
  • Дак, да. (смех)
  • Ужас какой, что вы меня провоцируете своими лапками. Хорошо, ладно. Как живёте-то? Как долго?
  • Да, сексуальный очень.
  • Очень сексуальный тарантул?
  • Очень-очень! Кайф какой!
  • Любвеобильный, да, очень такой!
  • О, прелесть какая. Смотрите, как начнёте сейчас...
  • Хуже кролика, ну...
  • А просто никто не знает, что такое тарантул. Хорошо. Поехали. И что? вы прожили?
  • Ну довольно большую сознательную жизнь так-то!
  • Жизнь сознательную? А что, как помираете? Не успели на что-то отреагировать, вас кто-то сожрал?
  • Нет.
  • А как?
  • Сам как-то. По старости, наверно...
  • Ну проживите последний свой... миг, как вы по старости, как вы умираете? Вот вы жили, ползали, интереса уже нету, да? Сексуальность уже ушла?
  • Да нет, такое впечатление, что оно там ещё всё как бы это, всё работает.
  • Хорошо. Ну и что? А почему вы решили, «наработался»? Или вы там, может быть, там ваша тарантулиха вас сковородой по башке стукнула?
  • Нет, это какая-то естественная, самостоятельная смерть...
  • Расскажите мне о своей естественной, самостоятельной смерти, пожалуйста.
  • Просто взял и умер, всё!
  • Как? Ну расскажите. Интересно. Я просто взял и просто умер? Просто взял Смерть за шею и говорю: «Не убьёшь меня, я тебя убью!».
  • Не могу сказать. Просто высох и всё.
  • Высох и всё?
  • Да, знаете, когда паучки меняют шкурку, они вот так вылезают из неё.
  • Да.
  • Ну вот и такое впечатление, что вылез и всё.
  • Но вы-то шкурку не меняете же.
  • Так вот он как будто бы вылез из этой шкурки и всё.
  • Форма и цвет того, что вылезло из шкурки? Смотрите, это сверху смотрит немножечко.
  • Что-то розовое, фиолетовое что-то такое.
  • Ага. И шкурка-то какая? Что, какое тело только что оставили?
  • Да шкурка-то такая, вот цветом с этот диван или вот с этот пледик осталась такая, сухая, бежевая.
  • Ага. Ещё и скажете с ладошку почти размером.
  • Ну примерно. С мою!
  • Во-во. Ужас какой. Ну естественно, не с тарантулью! Хорошо. Ваше отношение к только что оставленному телу?
  • Благодарность!
  • Благодарность? Очень хорошо. То есть он носил вас. Вы чувствовали себя защищённым, сильным.
  • Ну как в доспехах, в панцире!
  • В доспехах, да, и со жвалами.
  • О-о-о, мощный, здоровый такой!
  • Хорошо. Еще и сексуальный?
  • Ой, вообще кошмар просто!
  • Учитесь жить!
  • Просто з@сранец какой-то!
  • Ой, молодец какой. Вот будет, что вспоминать. Ладно, хорошо.
  • Аж жарко стало!
  • Ну ладно, нормально. Я могу снять снизу одеяло с ног. Хорошо. Вот смотрите, когда вы оставили тело, кого из жизни Тарантула вы бы хотели, ещё с кем завершить гештальты, то есть договорить последнее спасибо, или здрасьте, или набить морду. Надо кого-то или тут всё хорошо и спокойно?
  • Н-е-е-е-е, всё нормально, всё благополучно!
  • Всё благополучно? Отлично. Хорошо. А тогда из жизни К.? Если хотите, можете с кем-то, вы не будете говорить мне с кем, это мне не надо, но если хотите, будете с кем-то завершать, то говорите. Хоть живые, хоть мёртвые. Здесь абсолютно безразлично. Потому что для Души нету слова «мёртвый». Нужно с кем-то завершать гештальты или нет? Если нет, значит нет. Всё в ваших руках.
  • Не знаю, не могу сказать.
  • Ну кто может сказать-то? Не я же буду за вас говорить.
  • Ум начинает мне этот самый мозг выносить: «А вот если ты скажешь «Да», то это так; а если ты скажешь «Нет», то это...»
  • А вы ничего не говорите, просто пригласите того, с кем хотели бы завершить, и расскажите про себя.
  • Дак я не уверен, что я с кем-то хочу что-то завершить.
  • Ну и отлично. Нет, ну это не значит, что вы сейчас завершили и разменялись, и всё, и привет, и никаких, нет. Просто недосказанное что-то может быть, где-то может вы чувствуете себя виноватым, может быть вы чувствуете вину от другого человека – вот эти вещи. Мне только не говорите. Не надо никого? Или вы с кем-то работаете сейчас?
  • Ну я работаю сам с собой сейчас.
  • Ну работайте. От работы тарантулы дохнут. Поехали. Сексапильный, сексуальный тарантул. Прелесть какая!
  • Н-д-а-а.
  • Гордиться надо этим. ДА! Вот так, хорошо, отлично. Завершили вот эту часть работы – гештальты, или ещё надо кого-то?
  • Пока да. Я думаю, что этого достаточно.
  • Хорошо, ладно. Вот когда всё это сделали, куда дальше уходит Душа Тарантула?
  • Ну мы с вами уже там были, в этом месте в прошлый раз.
  • Ага, я знаю. Это одно и то же место, оно хорошее. Ну там приятно, это место как встретило вас?
  • Ну это самое приятное место в мире.
  • Отлично. Ну вы в это место после того, как мы с вами встречались, ходили хоть раз? Ни разу не ходил?
  • Ну я пытался, да, но не получилось!
  • А, пытался? Сейчас, сейчас.
  • Ум не позволяет! Да-да, ум. Ум вам, Тарантулу, бы не позволял детей оставлять. Так бы только жил мечтами. Хорошо, поехали. Вот это Пространство, в которое вы пришли, его цвет и ...
  • Оно тёмное, ну это звёздное небо.
  • Звёздное небо? Космос целый, да?
  • Да!
  • И он там вас принял, как будто это как Исток, Отчий дом, Космос, я не знаю, Бог, кто ещё, Создатель – всё это можно так назвать, да?
  • Конечно!
  • Хорошо. Вот сейчас, находясь в этом Пространстве, не выходя из него, будьте добры, посмотрите не ауру тела К.. Есть по контурам свечение
  • Есть.
  • Есть. Ну и к этому возрасту есть какие-то проблемы в физическом теле, обычно бывают уже. Там, где есть эти проблемы, в тех проекциях, есть как-то, изменено ауры свечение или нет?
  • Есть.
  • Есть, да? Вы в тот раз что-то делали, но, наверно, мало сделали. Или что-то осталось от той работы ещё? Хорошо. Будем восстанавливать?
  • Я хочу понять, да, что именно.
  • А вот просто в проекциях тех проблем, которые есть в теле, там как-то изменено свечение, цвет. Может цвет, может быть истончено, может быть дырки – это не суть важно. Просто будем восстанавливать или нет?
  • Ну вообще не мешало бы!
  • Ну если «не мешало бы», значит надо делать! Хорошо.
  • Точнее, даже не то, что «не мешало бы», а скорее...
  • Нужно, обязательно надо!
  • Да, это нужно обязательно сделать!
  • Ну давайте делать будем. Это вы будете делать, Тарантул, это не я.
  • Хорошо. Тогда из этого пространства, да, которое Космос, вы будете брать разного цвета лучи. Помните, я говорил о том, что, качество луча, как торсионное поле, этот луч идёт через всё, проходя не встречая преград и ничего не разрушая... вот если человека поставить, на него сверху светит прожектор, и он находится в этом луче, в середине этого луча.
  • Как столб света!
  • Столб света! Столб света. Качество этого столба – это как вот торсионные поля. Торсионные поля – это излучение, против которого во Вселенной нет преград. Торсионное поле, оно очень сильное, для него нет преград, оно идёт, ничего не нарушая, просто двигается, продвигается. Вот такого качества лучи вы будете брать. Первый луч, который вы возьмёте, это будет луч чистый-чистый луч белого цвета. С макушки до подошв. Я могу вас коснуться?
  • Конечно.
  • Конечно. Вот он с макушки идёт, идёт через всё тело и выходит через подошву. Белый луч. Помните, я говорил, как бульдозер перед собой ножом грязь толкает, так вот этот луч плоскостью своей будет выталкивать всё то дерьмо, которое вы накопили за время жизни.
  • Ну у меня проекция немножко другая.
  • Какая?
  • Как будто я...
  • Можно сверху вниз, ради Бога!
  • Да, с человеческий рост сверху вниз.
  • Пожалуйста. Спереди назад получается.
  • Ну получается вот таким образом, только вертикально.
  • Да, да, да. Всё правильно. Человек стоит. Я же вам сказал. Какой вы нудный, а?
  • Придираюсь, да?
  • Да, придираетесь. Нормально. Это хорошо. Это очень хорошо. А то я вначале вообще расстроился. Думаю, «Ой, боится меня, боится». А потом всё – вон видите, как открылся!
  • Оказалось, да.
  • Открыл в себе бездны сексуальные. Ужас, что! Ну это хорошо. Когда открыл и ещё можешь – это очень хорошо!
  • Да от них надо избавляться просто!
  • Да куда вам избавляться?
  • От бездн!
  • Бездн?
  • Уже можно, да, сканировать?
  • Всё делайте, вы чего? Я много могу, что трещать, а вы работайте. А Васька слушает да ест.
  • Эх, надо было вам борща привести.
  • О-о-о-о, ладно вам!
  • Такого наварил, ух!
  • Правда?
  • Конечно!
  • Молодец. Ну что теперь сделаешь, ладно уж. Сделали?
  • Да.
  • Получилось? Ну ещё сделайте, что вы жмотничаете-то? Там энергии для всего Мироздания так много, а вам надо вообще неизмеримо маленькое количество. Не думайте, не бойтесь, что вы возьмёте много. Берёте столько, сколько надо. Больше взять невозможно. И пропускаете.
  • Хм, так интересно. Такое впечатление, как будто бы, знаете, как в кино, вот глаза-лазеры, да, вот это вот.
  • А-а-а-а, и так всё делает.
  • Проходит и скан вот этот идёт.
  • Давайте сканируйте. Энергию давайте.
  • Прям органы внутри там вот это самое, как это, дают отдачу.
  • Вот понимаете, вам дало возможность вот это видеть, эти органы изнутри, а вы дуркуете и не пользуетесь этой способностью!
  • Да я их и так в принципе... просто да, у меня с энергиями-то всё нормально.
  • Хорошо, хорошо. Отлично, я знаю. Давайте. Но я, говорит, забываю ими пользоваться!
  • Ну да, да. Это точно!
  • Ладно, поехали дальше. Сделал?
  • Да.
  • Получилось?
  • М-м-м, да...
  • Как-то изменилась аура?
  • Ну светлее стала, да, меньше дырок.
  • Меньше дырок. А что, зачем оставили дырки, на развод?
  • А не знаю.
  • Давайте, добавьте ещё раз.
  • Наверно, чтобы самому потом это доделать.
  • Не, не, не, сейчас делайте всё. Потом будете так просто подмазывать. Ещё раз – чистый-чистый луч белого цвета пропускайте с макушки до подошв. Белый луч, это вот когда, например, зима, снег. И ещё выпал снег свежий и солнце светит. Вот такой яркий.
  • Да я просто сейчас сравниваю немножко этот поток энергии. Я просто когда-то пытался практиковать, ну точнее, не то, что пытался, а вот... Если знаете такую, Долорес...
  • Кэннон?
  • Долорес Кэннон, да. Вот у неё там серебряный поток вот этот, серебряная река. Вот у меня был момент взаимодействия с этим потоком.
  • Здесь у вас другое немножко.
  • Сейчас я смотрю, да, это немножко другое.
  • Здесь у вас река физическая, а здесь вы на духовном идёте. Поехали сюда. Если что, вы будете на физическом уровне это проще сделать. Чистый- чистый луч белого цвета.
  • Какой приятный!
  • Приятный? Как тело себя ощущает? А то Долорес Кэннон, Долорес Кэннон. Я, говорит, им себя помазал, а удовольствия не получил.
  • У неё как этим самым, как ёршиком туалетным таким, знаете, больно, неприятно, всё такое. А здесь прям такое приятное ощущение.
  • Мы с ней в шестом году, по-моему, были вместе в Индии на втором конгрессе, в Нью Дели за одним столом ели.
  • Ну она... я не помню, когда... ну она же уже почила тоже.
  • Да. Она почила тоже, как и вы, Тарантул.
  • Тоже, как и я, да.
  • Прелесть!
  • Как Тарантул!
  • Как Тарантул, во-во. Ладно выкручиваться. Хорошо. Наполнил?
  • Да.
  • Дырки заткнулись?
  • Ну похоже, что да.
  • Хорошо. Теперь возьмите следующий луч. Один из самых мощных – золотисто-жёлтый.
  • Дак это он и был.
  • Белый был.
  • А я уже золотисто-жёлтым прошёл.
  • А, сделал, да? Хорошо. Ладно. А теперь какой бы вы хотели луч?
  • Фиолетовый!
  • У-у-у-у, а что будет давать фиолетовый луч?
  • Не знаю, но что-то очень хорошее!
  • Очень хорошее, да. Это получается духовность и мудрость. Всё знает, вот всё знает уже. Выучил, а потом приходит и говорит: «Ой, я одинокая овца, моим мучениям нет конца, подайте мне тарантульца».
  • Слушайте, это прямо какой-то мем, да.
  • Нормально всё. Хорошо, давайте, делайте. Вот этот фиолетовый.
  • Ой, прям, прям вот он вот... вот-вот-вот прям вихрь такой идёт!
  • Хорошо. Только, пожалуйста, не как маляр кисточкой снаружи, пропускайте, пропитывайте. Вам приходилось же мыть посуду губкой? Вот вода впитывается в губку, так и тело впитывает в себя вот этот луч.
  • Просто непередаваемые ощущения!
  • Хорошо. Как себя тело чувствует в этих непередаваемых ощущениях?
  • Меня всего это самое, колет, как будто иголками.
  • Ужас-ужас! Ну хорошо, ладно.
  • Каждая клеточка прям.
  • Это отлично. Ну, говорит, я и мудЁр. Хорошо, ладно. Как вы считаете, какого цвета ещё нужно давать луч?
  • Голубой.
  • Отлично. Что будет давать голубой для тела К.?
  • Какую-то силу, мне кажется.
  • Давайте, наполняйте.
  • Прям, если тот такой колючий был, покалывающий, то этот, наоборот, успокаивает, вот он придаёт какую-то уверенность и силы!
  • Давайте. Хорошо!
  • Это я делаю или это не я делаю?
  • Вы делаете! Это луч вам делает. Вы знаете просто, что брать. Вы же только притворяетесь дурачком, на самом деле-то вы мудрейший мужик. Ещё какой-то нужен?
  • Нет!
  • В таком случае, помните, я всё время спрашиваю про фотографии. У вас же есть дома бумажные фотографии?
  • Конечно.
  • Вот. И они держат картинку десятилетиями. Потому что они закреплены. Вот сейчас в качестве закрепителя возьмите луч бледно-бледно- бледно-голубого цвета, он почти бесцветный, лёгкая опалесценция голубоватая. И пропускайте с макушки до подошв. Получилось?
  • Угу.
  • И что получилось сейчас? Опишите мне свою ауру, пожалуйста. Какая получилась аура у К.?
  • Ну она не яркая, да.
  • Не яркая – это что? Вы не сверкаете прям аж глаза режет?
  • Даже неожиданно как-то вот.
  • Но она крепкая?
  • Крепкая, очень крепкая!
  • Она очень надёжная?
  • Очень!
  • А потому что вы сверху закрываете.
  • Как такая вот толстая-толстая кожа, наверно, можно сказать.
  • В общем слонопотам.
  • Ужас. Вообще непробиваемый!
  • Отлично. Приятно это?
  • Н-у-у-у-у-у, да!
  • Для негативного воздействия непробиваемая, а для того, чего хочешь, всегда пожалуйста?
  • Открываются поры и вот!
  • Да, да, да. Хорошо. Если всё сделали, скажите, пожалуйста, Тарантул, мы можем на этом завершить сегодняшнюю работу?
  • Да!
  • В таком случае, пожалуйста, поблагодарите Тарантула, который показал вам свою интересную жизнь, поблагодарите то Пространство, в которое ушла Душа Тарантула после того, как оставила своё физическое тело. И спросите у этого Пространства, можете ли вы, К., пользоваться им тогда, когда вам нужно, этим пространством? (смех) Что?
  • Ну была такая вспышка яркая, как будто звезда так фьють.
  • Ох, и всё, и всё вы им можете пользоваться?
  • Да!
  • Или оно пальцем у виска крутило, раньше-то, что не был?
  • Нет. Это подтверждение, что заходи, когда угодно!
  • Хорошо. В какой части тела у К. живёт Душа? Рукой покажите. Есть у К. Душа или он вообще бездухотворённый?
  • Ну естественно есть!
  • Вот здесь, да? И у всякого бывает иногда в других местах. Я же не про Тарантула спросил. Хорошо. И вот эта Душа, вот посмотрите, когда вы туда пришли, вы слились, да, очень хорошо, потому что вибрация вашей Души, Тарантула, а Душа Тарантула – это предтеча Души К., и вибрация этого Пространства одна и та же. Вам просто, когда нужно очень срочно помощь, руки заняты, ноги заняты, а в голове ещё одна мысль успевает проскочить, вы просто соединяете вибрацию Души с вибрацией Пространства, которое окружает нас вокруг. Это всё те торсионные поля. И помощь идёт. Поняли меня?
  • Угу.
  • Пространство не против такого обращения с ним?
  • Нет.
  • Хорошо. Если всё это сделали, ещё раз, пожалуйста, всех поблагодарите.
  • Павла Сергеевича благодарю.
  • Павел Сергеевич тут не при чём. Я здесь вообще чукча с глазами. Поблагодарите всех, возвращайтесь в тело. Пошевелите ногами. Пошевелите руками и снимайте очки. Яркий свет будет.
  • Ярко тут у вас очень!
  • Да.
  • Сейчас я чуть-чуть вот так вот сделаю.
  • Да ради Бога. Конечно-конечно.
  • Сейчас приземлюсь.
  • Приземляйтесь. Только не прилуняйтесь. А то будете Лунтиком.
  • А что, неплохой персонаж.
  • Хороший. У меня не было их. Тарантул тоже первый. Ну что, кто вы, Тарантул?
  • Я как будто проспал восемь часов.
  • А как вас зовут, Тарантул?
  • Ёлки-палки. Да как обычно, как и звали.
  • Хорошо. Как вы считаете, сколько минут мы работали сегодня по вашему внутреннему времени?
  • Минут двадцать – двадцать пять.
  • Ага.

Сессию провёл П.С. Гынгазов;

Сессию транскрибировала Е. Богуславская.

Ведущий: Гынгазов П.С. — «Неопалимый огонь»

И. Неопалимый огонь.

Красногорск, 02.11.2023 г.

 

И., давайте подождем, посмотрим, что бессознательное вам даст, потому что вы уже настолько глубоко ушли, что я тут уже ничем не могу руководить, только могу бежать за вами следом.

− И кричать вслед вопросы!

− Да. Поехали, расслабьтесь и смотрите, какие образы будут проявляться, какие ассоциации будут идти?

− Справа ассоциация с огнем, как будто бы костер отсюда в ту сторону. Если бы это был большой костер, то это было бы снизу вверх, а то же самое происхождение, только справа налево.

− А что за тело, которое смотрит на это? Почувствуйте, пожалуйста. Большое-маленькое, молодое-старое, стоит, сидит, лежит, висит, идет, ползёт?

− Я пока не пойму тело, я его очень близко чувствую. − Костер смотрю?
− Это пламя, да!
− А не жжет, не страшно?

− Нет, я пытаюсь про человеческое тело, но не приходит, как будто так, прям передо мной.

− То есть они проплывают, проплывают или я двигаюсь вокруг костра против часовой стрелки?

− Нет, оно идёт так, как будто я его чувствую рядышком с собой.

− Если на физическом уровне рядышком с собой чувствуете, там будет ощущение тепла или жара?

− Вот именно, а я не чувствую вообще ни тепла и не жара!

− Вы находитесь все время на одном уровне с этим костром, или то выше, то ниже, то ближе, то дальше?

− Нет, на одном уровне, как будто параллельно. Странная ассоциация, не могу разобраться, про что это?

− Сейчас разберетесь, не было такого, чтобы вы не разобрались!
− Когда я пытаюсь это опустить на землю, оно не особо опускается.
− А не надо, давайте вперед двигаться, что там дальше делается? Оно жене может вечно так.
- То есть «я − хозяин огня»?
- Оно же как-то меняется во времени!
− Не понимаю...
− Это огонь как если бы горело что-то физическое, дрова там?
− Это больше ассоциация с огнем, как если бы он исходил от какого-то, как ракета, бывает такое пламя.
− Бывает. Или это огонь как в Иерусалиме, в храме Господнем, спускается раз в году. Он не обжигает, кстати!

− Может быть, я не вижу, чтобы он из какого-то, он такую форму имеет, больше костра, но в то же время он не исходит от какого-то технического сооружения. Такое ощущение, что я рядышком, как будто бы его сопровождаю.

− Почувствуйте тело, которое сопровождает «неопалимый огонь». То есть, это получается «неопалимый огонь»? Это ведь получается, я так понимаю, до того, как храм Господень был создан?

− Понятно, что я не ощущаю какого-то физического тела, я чувствую какое-то тонкое тело, как сопровождающее эту огненную субстанцию.

− А что вы делаете, для чего вы сопровождаете, кто может на неё покуситься? Как будто в то же время я его и поддерживаю!

− И охраняю?
− Как-то так.
− А кто может покуситься?
− А он как будто бы не особо функционирует без меня. Не то чтобы кто-то покусился...
− Хорошо, оставим это покушение.
- Он не особо функционирует без меня.
- Как давно вы с ним сотрудничаете, или помогаете друг другу? Кто поставил вас это делать, кто обязал вас это делать?
− Это воспринимается как некое задание...
− Давайте вернемся назад, когда вы получали это задание.
− Я опять возвращаюсь вечно в Шамбалу. Да, я опять возвращаюсь туда. − В круг. Для чего нужно, сейчас выясните, для чего нужен этот огонь неопалимый, который спускается раз в году, что он дает? Может быть, вере, может быть, людям, может, вообще всей Земле, всей планете?

− Первое, что приходит − это усиливает веру, что, соответственно, дает людям путь к спасению!

− Надежду?

− Вера взращивает людей, возвышает. Соответственно, это про поддержание и усиливание веры в людях!

− А животным это не надо, у животных и всего остального и так веры достаточно. Это у людей есть сомнения?

− Да!
− Получается, это огонь против сомнений?
− Да!
− Кто из вас придумал этот огонь?
− Первое, что пришло, сразу после вопроса − пришло после Христа. Для поддержания веры! − В Христа?

− Да!

− Кто это придумал? Это же не Христос придумал? Или это Отец его придумал? Или Святой Дух придумал?

− Из того, что я понимаю, вся иерархия разных Душ давно существует, таков был план, что после Христа, Он же принес учение, соответственно, когда Христа не стало, чтобы это учение развивалось, для поддержания этого учения. Как продолжение Христа получается.

− Кто придумал из вас, вас там много? И вы там думали. Или это вы придумали? Кто конкретно из вас придумал такое подспорье, помощь?

− Первое, что пришло − или Илафилион, но я не могу сказать конкретно кто это. Это то, что пришло сразу.

− Вы, по-моему, говорили это имя. Мне оно знакомо. Найдите тот момент, когда у вас идет совещание такое и друг Илафилион предлагает. Вы потом посмотрите его, что-то знакомое. Это ведь не для того, чтобы дурить голову?

− Наоборот. Огонь ещё имеет, это не просто так, огонь как в костре, имеет очистительную мощь, потом ещё, понятно, будут куча искажений, и он имеет функцию в какой-то степени очищать эти искажения, которые возникают. Как это пришло, как вы сказали − я вижу круг и Илафилион руку делает − и этот огонь, как идея?

− И огонь как из ничего.
− На руке, да, как идея огня?
− Вы поддержали его? Насколько эта идея огня соответствует тем потребностям, которые в то время были у человечества?
− Там как-то по-другому все работает, среди Братства. Это же не как совещание на заводе. Кому приходит первая искра божественная − он её выдает. Кому она придет − сие неведомо!

− Ну это же не вызывает у него гордыни?
− Нет, там это невозможно!
− Дальше вы уже развиваете эту тему. Он предложил взять этот огонь неопаляющий. Какими вы его наделяете возможностями, или способностями? − Чтобы он был неугасающий.
− Смотрите, он ни из чего берется, который не может опалить. Но дальше поджигают каким-то образом одну свечу и переходит из огня, который может быть мистический, уже на физический уровень. И дальше он будет уже обжигать. У вас есть израильские свечи, которые от неопалимого зажжены?

− Ну это все развод чистой воды. Хоть я и была в Иерусалиме, но я ничего про это не помню. Его потом развозят на самолетах по всему миру. Не возникала в моем поле эта информация, поэтому я не в курсе всех этих историй!

− Тем более это будет очень хорошо, вы будете непредвзято говорить.

− Там получается моя задача, потому что огонь сам по себе − его не будет. Моя задача на тонком плане, чтобы он был, сопровождать эту субстанцию. Она же сама по себе не существует, не может сама себя контролировать. Поэтому получается, что моя задача, почему это сопровождение − чтобы он был. Чтобы он возникал. Чтобы он ниоткуда брался, а по факту − это моя задача, чтобы он брался как будто бы ниоткуда. Вроде бы такая задача − сопровождение. Получается, такая функция этого огня − очищает, но не всех, а кому карма позволяет.

− Кто готов?

− Да. Огонь − это самоочищающая субстанция, очищать от предрассудков вокруг веры, вокруг учения Христа!

− Причем вы должны понимать разницу − огонь, который спускается с небес, который не опаляет ничего и огонь, который используют, зажигает уже на физическом уровне. Он уже что хочешь сделает, он пожирает.

− Когда выходит из поля моего контроля, или обслуживания, сопровождения − он уже попадает в руки человека, соответственно, человек так и работает. Это история создана изначально, чтобы увидели и уверовали. Я просто не видела, не знаю, о чем говорю.

Потом в Интернете найдете.

− Соответственно, тонкая функция − такое дистанционное влияние для очищения от всех бредовых идей.

− То есть, это вера?
− Да, избавление от сомнений и очищение от наслоений не истины!
− И когда он переходит из неопалимого на физический уровень, тогда он обретает силу уничтожения, сжигания.
− Да, он уже в компетенции обычного человека. Дальше там не особо есть функция, только в моменте. Уверовали и для кого доступно...
− Это поддерживает любовь и веру в Бога, в Иисуса.
− И для кого доступно, волшебство у кого-то происходит, но не у всех и они понимают, что то, что они знали до этого — это чушь какая-то. Идет очищение от глупостей, связанных с верой. Там же огороды понагородили с Христом, возвели в ранг Бога − политика, в общем. А также наоборот, все мы дети Бога, ни рабов нету божьих, ни страхов божьих, а только есть божественная любовь и учение, которое принес Иисус. И к тем, кто готов, приходит это понимание и начинает в них развиваться. Такие функции, которые есть у этого огня!

− А что заставило Иофилиона создавать, придумывать этот огонь?

− Потому что все прекрасно понимали, что Иисуса не стало, а как? В чем чудо?

− Надо чудо создать!

− Да. А смысл тогда, могло бы все угаснуть. Те же апостолы — это все люди. Можно верить, можно не верить. А тут именно для усиления веры, потому что все эти чудеса через веру приходят. Чтоб учение Иисуса не было утеряно, чтобы как-то его удержать, чтобы не зря всё было! Он на перспективу всё принес для людей, учение любви. Следующий шаг после его ухода − это некий элемент такого чуда.

− Хорошо. Удалось создать это чудо, благодаря этому элементу? Удалось поддержать в народе веру?

− Раньше изначально это хорошо работало, по сравнению с сегодняшними днями. Когда это обросло бизнесом, предприимчивостью человеческой, с этим все стало сложнее. Не было возможности на самолетах или еще что-то перемещать, а потом такое произошло очеловечивание, упрощение. Если у людей интеллект вместе с эго не начали ярче, сильнее развиваться, соответственно, больше стало сомнений. Поэтому в первые эпохи это было проще, это работало. Это, в общем-то и не предусматривалось на сто веков, а на какое-то возможное время, пока учение будет работать, будет развиваться. И интеллект человека был на более низком уровне, на это реагировали ярче, это было легче поддерживать. Память и веру об Иисусе. С развитием интеллекта это сложнее стало, всё можно реализовать.

− Интеллект создает сомнения?

− Само собой, сейчас с помощью технических приспособлений можно что угодно создать. Естественно, сомневающихся становится все больше и больше.

− Помните, про Иисуса? Вы в Братстве этом, там же еще несколько религий создано. Например, Коран и кто там у них, Аллах? Как вы, Братство, вы же контролируете эти вещи? Это индуисты, это христиане, это мусульмане − почему вы даете для разных людей разных пророков?

− Потому что культурологические наслоения разные, разное восприятие мира и соответственно, что более удобоваримо для конкретной расы, народа. Вписывается по психотипу некоторому, по конструкции, чтобы это было близко.

− Да, я понял. Но смотрите, вы выбираете трех пророков, они же практически все одно и то же делают?

− Все одинаково, да, все про важность связи человека с Богом и развитие любви. Это снижение эго, которое ведет человека к несчастью, везде одно и то же. Везде говорится о разрушении эго внутри человека и возвращении к Душе, соединению с Духом, с Богом, у каждого своя терминология. Получается, в разные века, в разные эпохи совершенно по-разному развиты люди!

− Но принцип, который дается вами, у вас же на все религии, нет там распределения − это для христиан, это для мусульман, это для иудеев, для индуистов, для буддистов − у вас же этого нет?

− Имеется в виду, что само учение, любое, оно об одном и том же, но оно просто адаптировано под каждую национальность, расу, народ.

− Социальную среду.

− Да. Поэтому Иисус в таком виде, Будда в таком виде, с такой кожей, с другой кожей. Образ-то тоже создается!

− Они как-то общаются друг с другом, эти пророки?

− Это все просто как часть задачи, это кто-то из нас пошел на работу. Это все из иерархии. Они возвращаются и другую работу делают. Они же не остаются Иисус - Иисусом, Будда - Буддой.

− То есть они могут меняться?

− Всё также, это просто Души совершенно другого плана, другой силы, а природа-то Души та же! Поэтому идет такое же возвращение из тела. Иерархия, например, и далее по выбору, по задаче. Поэтому нету привязки, чтобы остаться навсегда Иисусом или Буддой, или Мохаммедом. Это часть задачи. Потому что, если бы задача не стояла, нечего было бы спускаться и выполнять эту тяжелую или легкую задачу.

− Да она везде тяжелая, потому что это идет всё для народа, для людей, а люди не всегда всё принимают так, как надо.

− Она тяжелая, но она очень благостная. Эти как будто бы лишения, как будто бы страдания − это восприятие человека, а для уровня такой Души это хорошо.

− Спокойно и ровно?

− Абсолютно. Такова сейчас миссия, поэтому нету в этом чего-то. Это вообще благостно, когда ты показываешь пример соединения с Богом и уровень веры. Это прекрасная задача, там нет никакого страдания. Понятно, когда ты еще не все вспомнил, надо какую-то работу проделать, дойти до этого момента, но все это очень большая честь, это благостно, это твой выбор.

− Согласился и твой выбор уважают?

− Да, это прекрасный выбор, прекрасная роль, когда ты что-то благое делаешь для большого количества людей. Совершенно нет никакого страдания, никакой тяжести – это всё восприятие людей. В этом есть только сплошная благость и ничего совершенно страшного нету в каких-то распятьях, потому что для уровня такой Души какая проблема? «Хочу − чувствую боль, не хочу − не чувствую боль!».

− Да.

− Поэтому это просто для людей, чтобы они росли, эволюционировали, а не деградировали. Это как учитель, только для больших масс, они берут пример и так хоть как-то можно работать. Совершенно ничего тяжелого, это честь, это замечательно, дар, я бы сказала, в такой работе. А так всё одно и то же, потому что всё не так сложно с точки зрения генеральной идеи. Соединяйся всё больше и больше с Богом, с первопричиной и там всё счастье! Если у тебя есть дискомфорт, соединяйся с Богом и будет тебе счастье во всех Его ипостасях. Только невозможно сидеть на двух стульях − убивать, пить, курить, колоться и с Богом договариваться. Это осознанный выбор!

− Да, у всех пророков был осознанный выбор.

− У пророков − да, я имею в виду с точки зрения людей. Людей да, они же любят себя. Осознанный выбор, все так должны делать, а я особый, мой выбор по-другому осознанный, поэтому они всё время уходят в сторону, они всё время обманывают.

− Поэтому иерархия, Братство работает в том числе на эту планету, на её эволюцию, а не деволюцию всеми возможными способами. Но мы же тоже соединяемся бесконечно с божественным, просто может как-то получается, что, когда мы в кругу − канал широкий, все это более доступно, чем просто для человека обычного, в этом и живём. Поэтому высшее руководит всеми, каждым. Ты настраиваешься, через каждого может прийти что-то, как помощь, как наставление, как идея для реализации, для людей. Это восприятие как Братство, в иерархии, в Шамбале, тоже, если принимать оболочку − люди, а скорее, Души, которые наработали все эти возможности.

− И уровень энергии другой стал?
− Доступный уровень энергии стал другой, и он уже без искажений!
− А помните, в тот раз мы с вами говорили о вертикальных и горизонтальных лучах? Что там скажете ещё интересного? Вы сидите в горизонтальном луче соединены.

− Получается, что и здесь стоим, там что в прошлый раз было, когда с Бабаджи, это было на всей физической форме и здесь, если в Шамбале, если круг − тоже соединены этим горизонтальным, как кольцо. Кольцо света, которое идет через сердечную чакру. Сердце является источником любви, и сила идет по сердечной линии. Все соединены через сердце, получается. Если там круг, тут круг. Получается, если перевести на русский, это можно отнести и просто к людям, что воссоединение, это единение для людей также. Почему всё время про любовь-то, Иисус, Будда, все. Но самое быстрое через раскрытие сердца, через дарение любви, если на практике мы берём, через некоторое служение планете, людям — это очень усиливает человека. Мы все тем же самым и занимаемся. На этой планете, на этом уровне силу набираем, на уровне сердца. Это как бесконечная подсказка − возлюби ближнего своего! Как только ты отходишь от этой темы − агрессия, негатив — это и есть саморазрушение, которому нет конца. Ну есть, развоплощение. Получается, если мы функционируем даже не на какой-то высочайшей чакры, на уровне сердца − достаточно. Через эту сердечную историю можно очень сильно развиться!

— Ну это просто основа, можно еще горловую, можно еще лобную, можно ещё темечко...

− Без этого туда не дойти, это самообман, копание не там, где надо. Пока здесь нет безусловной любви, служения − туда особо и не надо, потому что там и выше будут бесконечные искажения. И ты их не отличишь − истина это или что это? Различение начинается отсюда. Тогда ты всех любишь. Ты дошел до уровня, когда ты всех любишь и служишь как-то, через какую-то свою деятельность. Усиление отсюда начинается!

− От сердечной?

− Да, от дарения любви! То, о чем говориться во всех религиях, изначальных, не переписанных. Понятно, что много чего переписано.

− Ну мы-то работаем не на переписках, мы работаем на Бессознательном, которое было первым самым.

− Да, там христианская история искажена до невозможности. Иисус принес учение любви и показал, как это работает. Зачем возводить его в ранг Бога?

− Чтобы управлять.

− Чтобы люди не понимали, чтобы они думали, что до туда, как до звезды, а это все в нас есть. И как только начинается, что он Бог, а тут раб божий − все, о чем дальше говорить.

− Очень хорошо.
− Интересный этот круг, я не видела раньше!

− Это то, что в той сессии увидели?

− Он такой же и здесь в Шамбале тоже. Все соединены любовью, иначе ради чего бы они служили, работали на планету, на людей. Пока у людей эта тема не раскрыта, пока человек не принял решение идти по пути любви ко всему живому − сытый голодного не разумеет. Что ты ни говори − это не понимается и не воспринимается! Тут только осознанное решение. Вспомнила про тот круг, что Парамаханса Йогананда нёс то же самое, об этом, через крийя-йогу. Любите Бога, соединяйтесь с Ним!

− Любить Бога можно, если достиг, чего-то пожертвуешь, а здесь ничего не надо!

− Ничего не надо, наоборот, обращайся к Богу и всё будет, общайся с Ним. И все будет здесь! Общение возможно искреннее через раскрытие. Именно желание дойти до уровня желания общаться с Богом. Не потому, что: Господи, мне надо машину за 100 миллионов − это бесполезно, человек должен разными способами, теми или иными, очищаться, иметь мотивацию вертикального соединения для того, чтобы подойти к истинному желанию, внутреннему − соединиться с божественным. Потому что оттуда и идет вся благость, счастье. Ты это делаешь − ты уже это чувствуешь. Парамаханса Йогананда показывал этот пример − как это прекрасно, все, что угодно, когда мы идем по этому пути. Через тело тоже очень можно эффективно туда пройти. Те же йоги, через йогу, через физические механизмы какие-то − с помощью дыхания. Все это дано для того, чтобы пройти туда, найти этот путь. Все создано, все уже есть! Ничего не нужно. Все уже придумано, все уже дано!

− Все просто, не мудрствуйте.
− Просто следуйте и всё!
− Опять же, следуйте и всё, что свойственно человеку − он же должен думать, он же должен приходить к какому-то выводу.
− Да, следовать не через церкви, где тебе тот же человек рассказывает, а говорить с Ним. Через природу, через разговор с божественным − оттуда вся истина приходит. А не через переписанные книжки, через церкви, где тебе непонятно что говорят.

− И непонятно что от тебя требуют!

− Там ничего не надо, только внимание отправляй на божественное. Тогда раскрываются бесконечные возможности. Чем больше ты соединяешься своим способом − разговариваешь, через тело, через мысли.

− То есть не надо никуда бить поклоны, просто от сердца горизонталь, линия сердечной чакры!

− Да, горизонталь − это когда мы через людей к этому идем, мы делаем добро.

− Когда я расширяю горизонталь свою, я могу расширить только тогда, когда делаю добро, то есть Бог − это мой друг?

− Конечно, всё находится в Боге, мы можем либо через вертикаль соединяться с божественным, напрямую стараться.

− Это сложнее.

− Через молитву. Либо через социальное взаимодействие − служить людям. Либо и так и так соединять. В итоге и то и то доступно. Что доступно сейчас человеку. Поэтому хочешь так, хочешь сяк это делай, и то и другое доступно. Либо сразу, либо через людей. В любом случае ты остаешься в социуме, среди людей, в любом случае ты должен транслировать это через людей, так или иначе, ты же не в пустыне один. Поэтому тут это дает все колоссальную силу, а когда эта история нам известная − я, мое, мне, я такой − тут серьезнейшие искажения и они уводят в огромное количество разных историй.

− И все они не будут созидательными.

− Они будут приводить все равно в тупик. Поэтому тут все просто, надо держаться этой простоты − сел, глаза закрыл, общаешься доступным способом. Кланяться кому − зачем? Можно кланяться, что хочешь делай, но это мешает концентрации и люди рядом мешают концентрации внимания. А дальше это все через делание чего-то хорошего, чтобы от сердца. Мы любим, как ты можешь эту любовь транслировать всему живому? Транслируй, это тоже приносит счастье. Поэтому есть и вертикальный путь, и горизонтальный, какой больше доступен. Доступно два − пожалуйста, два.

− То есть, здесь твой выбор?

− Поначалу твоя возможность. Если у тебя не хватает концентрации внимания, ты больше через горизонталь делаешь, стараешься делать больше добра людям, всему живому. Служить каким-то образом. Тем самым ты наращиваешь возможность соединения уже в вертикальной плоскости. Поэтому у людей, если возьмем среднестатистического человека, концентрация внимания очень слабенькая. Ум всё время прыгает, мысли разные. Можешь себя усадить и сконцентрироваться максимально − для этого тоже все эти техники придуманы − йоги и так далее. Агни-йога − через мотивацию, через познание. Она объясняет, мотивирует к раскрытию сердечного центра, она более интеллектуальная изначально. Ты через осознание начинаешь это всё включать. Физическая йога − через тело помогаешь этому всему свершаться. Придумано всё, что только возможно для того, чтобы люди это делали. Поэтому пока не появится у человека мотивация − он будет биться головой об стену как слепой котенок. Потому что вокруг очень много искажения. Надо начинать, надо искать. Каждый может сесть и в тишине говорить с Богом. На любом языке.

− Своими словами, без каких-то норм, молитв.
− Абсолютно. Есть какие-то молитвы.
− Если ты их понимаешь
− И они для тебя совершеннее, чем ты говоришь своими словами − пожалуйста, только бы это было общение с Богом во благо людей. Тогда уже все это начинает работать очень быстро, только захоти. Но тут, опять-таки, очень важно − захоти соединиться с Богом. Захоти быть счастливым не за счёт материального, а внутреннее счастье обрести − и оно будет складываться. Невозможно играть на поле обычном материальном, с Богом договариваться о каких-то эго-штучках − миллиардах, миллионах, женщинах, мужчинах. Цели разные. Тут должно быть именно желание Бога и вера в то, что всё будет замечательно, если переводить на русский. Это, конечно же, постоянно самоограничение, чтобы и тело, у нас же все самоограничения касаются тела в любом случае. Соответственно, эти самоограничения, как любые аскезы у святых, они успокаивают систему и позволяют сесть и говорить с божественным как тебе доступно.

− Очень хорошо, понятно.

− А если мы пичкаем тело, наоборот, не ограничиваем его, а идем по пути его удовлетворения − это путь совершенно в другую сторону.

− Это путь манипуляций.

− Да, это исключительно здесь эти игры. Такая возможность всегда возникает тем или иным способом в поле человека, а он выбирает − да или будет продолжать играть в свою игру. По большому счету генеральная идея не сложная и она одна на этой планете!

− И люди это понимают, просто им забивают башку всякими другими страшилками?

− Отвлекают. Потому что вся информация в поле есть, но много другой информации.

И., скажите, пожалуйста, много вы знаете людей, которые информацию из поля получают, а не слушают, что на рынке сказали?

− Да, искажений много, люди ищут, видно, что ищут, но чем тяжелее карма, тем сложнее путь. По дороге искупают все свои предыдущие радости, поэтому чем больше наработок, тем короче путь к благу божественному. Тут тоже всё закономерно, всё четко и закономерно, как часы работает. Поэтому не отступать и не сдаваться.

− И верить себе! Самое главное − доверять тому, что ты делаешь и верить только себе, а не спрашивать, как сделать мне лучше так, чтобы Боженька помог. Он всегда поможет, но, когда ты будешь спрашивать чужих советов, тебе будет хуже.

— Это постоянное отвлечение, искажение. Все эти астрологии современные, гадалки, все это отвлечение. И те же опасности − гуру современные модные красивые, роли играют. Если называют себя учителями и гуру − можно сразу прощаться. Учитель себя учителем не назовет. Поэтому тут постоянные ловушки на пути и только единение и постоянный, неустанный разговор с Богом через то, что доступно − он очень серьезно ускорит процесс, привнесёт в жизнь!

− Я хочу, чтобы вы еще подумали и сказали − некоторые люди будут вести диалог с Богом, манипулируя.

− Манипулируя чем?
− Доводами своими в свою пользу.
− Имеется в виду обращаться к Богу со своими просьбами?
− Своими хитростями чтобы эти просьбы реализовать. Это неверие получается. Если я просто попрошу: Бог, дай − искренне − он мне даст. А если скажу: «ты знаешь, у меня один глаз зеленый, другой косой − дай мне, чтобы я хоть чуть-чуть мог быть одинаковым»?

− А тут истинный путь будет притягивать. С Богом нельзя манипулировать!

− Ну человек-то это не знает, он все равно начнёт.

− Да, он же для себя это делает, он понимает, что по большому счету он делает для себя. Диалог с Богом возможен только, если степень открытости твоего искреннего, сердечного желания Бога, он какой-то есть, и он нарастает. Если это любая манипулятивная история − сердце не работает, диалога не получится. Ты будешь сидеть как идиот сам с собой!

− И надеяться, что чего-то добился!

− Это совсем будет тишина. А когда ты именно захочешь искренне почувствовать Бога, начать с Ним соединяться, не манипулировать − это будет совершенно другая история. Ты будешь совершенно другое чувствовать, мысли будут меняться. Поэтому с манипулятивной историей будет несколько неудачных попыток и все, никуда это не уйдет. Поэтому это нельзя развить, эту историю. Ты не будешь с Ним разговаривать просто, не будет этого соединения.

− Разговаривать ты будешь, просто тебя не будут слушать!

− Сам с собой, да. Соединение возможно с точки обращения через сердце, то есть, через любовь, через желание чего-то прекрасного, совершенного. Только отсюда начало. А все остальное − это бесполезная история. Если: «вот бы мое материальное положение улучшилось!».

− Вот тут как раз манипуляции и пошли − я тебя буду любить, если ты мне...

− Да. Это просто по ощущениям человек не будет ничего чувствовать абсолютно. Это интересная история, я так раньше до этой точки не доходила.

− Потому что вы верите и всё, а я вам подсовываю всякую пакость, с которой приходится сталкиваться всё время.

− Это очень хорошо, потому что тут же задача − объяснить и это очень тонкий момент, что заказывать музыку не получится, только одно. Получается в нас Бог и счастье, радость − что угодно, не важно, как это выражено материально, или ещё как угодно − оно возможно только соединением этой маленькой энергии Бога, Души − с основной, с Источником. Оттуда и начинается всё это счастье. А любые другие мотивации − это про социум, это не про соединение с божественным. Оно не имеет никакого отношения к божественному и бесполезно!

− Я вас понял. Отлично. Как ваше Белое Братство на это смотрит? А началось все с огонька. С огоньком мы работали сегодня.

− Это интересно. Сердечное единение по кругу − оно уже, интересный момент, если мы это спроецируем на людей, на земную жизнь − то есть в этом магнетизм и есть среди людей. Магнетизм там, сям − это понятно, это высоко − подобное к подобному, что говорится. То есть, получается, если твой сердечный центр загорелся в какой-то степени − это огненная энергия. Это все − это природа, оно светится.

− То есть, горизонтальная − это огненная энергия.

− Да, потому что Душа у нас имеет огненную структуру, но это тонкое метафизическое понятие, не материальное, а на энергетическом плане! Это единение, этот круг, который горизонтальный светится − он просто светящийся. И состоит из света. У нас получается свет что дает − огонь, из природного, соответственно, мы так это понимаем.

− Только мне кажется, не свет дает огонь, а огонь дает свет?

− Правильно, я оговорилась. Свет Божественный зажигает в тебе огонь, а огонь, который зажигается, дает свет. И так, и так. И получается то, что называют божественная искра. То есть, раскрывая осознанно сердце, возникает божественная искра и начинает в тебе разгораться. И люди, которые подобное к подобному, у которых божественная искра − то есть этот сердечный огонь примерно на таком же уровне разгорается и развивается − мы притягиваемся. И вот идет это единение огненное! И мы притягиваемся друг к другу по горению этой божественной искры и горению сердечного огня. Вот в чем концепция магнетизма! Получается, чем выше ты растешь внутри себя по качествам, сердечный огонь, магнетизм начинает работать совершенно. То, что ты излучаешь − то и притягивается, соответственно, к тебе не может притянуться абы что. Закон магнетизма работает уже очень сильно. В твою жизнь входит все, что соответствует твоему состоянию, развитию, этой божественной искры. Когда у тебя все спит − выберем какой-нибудь другой уровень существования − там в твою жизнь весь мусор, что только не притягивается, полный балаган!

− Этот полный балаган не дает вообще человеку развиваться, так ведь? − Абсолютно, мусорное ведро, какое там развитие.
− Микробное...
− Да. Соответственно, этот магнетизм постоянно усиливается. Твое расширение этого сердечного огня, искры божественной − силу магнетизма усиливает и собирается некая команда, даже здесь. Это уже такие вещи, как волшебство в действии. То есть мы соответствуем по уровню развития этой божественной искры, у нас это походе, внутренне мы похожи очень. Поэтому мы как песчинки притягиваемся и делаем одно дело тем или иным образом!

− Делайте хорошо, вы можете сейчас это сделать. Не думайте, что «я такая хорошая, что никто не посмеет!».

− Немножко в кругу постою, в серединке.
− Стойте. Вы потом еще спуститесь на горизонтальный уровень.
− Там много чего интересного узнала.
− Смотрите, не торопитесь. Когда тут поузнаёте, тогда с вертикали Белого Братства переходите на горизонталь Бабаджи. Там тоже много узнаете. Получилось?

− Да, осознавания телесные пришли такие фантастические!
− Какая сейчас аура, расскажите мне? Исправили этот ущерб?

− Да. Вроде все сделала!

− Если сделали − то должно быть лучше. Спрашивайте разрешения, можете ли вы, в энергии И., обращаться и к Бабаджи и к Белому Братству, хотя вы часть и того, и другого.

− В принципе, да, я увидела эти два образа, там и тут. С Бабаджи и с Белым Братством.

− А Илафилион, кто это?
− Это один из Белого Братства, одна из Душ.
− А что мы с него начали?
− Потому что идея огня исходила от него!
− Хорошо, если все это сделали, и вы готовы выходить − выходите. Пошевелите ногами, пошевелите руками, возвращайтесь в свое тело. − Надо же, что мы с вами понасмотрели!

Сессию провёл П.С. Гынгазов.
Сессию транскрибировала А.Н. Лисицына.

Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь и создание Привидения»

Н. Жизнь и создание Привидения.

Обучающий семинар школы П.С. Гынгазова, Красногорск (МО), 05.08.2023.

 

− Я могу вас называть Н.?

− Да.

− Хорошо, поехали.

− Черное на черном. Честное слово.

− Хорошо. А вот сейчас я вас спрошу, что даст ваше бессознательное

сегодня к просмотру для ознакомления? Поехали. Ни одного вопроса не задаю, обращаюсь только к вашему Бессознательному.

− Абсолютно черное и очень редко какие-то яркие вспышки, маленькие- маленькие.

− А какие ассоциации вызывает? То есть, это Космос?

− Нет.

− А какие ассоциации вызывает? Это прибой океанский или морской

ночью? Иногда там бывает светится, когда вода движется.

− Когда я молчу, это значит, я думаю!

− Умик включаете?

− Да, я смотрю, на что это похоже, потому что раньше это ни на что не

было похоже.

− Ну и говорите: ни на что не похоже, я буду дальше дурить вам башку.

Это же прелесть какая − дурить башку не одуряемой!

− Это черное, немножко вязкое. Если бы у ваты, у сладкой ваты!

− Это муха, называется без света, в меде?

− Н-е-е-т, это как будто бы, я бы сказала, вата, но это не вата...

− Вата, которая сахарная или которая медицинская?

− Нет.

− Или вата, которая у нас тут, в зале - хлопок? Коробочки хлопковые.

− Нет, сейчас. Вот прям черное, ничто.

− Черный квадрат, там Малевич стоит?

− Вот если в Малевича провалиться...

− Проваливайтесь, кто вам не дает! Вы сейчас все умеете!

− Это что-то холодное...

− Когда вы проваливаетесь, если тело проваливается, как ощущается эта

граница холода?

− Есть плотность, будто бы есть плотность разная. По бокам эта

плотность сильнее. Это как труба...

− Поехали. Края трубы гладкие, шероховатые, сухие, влажные?

− Это плотность воздуха. Это как мы не можем потрогать воздух, так и

там, только здесь воздух как сильный ветер − вот как края сделаны! Если феном дуть − чувствуешь сопротивление и эта труба состоит из сопротивления воздуха. Она абсолютно черная.

− Но вы туда двигаетесь.

− Да, но где я двигаюсь − там нет этого воздуха, он по бокам так. Это похоже на тоннель.

− Хорошо, куда вы попали? Тоннель − он гладкий, ровный и там видно второй конец?

− Где-то там будет конец!

− Или он такой извитой, и вы там несетесь?

− Да, это похоже на американские горки!

− Поехали. Прочувствуйте, то, что несется по этим американским горкам

− есть какой-то объем, какая-то форма?

− Да, это меньше, чем мое тело!

− Оно какое? Там какое-то есть соотношения: − руки, ноги?

− Я это вижу, это не я!

− О, а кто смотрит? Откуда вы за этим смотрите? Вот эта труба −

коллайдер, а вы сидите сбоку и смотрите, кто там пролетает с огромной скоростью.

− Да, я что-то крупнее, чем я и я действительно на это смотрю! − А что приковывает ваш взгляд?

− Вот это движение...

− И как давно вы смотрите на это?

− Ну какое-то время...

− Неправильный ответ, дядя Федор. Какое-то время − это сколько? Секунду, год, тысячелетие?

− Может, час.

− Хорошо. Прочувствуйте тело, которое смотрит на это. Стоит, сидит, лежит, висит, идет? Первое, что приходит, со стороны себя не увидишь.

− У меня как матрешка − я начинаю это тело видеть и потом я опять понимаю, что это не я и опять...

− Это умик. Вы же мне ответ задерживаете по 15 секунд каждый раз. Что за тело, которое видит эту трубу? Кто там пролетает или что там пролетает? Что вы отмечаете для себя там, за чем смотрите? Мы же не делаем никогда то, что никому не нужно! Если мы что-то делаем, значит, мы как-то заинтересованы!

− Нет у меня тела.

− А что есть?

− Я могу видеть.

− Чем. Представьте, чем можно видеть, если органы зрения никуда не

вставлены. Ну вот камень − он видит, но у него нету глаз. Или вы хотите сказать, что вы вообще камень?

− Я что-то легкое!

− А что там может быть легкое?

− Ну вот сейчас же у меня нет глаз, но я вижу, и там у меня как будто

нет глаз, а я вижу!

− Сейчас у вас есть глаза в вашем теле, что вы мне башку дурите. Вы же уже определились, не пугайтесь сказать.

− Я привидение!

− Привидение?

− Наверное, да!

− Отлично. А что вы там делаете, привидение? «У-у-у-у-у»! − Я там живу.

− Как давно вы там живете?

− Не совсем понятно, мне кажется, давно.

− Ну смотрите, откуда вы там взялись, как там поселились?

− Это какой-то научный центр, или медицинский центр. Я вижу мужика. − Что он делает?

− Он смотрит в микроскоп.

− А вы около, ему в ухо – «у-у-у-у»!

− Да, но он меня не видит. И не слышит.

− То есть вы можете ему в одно ухо влететь, а в другое вылететь и он не

поймет?

− Я не могу влететь, я могу через него пройти, пролететь.

− А он не замечает?

− А он не замечает!

− Отлично, давайте вернемся назад, еще глубже назад, когда у вас было

физическое тело. Сильно завидуете, что у этого мужика есть физическое тело? − Скорее, злюсь!

− Что у него есть, а у меня нет?

− Что у меня какой-то подвис, какая-то хрень непонятная...

− Поехали в эту хрень. Как давно, сколько десятилетий, столетий,

тысячелетий?

− Ой, это я вижу, как привидение, каких-то других людей очень давно. − Еще давнее вернитесь, когда вы были каким-то другим человеком.

− Ну как будто, да.

− Кто вы?

− Кто-то меня душит.

− Сейчас задушит, посмотрим.

− Только не могу понять, кто я. Я – человек!

− Вас душат как − за шею?

− Да, вот здесь.

− Ну у вас не собачья шея, не слоновая?

− Нет, я человек.

− Какого пола?

− Мужчина.

− Давайте вернемся на сутки от этого момента, когда вас душат.

− Я опять привидение. Я сидела на мужчине. И это не я мужчина, я

просто сидела на нем.

− Вы там пугали его.

− Его душили, я на нем сидела. Чтобы почувствовать!

− Давайте назад, когда вы не были привидением, когда вы были Душой в этом мужчине. Получается, ваша Душа вышла, когда её задушили, а дальше никуда не ушла, осталась возле этого мужчины. Так получается?

− Я смотрю на мужчину на этого, и я не чувствую с ним родства. Я не могу понять, это была я или не была я, этим мужчиной.

− Хорошо, а давайте вернемся еще на несколько часов назад, когда не душили − что вы делали?

− Какая-то площадь.

− То есть вы не привидение?

− Я своего тела не вижу, я вижу площадь, дома вокруг.

− Тело можно чувствовать, его нельзя увидеть. Вы же сейчас не видите

свое тело.

− Я его не чувствую. Я вижу какие-то дома, торговля.

− Это какой исторический период, какая часть земного шара?

− Это похоже на Россию, по крайней мере, по картинкам таким.

− И какое время?

− Ну это может быть начало XIX − XVIII век.

− Хорошо, что вы там делаете?

− Я лечу. Я просто немножко внизу, они шумные, люди, там лошади,

торговля, а я на это как-то немножко сверху могу смотреть. Дома деревянные. − То есть у вас нету физического облика, физического объема?

− Нет!

− А как давно вы там порхаете? Что вы там высматриваете? Вас же все

равно не видят.

− Бессмысленно что-то летающее, но я вижу всё!

− Для чего?

− Такое чувство, что я как потеряшка, только потерялась я уже давно и

не знаю, куда деться...

− Вот я еще дальше вас возвращаю, а вы все цепляетесь, то мужику шею

перетянули, то над торговыми рядами порхаете!

− Какой-то теперь лес, это раньше...

− Я понимаю, я вас все время раньше направляю. Я хочу, чтобы вы

нашли тот момент, когда вы чувствовали свое физическое тело!

− Я чувствую, похоже, что это руки передние, они бывают?

− Смотря, что они делают. Они могут быть передние, могут быть задние. − Они в шерсти какой-то...

− Вы это чувствуете, или вы это видите?

− Я чувствую две...

− Лапы?

− Да!

− А какого цвета шерсть?

− Сероватая. Похоже на заячьи, но я не могу понять, заяц я или нет.

− А лапы какие?

− Как у собаки. И вот какое-то дерево, эта лапа. Особенно левую я могу видеть лапу.

− И что она делает? А ушами, вы же все слышите там? − Оно опять ушло. Это опять не я.

− Нормально...

− Я будто пытаюсь в кого-то влезть!

− Не надо ни в кого влезать! Я хочу, чтобы вы нашли, из кого вы вылезли! Влезть вы ни в кого не сможете, вас никто не пустит! Поэтому до сего времени вы порхаете привидением! Потому что все тела заняты, там живут Души, которые без их согласия не могут никого в себя впустить!

− Будто я какая-то женщина.

− Молодая, старая?

− Молодая. Будто я смотрю в зеркало, но оно не настоящее. Настоящее,

но очень какое-то плохое изображение.

− Не стеклянное, потому что полированное зеркало, очень давно и

металлическое. Оно медное или стальное?

− Очень на мне тяжелая одежда...

− Потому что украшений много?

− Да, прям тонна, поднять из тяжело!

− Почувствуйте, какая вы, вот смотрите на себя в зеркало! − Щеки толстые. Видимо, красивая!

− Хорошо. Если щеки надуть, они лопнут?

− Нет, не лопнут!

− Прическа-то какая?

− Да безвкусица совершенная, на мне какая-то корона. − Это вам сейчас безвкусица!

− Красная с золотым, такая «Марфушечка-душечка»! − Ну взгляд-то царский?

− Нет, как у зверька затравленного.

− И что вы смотрите?

− Наряжаюсь.

− Как вы наряжаетесь? Вас наряжают?

− Да, что-то сзади завязывают.

− А кто? Это все-таки Россия или нет?

− Да, это Россия, девка какая-то.

− Как вы к этой девке относитесь? «Так за волосы бы её дернула −

отрубить ей голову!».

− Обматерю точно!

− Умеете?

− Угу.

− По-старославянски? Вслух не произносите, научитесь.

− Как будто у меня есть обязанности, которые я должна выполнять и это

поведение правильное.

− Я понял. То есть вы правите чем-то?

− Это не царское, это помельче. − Вы правите?

− Да. Я их немножко боюсь.

− Что они могут вас убить?

− Ну да.

− То есть вы не та правительница, которой говорят: «ах-ах-ах, отдам жизнь за неё!»?

− Нет таких правителей, каждого могут убить! Их все время надо держать в страхе!

− Почувствуйте такую интересную штуку, чтобы тебя слушались.

− Для того, чтобы быть живым, и чтобы тебя слушались, они должны тебя бояться. Это проявление силы.

− То есть вам надо быть хозяйкой положения? − Да, мне надо держать их в страхе.

− Сколько лет-то вам?

− Лет шестьнадцать-семнадцать.

− Семья-то есть?

− Отец где-то.

− Мать?

− Нет матери, какие-то бабы есть, но они не в счёт. − Хорошо. Семнадцать лет − вы уже перестарок?

− Я взрослая, да, поэтому я и управляю этим всем! − Но семьи нет?

− Нет. Отец − семья, но его нет.

− Его нет − просто нет рядом?

− Его нет рядом, как будто бы война, что ли.

− И он оставил вас наместницей.

− Да, и я этим отруливаю!

− Почувствуйте, насколько у вас это получается?

− Тяжело мне это очень, потому что я как будто бы с трудом эту роль

выполняю.

− Но вы справляетесь?

− Да. Я должна кричать на них, даже бить должна!

− Но у вас получается? Когда вы входите в раж?

− Я могу это делать, но мне это тяжело. Будто бы у меня нет другого

выбора!

− Почувствуйте ненависть людей, с которыми вы общаетесь!

− Я все время чувствую.

− У вас ни одного нет даже зверушки теплой доброй? Птицы, которая

приходит?

− У меня нет этого ничего, потому что мне некогда. − А детство какое у вас было? Кстати, ваше имя?

− «А» какая-то.

− Алина, Анна?

− Нет.

− Ахка.

− Я буду называть вас так, если не будет ложиться, скажете. То есть вы

говорите, вам сейчас четырнадцать лет, Ахка? Вы практически уже достаточно взрослый человек?

− Мне семнадцать, я взрослая! Когда вернется отец, мне нужно будет выходить замуж. Пока война сейчас и нет отца.

− Пока отца нет, можно сейчас всё перепробовать или нет?

− Очень много людей, очень большое хозяйство. Я езжу, работа это.

− Ну это же не вы работаете, вы за ними следите?

− Я за ними слежу, я должна как-то управлять верно, иначе голод. И они

глупы и работать не любят, надо заставить работать, чтобы они не передохли все с голоду!

− Хорошо, понимаете, что говорите?

− Им нечего будет есть, если они будут столько пить. И если столько пьют − кнутами, чтобы работали!

− Зачем им даете выпивку?

− Сами. Грибы жрут, суки!

− То есть у них начинается наркотическое, психоделики всякие.

− Да!

− Знаете, какие это грибы?

− Да мухоморы, что тут знать!

− А как нужно − отваривать или просто жевать?

− Сушат и жрут!

− А как они не травятся? Расскажите, я приеду домой попробую.

− Ну чуть-чуть зубы мажешь.

− Сухим?

− Да. Как «г@вно» куриное.

− Вот про это я вообще не знал!

− Очень просто всё! И ходят потом, работать не могут!

− Вы это знаете − вы это сами не пробовали?

− Нет, зубы хорошие. Я - бражку.

− Нормально, для этого сахар надо, а можно из ягод. Ну бражка там не

такой яд?

− Нет, бражка нормально!

− Вот когда вы выпьете, песни не поете? Как себя чувствуете? − Хорошо!

− Отлично. Скажите, пожалуйста, вам удалось дождаться отца? − Нет.

− Что случилось?

− Отравили.

− Как?

− Что-то сожрала.

− Посмотрите.

− Ну вот я ела...

− В одной руке вилка, в другой нож. Или руками едите? Или ложкой?

− Ложкой.

− Деревянная посуда?

− Есть деревянная посуда, а есть еще как металл. Я что-то съела и

отравили. Бабы эти!

− Еще раз давайте назад. Вот сейчас, когда вас уже отравили, когда вы

уже стали привидением. − Да, стала!

− Подождите!

− Стала, потому что не время сейчас, нельзя сейчас, надо урожай собрать!

− И надо продолжать следить! Поэтому вы начали следить за всеми? − Да!

− Слюнотечение сильное сейчас?

− Сушит.

− Воды дать?

− Нет.

− Хорошо.

− Прямо кожа. Кожа так отравлена!

− То есть они через кожу могли помазки какие-то сделать? Одежду

могли.

− Хрен им! Я их тоже отравлю!

− Поняли, почему стали привидением?

− Да!

− Вот смотрите, вы стали привидением и ходите, пытаетесь задушить

мужика, получается?

Нет, руки сквозь него проходят.

- Нашли хоть какое-то одно существо человеческое, которое испугалось

вас?

− Нет.

− То есть они все это дело знают.

− Я как будто бы пугать, что ли, не умею...

− Да почему не умеете, просто они знают! А, это опять Ахка приходила.

А вот расскажите мне, пожалуйста, вот то, что вы не стали уходить, Душа, вверх − это просто у вас было очень сильное ощущение отмщения, мести?

− Нет, урожай собрать надо!

− Чтобы никто не помер?

− Да! Опять же, я думаю о них. Те люди, которые меня отравили. Народ

мой!

− Ну хорошо, они собрали, когда вы ушли. Почему вы не уходили,

почему вы потеряли путь к Создателю?

− Как будто я не закончила...

− Чего? То есть вы никого не отравили и никого не наказали?

− Нет, это я просто очень злилась!

− Так у вас эта злость и осталась? И мы начали с того, что я, кажется, привидение, но все равно вы кого-то там поддушивали, пугали...

− Ну это просто − надо же было куда-то деться!

− Ну это мы будем сейчас разбираться, куда деваться, чтобы уйти. И что?

− Ну вот теперь получается, тело вижу.

− Какое оно? Какое тело вы только что оставили?

− Ну так, лежит вот.

− На спине, на боку, на животе?

− На спине. В пятнах.

− Багровых? Или в синюшных?

− Красные пятна.

− Глаза открыты, закрыты?

− Открыты.

− Выражает что лицо?

− Больно.

− Рот открыт, закрыт?

− Открыт.

− Глаза открытые, пустые они уже?

− Да, она уже мертва!

− Я уже мертва...

− А нет, это уже она, это уже не я!

− Ну хорошо. Хотите быть не ею, будьте не ею!

− Да потому что − что она − проверяла бы, жрет все подряд!

− Ну вы же видите, она полная?

− Да, она толстенькая.

− Ну вот эта слабость-то и была, на которой сыграли. Хорошо. И что там,

тело-то дождалось отца или вас похоронили быстренько?

− Быстренько достаточно.

− Посмотрите на свои похороны. Вы сильно обижаетесь, что там нет

того, чего бы вы хотели?

− Нет, вообще все равно, но почему-то многим жаль, многие плачут.

− Многие плачут, потому что знают, что она посмотрит, а потом может

чем-то помочь?

− Потому что да, помощь была, а теперь им страшно, что теперь их

могут...

− А кто был?

− Война, потому что. И теперь кто заставит мужиков работать?

− Я хочу, чтобы вы нашли свою клятву, свое решение, что я останусь здесь, возле этого дома, возле этих людей, которых я должна, чтобы они выжили, чтобы они смогли хлеб собрать, чтобы могли выжить!

− Да, они как будто просят, «как же мы?».

− И вы решили такую штуку сделать, стать привидением?

− Да, я остаюсь!

− Посмотрите, пожалуйста, еще раз: там пришли с челобитной, бьют: «ах ты милая, ах ты дорогая моя, Ахночка, привидение!».

− Это Германия.

− Хорошо. «Останься с нами, отомсти», или нет? Почему вы послушали? Ведь таких вещей обычно не бывает, привидение − это крайне редко. Вы у меня вообще первое привидение!

− Они просят, как они будут, на них нападут!

− Но они не говорят вам, что «ты все равно ничего не сможешь сделать!»?

− Нет.

− И вы это не понимаете?

− Нет.

− Хорошо. То есть Вы с чувством мести, я сейчас как всем насшибаю? − Нет, как будто бы я могу продолжать, но это ошибка, у меня нет этого

ресурса, продолжать!

− Ну вы уже прощелкали клювом, никуда не ушли.

− И я теперь вот так...

− Привидением.

− Да!

− Какие мелкие подлости, подлянки вы строите?

− Да вообще неинтересно это.

− Ну вы же живете не одну тысячу лет или не одну сотню лет.

− Нет, просто разные места, разные картины. Смотришь − одно, смотришь − другое. Интереса в этом нет, смысла в этом нет и какое-то очень пустое перемещение. Ну можно повисеть, можно дальше и всё, и ничего. Ничего нельзя сделать!

− А как это можно исправить? Ну будто ни туда, ни сюда. Я пыталась куда-то всунуться.

− Ну подумайте, не надо никуда всовываться, вы никуда не всунетесь. В Душу, в тело вы не всунетесь, они все заняты. Во всех телах свои Души!

− Нужно уходить вверх.

− А как вы туда пойдете, кто вас туда пустит?

− Меня должны забрать.

− Кто? Вы телеграфировали?

− Нет, я что-то не прошу почему-то.

− Гордая?

− Да!

− Ладно, дальше-то что? Давайте еще раз к тому моменту, когда вы

нажрались, как вы сказали, потом аллергия на коже появилась, потому что они там вас через кожу отравили.

− Я не знаю точно, может быть это, прямо воздуха не стало хватать.

− Да, потому что удушье началось. Отек Квинке может быть, знаете, такое?

− Да, знаю такую штуку, может быть, кстати! Честно говоря, непонятно мне − это из-за еды или из-за одежды произошло? Нет, я же ходила в одежде этой какое-то время. А потом я села за стол. Банты сзади. Я сама не могу одежду снимать, мне надо сзади банты...

− То есть вы из нее вылезти не можете, а вам никто не будет помогать, пока не дождется, что вы помрете?

− Да.

− Хорошо, разобрались. Давайте уже, помрите, пожалуйста. Вот вы чувствуете одышку, чувствуете этот ужас смерти, вам четырнадцать лет.

− Семнадцать!

− Пардон. Вам семнадцать лет. В семнадцать смерть разве желанна?

− Нет!

− Вы очень сильно сопротивляетесь. И вдруг перестаете ощущать тело.

Вы упали, помните? − Да!

− Багровые пятна, «я лежу на спине, глаза открыты, рот открыт и ужас в выражении», так?

− Да.

− Кто вас подбирает?

− Бабы сошлись, все смотрят вокруг и боятся меня трогать!

− Потому что они сами отравили.

− Да. Сейчас орать начинают. Меня как будто через тряпку кладут, через

какие-то мешки, меня куда-то понесли и дальше куда-то.

− Посмотрите, куда понесли ваше тело?

− Как будто там темное помещение, где еда должна лежать.

− Погреб, да?

− Там мешки стоят какие-то, меня туда с мешками, тело там.

− Сколько вы должны быть там? Через какое время яд на одежде

исчезает, прекращает действие? − Не знаю.

− На сколько вас туда запихали?

− Как время-то понять?

− Ну вас оттуда как-то выпихивают или вы там потихонечку сами

разлагаетесь?

− Нет, снимут одежду, наденут другую и потом похороны.

− Ну вы следите за всем этим, никуда не уходите?

− Да, я это вижу!

− Почему? Какую эмоцию, какое чувство сейчас здесь?

− Просто наблюдение, я не злюсь!

− Для чего наблюдение?

− Как будто бы повисла и всё.

− Почему вы считаете, что вам нельзя уйти отсюда?

− Надо же посмотреть. Прям пятна у одной тоже, на руках. Больно ей

так.

− Но она жива?

− Да.

− То есть это она делала?

− Да, это она делала, прям язвы!

− А как ей удалось выжить?

− Тут останутся язвы. Малая часть попалась. Когда она раздевала платье

с меня с мертвой.

− То есть она могла и не посыпать платье.

− Да, она когда снимала, но она знает. Их там много, их несколько так

решило, и они вместе это делали. Я им, потому что не давала, они хотели очень богато жить, а нельзя было богато жить. Они мне какие-то как сестры, но не родные, я им не разрешала. Они старше, они хотели как-то замуж по-другому, а я не разрешала, потому что надо, чтобы народ ел еду!

− Я понял. В этой жизни такая же справедливая? Хорошо. Посмотрите, вас похоронили. отец-то прибыл в это время?

− Нет.

− То есть все это сделали без него, и он никогда не узнает, почему вы померли?

− Нет.

− А как ему объяснили?

− Я что-то не вижу, чтобы он вернулся.

− То есть он погиб?

− Я не знаю.

− О, какое счастье для ваших сестер сводных!

− Дуры!

− Я разделяю ваше мнение. Но мне все равно непонятно, почему вы все-

таки остались? Теперь отца нет, сестры-дуры и все, что отец строил и вы строили − это все рассыпется, так?

− Да, это все разрушится и всех растащат! − Посмотрите. Когда растаскивают.

− Соседи такие!

− Тут вы работаете привидением-пугалкой? − Да!

− Их пугает?

− Нет!

− Почувствуйте эмоции, которые вы испытываете. «Я на это работала

кровно, зарабатывала, заставляла мужиков и баб работать, чтобы у них было что есть, и наша крепость держалась, а они растаскивают». Почувствуйте эту немощь, я хочу, но не могу сделать. То есть сейчас уже у вас нет возможности уйти?

− Есть, я могу уйти! − Уйти к Богу?

− Да!

− А что не уходите? Вот сейчас, в настоящее время, когда Н. здесь, вот вы, привидение, кусок Н. Души, оно все так же работает привидением?

− Да!

− Хорошо. Какое оно, это привидение, как оно относится к вам? Оно просто никогда не знало про это, оно не думало в это сторону. Вот сейчас, когда вы понимаете, что привидение − это кусок той Души и там же не вся, большая часть Души ушла, а маленький кусочек остался.

− Да, маленький кусочек остался.

− Вот, посмотрите.

− Я как домик, что ли, ему.

− Привидение-то не против, как оно относится к вам, Душа, которая в

теле?

− Хорошо.

− То есть не говорит, что я вас сейчас тоже, как и всех? − Нет. Как-то нормальное совместное проживание!

− Подружитесь!

− А я ему не мешаю вообще!

− Он может прийти, занять то место, там у вас пустота в одном месте. Куска Души нету. Вы же все время держите в своей Душе маленький кусочек для этого осколка, этой искорки?

− Ну да, как будто ей помогаю передвигаться, нет, не передвигаться... − Не рассыпаться, быть сильной?

− Да, формой помогаю!

− Ну так возьмите его в себя, в то место, где этот кусок Души должен

жить, который ушёл. Душа ушла куда надо, а он решил отомстить. Душе не надо ничего мстить, все было, как было, а этот кусочек Души вашей сказал, что я поставлю все, как надо. А не получается!

− Не получается!

− Вот сейчас вы видите, как она страдает, эта Душа, это Привидение? Вы видите, как ей хочется быть цельной?

− Да!

− Ну так сделайте, помогите, примите её. Получается? Или она говорит: «знаешь, что?...».

− Нет, получается, но не просто так получается, сразу какие-то требования выдвигать начинает.

−Укого?Нет,тутникакихтребованийсеёстороны, унееединственное требование − счастье, что наконец-то она собралась в кучу. Это вы сейчас придумываете требования, умик у Н.!

− Ну как будто есть соединение.

− «Я тебя взяла, я тебе сделала хорошее, а ты мне за это что-то!». Посмотрите, это же альтруистическое – «я себя поддерживаю, это же кусок мой!». Вы сами ходите и хромаете на одну сторону, на этот кусочек, которого у вас нет. Еще раз прочувствуйте, как вы воспринимаете это соединение?

− Как будто бы мыльный пузырь заклеился.

− Прочувствуйте, это приятно? Сейчас вы опять начинаете: − «я тебя взяла, потому ты мне обязана по гроб жизни!»?

− Нет, все нормально, все хорошо!

− Прочувствуйте.

− Как будто образовалось что-то вокруг тела!

− Отлично, дайте ей, прожившей отдельно, весь тот опыт, который вы

прожили без нее. Чтобы она забыла, что была привидением, чтобы у нее была перевернута эта страница и дальше вы пишите уже вместе. Поняла, о чем я?

− Да!

− Можно сделать?

− Делаю.

− Молодец. Получилось?

− Мне кажется, да!

− Насколько счастлива ваша Душа? Кусочек привиденческий?

− Не осталось кусочка, все целое!

− Насколько у вас есть ощущение умиротворения, правильности?

− Как будто бы я в яйце!

− А яйцо в утке.

− Как будто у меня схлопнулось всё!

− Это приятно?

− Да, это как в бизнес-классе сел.

− А, я там никогда не садился...

− Вы меня поймете, когда сядете!

− Хорошо. И что?

− Мне вполне комфортно.

− Скажите, пожалуйста, то, что вы сейчас сделали − это хорошо? Это

курс ваших акций в ваших собственных глазах повышает. Вы поняли? − Думаю, да!

− Не думаю, а «да!».

− Да!

− Хорошо. Это знание, эта информация и это действие, которое вы

сейчас сделали − оно поможет вам?

− Да я как будто сложилась вся!

− Хорошо, ладно. Мы можем на этом завершить сессию?

− Да. Спасибо, можем.

− Я-то здесь при чем, вы работаете!

− Хорошо, тогда поблагодарите, пожалуйста, Привидение, «вот умница

какое Привиденьице!». И спросите, хотя что спрашивать, вы и так знаете, вас пустят всегда, когда хочешь, так?

− Да!

− Хорошо. Тогда возвращайтесь в тело, пошевелите ногами, пошевелите руками, снимайте попону.

− Мама дорогая! − Кто вы, Ахка?

− Какое-то странное имя...

 

Сессию провёл П.С. Гынгазов,

Сессию транскрибировала А. Лисицына.

Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Изиды, Афиноген, Эжена»

А. Изида, Афиноген, Эжен.

Обучающий семинар: Школа П.С. Гынгазова «Исследование скрытых ресурсов памяти», Красногорск (МО), 06.08.2023.

 

− А., давайте работать на том, что сейчас выдаст ваше Бессознательное! Просто расслабьтесь и посмотрите, что придёт. Что там? Как изменился фон?

− Как мраморный.

− А как вы смотрите на этот мраморный − прямо перед вами или наискосок, вверх, вниз, под углом?

− Передо мной.

− На каком расстоянии?

− Прям вплотную, прожилки.

− На каком расстоянии − пять см, десять см, метр?

− Полметра.

− Пожалуйста, прочувствуйте тело, которое видит эти прожилки

мраморные, то есть мраморный камень как будто бы. Что за тело там, в каком положении находится − стоит, сидит, лежит, висит, идет?

− Стоит.

− Стою.

− Да.

− Прочувствуйте, что за тело стоит? Вот вы отлично знаете тело А., это

чем отличается от тела А.? Весом, ростом, возрастом, плотностью? − Оно больше, женское тело. Выше.

− Внутреннее состояние?

− Тоска.

− Прочувствуйте тело, которое испытывает тоску. Как-то одето? − Что-то в стиле “Таис Афинской”.

− То есть это того времени?

− Да, какая-то туника.

− Ваше имя?

− Изида.

− Ничего так. А носили имя Изида простые люди, кроме богини?

− Не знаю, не слышала.

− Хорошо. Я буду называть вас Изидой. Сколько лет вам?

− Двадцать семь.

− Что есть у вас в руках, почему тоска?

− Почему-то тоска, этот мрамор холодный, в душе холодно и вообще

все плохо, грустно... В руках нету вроде ничего, просто я руками этот мрамор трогаю и головой к нему прислоняюсь.

− А с какой целью вы сюда пришли, где вы есть? − Это какое-то здание большое.

− Это храм в вашу честь?

− Нет, это не совсем храм.

− Алтарь?

− Да, скорее алтарь. И что-то я там все прошу, а никак...

− Что вы просите? Сколько лет вы уже просите, Изида? То есть вы

человек?

− Да!

− Вы женщина?

− Да!

− Которая несчастна?

− Да!

− А что случилось?

− Что-то я не могу, не получается. У Изиды не получается.

− Я понимаю, не про вас.

− Какое-то отчаяние...

− Давайте вернемся, вам всего двенадцать лет. Есть у вас родительская

семья или также возле этого алтаря ходите?

− Нет, я там бегаю, в короткой тунике. Солнце.

− Насколько вы счастливы?

− Хорошо, светло!

− И в душе светло?

− Легко, беззаботно!

− А что за радость? Мальчишки бегают? Палки кидают, а я убегаю и

рада, отбегу за угол и нос покажу? − Нет.

− А как, расскажите мне. Что за эмоции там?

− Счастье от того, что просто живешь! Солнце, тепло!

− Хорошо. И еще, скажите, пожалуйста, «я просто живу, солнце,

тепло». Это что за дом?

− Это какой-то двор каменный, белый камень, солнцем все залито.

− Это двор − это ваш личный дом, вашей семьи?

− Нет, как-то там много...

− Народа?

− Не то, что много народа, а он не как личный дом, а что-то типа

школы, что ли.

− То есть вы как в интернате там живете?

− Похоже.

− А чему вас учат там?

− Танцы там какие-то обрядовые, когда каждое движение что-то значит. − Вы понимаете сейчас, вы уже умеете танцевать достаточно простые

обрядовые танцы, вы понимаете, что это значит?

− Да, поклонение солнцу!

− Каждое движение вы отлично все понимаете? − Да.

− Переведите на осознанный уровень А. Может, это и не нужно переводить?

− Пригодится!

− Хорошо. А еще раньше, были вы когда-то не в этом храме, не в этом замке, был у вас когда-то свой дом? Родители есть? Сколько лет вам было, когда вы были при родителях?

− Три года.

− Посмотрите, какие родители, какая мама, какой папа?

− Какие-то совсем бедные.

− И вы в этом бедном?

− Как-то мы бродячие какие-то в песках.

− То есть у вас даже нет своего дома?

− Так, повозка какая-то есть...

− Насколько вы счастливы?

− Да нормально как-то...

− Вы не обделены любовью родителей?

− Да нет, как-то это не критично.

− Еще братья, сестры есть?

− Нет.

− Хорошо. Какая она, мама? Вам три года. Она уже вас не кормит

грудью?

− Нет, какая-то совсем замученная.

− Замученная от того, что ей все время приходится работать, готовить,

кормить, стирать? − Да.

− Она вас вообще видит?

− Да, я рядом кручусь, что-то помогаю, пытаюсь...

− Она принимает вашу помощь, она видит вашу любовь?

− Ей не до этого, она как-то на автопилоте совсем...

− Хорошо, а когда она на автопилоте, а вы хотите, чтобы она вас

любила − как вы на это реагируете? Какая эмоция у вас? − Мне её жалко!

− Её жалко или обидно?

− Жалко, я понимаю, что ей очень тяжело.

− Вам три года, откуда вы можете это понимать?

− Я вижу, что она бьется, ей тяжело!

− А отец какой?

− Такой, в какой-то мешковине, заросший, бородатый.

− Он-то обращает на вас внимание?

− Нет, что-то делает!

− Ну он же делает для того, чтобы вы могли выжить, Изида? − Ну да!

− Хорошо, по этим ощущениям, достаточно спокойным, без всплесков, без особых эмоций. То есть вы чувствуете, насколько вы мало эмоциональны?

− Да...

− Это отсюда у вас снижен эмоциональный фон по всем воплощениям? − Нет.

− Хорошо. Давайте вернемся еще глубже. Вам всего три месяца от роду.

Как вы себя там чувствуете? Как мама к вам относится, как папа к вам относится?

− Спокойно.

− То есть «что она есть, что ее нет», только одно обременение?

− Ну они рады, но кормить-то нечем.

− Ну как нечем, молоком?

− Они и рады, и страх, как-то это все очень тяжелая у них жизнь.

− Ну, когда вас кормят, у вас есть ощущение защищенности?

− Нет!

− Хорошо. А еще глубже поехали, в зачатие. Скажите, пожалуйста, с

какой целью Душа будущей девочки Изиды выбирает именно эту пару, там же их еще миллионы, почему эту выбрали?

− Преодолеть!

− Преодолеть что?

− Преодолеть свою судьбу через препятствия!

− То есть с такой целью вы идете?

− Как-то так.

− Прочувствуйте это: «преодолеть судьбу».

− Как крест.

− Прочувствуйте это и сейчас по этим ощущениям давайте вернемся в

то воплощение, из которого вы его на себе тащите всю жизнь, в том числе и в теле А.. Поехали, кто вы, что вокруг вас?

− Сутана на мне коричневая. − А какого пола вы?

− Мужского.

− И сколько это вам лет?

− Шестьдесят.

− Внутреннее состояние?

− Надоело все.

− Есть у вас имя?

− Афиноген.

− Я буду вас так называть, если не будет ложиться − скажете. Что о себе

можете рассказать, шестьдесят восемь лет уже живете! − Шестьдесят!

− И что?

− Скучно.

− А где вы есть?

− В келье.

− Сутана эта у вас.

− Какой-то монастырь в горе.

− Вы там кто − настоятель, простой инок или кто?

− Ну не то, что прям совсем простой, но не настоятель, просто один из

старших.

− Как давно вам надоела такая жизнь, как давно вы потеряли краски?

− Да их и не было.

− С самого начала?

− Да!

− А как давно вы в этом монастыре, Афиноген?

− С четырнадцати лет.

− Что вас туда заставило прийти? Кто вас туда привел?

− Просто пришел один.

− Был беспризорный, без родителей?

− Да.

− Вас приняли, накормили?

− Да.

− Насколько искренне с вами общались?

− Работал, хорошо там, спокойно. Не хочется к людям совсем.

− То есть там все делаешь, никто тебя ничему не учит, живешь и

живешь?

− Учат, читать, очень много писал.

− То есть вы хорошо пишете?

− Да, переписывал.

− Каллиграфический почерк у вас?

− Угу.

− Посмотрите, как надо писать. Пишите на латинице, кириллице?

− На латинице.

− Как пишете? У вас есть какой-то любимый шрифт из всех, что вы

умеете? К вам же обращаются специально, чтобы вы переписывали, потому что вы это хорошо делаете.

− Там какая-то палочка двойная.

− То есть сразу идут две линии?

− Не то, чтобы две, это сложно объяснить, не перо, а что-то среднее

между стеком и пером.

− А чем отличается эта палочка от того, к чему мы обычно привыкли?

− Позволяет больше разнообразных нажимов делать.

− То есть получается красивее всё выписывать. Хорошо. Смотрите, вы в

четырнадцать лет пришли, потому что вы уже устали скитаться, я так понимаю. Или вас туда отдали родители, потому что им заплатили?

− Нет, просто некуда было идти и меня туда притянуло.

− А до четырнадцати лет были у вас какие-то яркие запоминающиеся события?

− На рынке воровал.

− Хорошее событие. Часто догоняли, часто были?

− Бывало.

− И что?

− Ничего, есть-то надо!

− Хорошо. То есть у вас, у Изиды, были родители. А у вас?

− Нет. Там мама сразу умерла.

− Мама умерла в родах?

− Да.

− А папа знал, что ребенка сделал?

− Нет. Какие-то совсем трущобы. Вот на рынке, на задворках и рос.

− А кто вас подкармливал маленького?

− Всякие бабки.

− Хорошо. Будете учиться у Афиногена, как воровать?

− Это Самарканд!

− Имя какое-то не самаркандское. Вот смотрите, вы пришли туда в

четырнадцать. Вы живете там, есть что поесть, вы за это работаете. А писать уже в монастыре научились?

− Да, в монастыре. Я писал всю жизнь.

− И до монастыря тоже писал?

− Нет, там меня научили.

− Почувствуйте, как приятно это, писать. Никто не мешает. − Я до сих пор обожаю!

− Посмотрите, попробуйте потом написать в стиле Афиногена. Вот вы пишете и любовь к своему делу, к своему инструменту. Хорошо. Вот смотрите, вы пишете, стали получше жить. Вы перестали быть голодным, у вас появилось какое-то свое собственное место. И как дальше развивается жизнь?

− Так, спокойно, однообразно, хорошо!

− Смотрите, вы взрослеете, вы мужчина, у вас появляются какие-то рефлексы, какие-то желания. Вы их как-то реализуете или все, кто в монастыре, у всех обет безбрачия?

− Я там один, я практически никого не вижу и совсем не хочу возвращаться к людям!

− А там вы один в своей келье, все время пишете, как Ленин?

− Да.

− Нормально. Что вы мне можете рассказать о своей жизни, сильно

скучно это? Или это не скучно, потому что никто не трогает? − Нет, это хорошо!

− Почувствуйте это ощущение. Получается, вы из жизни в жизнь идете одиночкой?

− Угу. Скучно в том плане, что все понятно, про людей, про себя и хочется оттуда уйти, а надо жить и жить. Очень скучно!

− Я не могу понять, «очень скучно» вам там?

− В теле скучно. Все понятно, к людям больше не хочется.

− И так и остались?

− Жду, когда наконец можно будет уйти. Умереть, в смысле!

− То есть я не хочу уходить из монастыря, но я хочу уже умереть?

− Выходить и монастыря не хочу, просто жду, когда закончу это

воплощение, эту жизнь.

− А почему вы ждете, ведь все же пытаются жить как можно дольше?

− Очень хочется обратно.

− Куда обратно?

− Туда, домой! Ничего интересного тут не будет!

− А давайте вернемся туда обратно, которое было перед Афиногеном.

Что за Пространство Духа, Пространство послесмертия, какое оно? Почему оно вас так очаровало?

− Такое золотистое!

− Насколько вы там радостны, насколько вы там счастливы, или вам опять чего-то не хватает?

− Нет, там все, как должно быть! Не надо никуда бежать!

− Что еще интересного вы там видите, что нового там ощущаете?

− Спокойствие.

− То есть в этом Пространстве спокойствие?

− Да!

− Нет радости, нет эмоций?

− Нет, просто хорошо, спокойно!

− Потому что нет эмоций?

− Абсолютно спокойно. Там все гармонично!

− А вот это такое болезненное желание спокойствия − откуда оно?

Оно еще откуда-то раньше или нет? Это спокойствие, которое не дает вам выражать себя, не дает вам эмоций. Я хочу, чтобы вы сейчас нашли то воплощение безэмоциональное. Мы посмотрим его, может что-то вы увидите и сделаете другие для себя выборы, или без эмоциональность − она планида ваша?

− Не знаю, тупик...

− Какой тупик, как он выглядит, тупик?

− Как дверь деревянная.

− Перед вами?

− Да.

− Открывайте. А вы там кто перед дверью? − Человек.

− Молодой, старый?

− Старый.

− Пол мужской, женский?

− Мужской.

− Ну это не Афиноген?

− Нет!

− И тоже без чувств без всяких, без эмоций?

− Вообще старый...

− А когда молодой, были там эмоции? Или я вас прошу: пойдем по тем

местам, где радостно и счастливо, а вы все время ходите по тем, где смотришь и хочется плакать?

− Там какая-то жизнь, которую не хочется смотреть! − Почему?

− Какие-то пыточные камеры и надсмотрщики.

− Вы там кто, вы надсмотрщик?

− Какой-то то ли сторож, то ли надсмотрщик, то ли надзиратель. Фу! − Там нельзя чувствовать − помрешь?

− Да, однозначно!

− Для чего вы себе выбрали такое?

− Что?

− С какого возраста вы работаете там? Это какой-то...

− С шестнадцати. Это, если на современный лад, как комиссариат, там

XIV век.

− Пригласили и пошли?

− Нет, не пригласили, просто вариантов не было.

− Когда вы поняли, куда вас взяли, почему не стали уходить?

− Я не могу уйти, какой-то подневольный...

− Или потому, что, если будете уходить, вы можете попасть туда же?

− Да...

− Сейчас вы правите балом, а там бал будет вами править?

− Да.

− Хорошо. Долго вам удалось там проработать?

− Ну непосредственно проработать не так долго, где-то в сорок с чем-то

я уже совсем больной, ключами гремел, сторожил. Потом еще лет двадцать так.

− А чему мешала работа в таком месте? У вас здесь-то имя есть какое- то?

− Эжен.

− Давайте, рассказывайте!

− Это не работа, это скорее наказание.

− Ну служба ваша.

− Да, никуда не денешься от этого. Потихоньку притуплялись все

человеческие чувства, чтобы сохранить рассудок. Надо было не чувствовать. − Посмотрите и определите, как вы это умение Эжена − я ничего не

чувствую − как вы так радостно перетащили в жизнь А.?

− Ужас какой. Там это было иначе никак. Там это был до автоматизма

доведенный навык, потому что это было невыносимо, особенно, когда девушка эта была. Ее пытали, а я ее любил, но не мог ничего сделать. Нельзя было чувствовать.

− Вы тогда не могли ничего сделать и до сих пор жалеете о том, что ничего не сделали, так получается?

− Да!

− То есть ваш протест, откуда у вас там взялся? Почему все были люди грубые, все верили, что люди, которые сюда, в эту инквизицию попадают, тюрьму инквизиционную попадают по заслугам, а вы почему не верили в это? Почему вы были такая ворона не того цвета?

− В меня это не встроено.

− Но вы же туда пошли, вы же не сбежали?

− Я не мог сбежать.

− Вы просто боитесь, что вас поймают?

− Да. Не мог ничего сделать! Там находиться не мог и сбежать оттуда

не мог. Пришлось отключить все эмоции.

− Как долго вы так прожили?

− До шестидесяти трёх.

− Как вы умираете? Вам удалось не попасть под раздачу, под это

колесо?

− Да, я там старый, слепой, миски подношу.

− Ну вы же все равно слышите, вы же не глухой, а звуков там, наверное,

сильно много и не самых радостных?

− А я уже не соображаю ничего, все-таки крыша уехала. Хожу, миски

ношу, убираю.

− Найдите тот момент, когда крыша была, была и вдруг поехала.

− Сначала ослеп, потом постоянно стали эти образы.

− Тех, кого замучали?

− Да, кого я не спас и не мог спасти!

− А почему вы внутри себя брали такое обязательство: «я должен

спасать»?

− Это была потребность, это была надежда.

− Надежда человека, которого вы не спасли?

− Всегда была надежда, что кого-то можно спасти оттуда!

− Ну вы хоть одного спасли? Смотрите, вы дожили до старости.

− Нет, я никого не спас, нельзя было никого спасти!

− Если спасешь, получается, сам будешь за это отвечать. То есть, можно

сказать, меняешься местами, да?

− Да. Это было вообще невозможно! Потом эти образы, образы. Как

будто меня обвиняют, что я не попытался, что я не спас! Вот там крыша и уехала.

− На самом деле крыша уехала или когда я всем внушил, что крыша у меня на бок, то меньше к тебе пристают?

− Нет, я просто уже особо не реагировал ни на кого, ни на что.

− И как вы доживаете свой век, без крыши?

− У этих клеток. Сижу, убираю. В основном сижу, что-то говорю

постоянно.

− С собой?

− С теми, кого казнили, кто сидит там еще. Постоянно говорю. Сижу и говорю постоянно, доказываю что-то оправдываюсь, объясняю.

− Хорошо. И что, и как вы, неосознанный, умираете?

− Как-то вроде там же, в углу.

− Найдите тот момент, когда вы перестаете ощущать тело и начинаете

его видеть со стороны.

− Да, такой мешок с костями.

− Полный или худой?

− Нет, совсем маленький, тощий, грязный...

− Ваше отношение к только что оставленному телу.

− Сочувствие.

− Почему?

− Сложно ему было.

− Ну вы же не использовали никаких возможностей сложной жизни его,

просто боялись, что, если будете использовать, вы поменяетесь местами с вашими заключенными.

− Что я только не придумывал, какие только варианты ни придумывал. Там такие основательные, как заковали, так заковали, железо. Это не наручники снять, там все так монументально.

− Это вы так придумываете или вы так делаете? − Говорю, что нельзя было их вытащить.

− Потому что они были закованы.

− Там очень серьезно всё!

− Вы сейчас это говорите для того, чтобы оправдать себя?

− Да!

− А если не оправдывать себя, был у вас там шанс?

− Если бы страх смерти не преобладал, то да! Я мог бы собой

пожертвовать ради кого-то, надо было так сделать.

− И как вы умираете? В углу, вы говорите?

− Да.

− Опишите мне, пожалуйста, в теле какие изменения перед смертью?

Были какие-то боли? Или настолько надоело жить? − Сердце.

− Прочувствуйте, как сердце закололо и перестаете ощущать. Нашли? − Угу.

− В этой жизни у А. бывают такие же вещи, что колет сердце?

− Бывают.

− Понятно откуда?

− Угу.

− Хорошо. Форма и цвет того, что вышло из тела?

− Тоже пыльный мешок, только прозрачный. Серо-сизая дымка такая.

− Хорошо. Вот сейчас, когда вы только что вышли из тела, с кем вы из тех, с кем были знакомы в течение жизни в теле Эжена, хотели бы завершить гештальты, или может быть, с кем-то, кого пытали?

− С той девушкой, которую не смог спасти. − Пригласите ее. Пришла она?

− Угу.

− Как она прореагировала на вас?

− Она меня любит...

− То есть вы её до этого не знали и только там узнали и она любит, как своего самого первого палача?

− Я не палач, просто не смог спасти!

− Ну вы до этого с ней никогда не виделись или вы виделись раньше?

− Не знаю, может быть.

− И она очень надеялась, что вы ее спасете?

− Да, она ждала! Она не проклинает меня за то, что я не спас, она меня

любит. Это я себя проклинал за то, что не мог спасти её! − Скажите ей об этом.

− Она знает.

− Еще раз скажите, проговорите это! Сказали?

− Да.

− Как она на это прореагировала? И у вас даже ни одной слезинки в

глазу нету.

− Да ладно...

− Плачете, что ли?

− Угу.

− А что мне рассказывали, что не могу прочувствовать ничего. Ну

ладно. Посмотрите, она вас не винит ни в чем, ведь так? − Да!

− Это вы себя вините?

− Да.

− Скажите ей: «вот, я виноват!».

− Да, я прощения просил.

− Она сказала: «да брось ты!».

− Да, она просто меня любит и не обижалась на меня! И от этого еще

больнее!

− А как давно вы с ней знакомы были? Еще до этого заключения?

− Да!

− Или это была девушка, которая вам нравилась?

− Несколько раз её видел!

− И отмечал, какими глазами она смотрит на вас, а вы − на неё?

− Да!

− Хорошо. То есть, когда вы ее пригласили и завершаете гештальты,

вам легчает немножечко или нет? - «Она может говорить хоть что, но я понимаю, что я виноватый!».

− Я себе не прощу!

− Ну скажите ей об этом!

− Сказал.

− А она сказала что? «Да брось ты, все уже прошло!».

− Смеётся!

− Смеется так ехидно, что вам становится очень стыдно?

− Нет, просто она это воспринимает так всё легко, а для меня это

трагедия!

− Так у вас тоже уже легко, трагедию вы прожили, первый акт

закончился, сейчас начинается второй!

− Просто я никак не могу отпустить!

− Так отпустите. Или вы боитесь, что отпустите и останетесь вообще

один?

− Нет. Чувство вины не могу отпустить!

− Если вы отпустите чувство вины, тогда и жизнь ваша ни к чему не

была привязана? − Да нет.

− Что вы с этим «чувством вины» как с писаной торбой носитесь, что оно дает вам?

− Не повторять ошибок!

− Да перестаньте! Посмотрите, сколько там воплощений шло и все они делают одну и ту же ошибку, потому что вы не отпускаете чувство вины. Так ведь? Смотрите, кто у нас там будет, я уже забыл, как вас зовут.

− Эжен.

− Эжен − это последний. Афиноген и Изида − везде же все одинаково, так?

− Да!

− Эмоциональная дебильность? Зачем вам это надо?

− Чтобы опять так не поступать.

− Отпустите, я вас очень прошу!

− Да, я понимаю, что надо!

− Сейчас я натравлю на вас эту девушку!

− Боюсь быть предателем!

− Ну так вы им и стали, вы же себя позиционируете, как предатель!

− Да!

− И что?

− Ей просто это так смешно, как будто там вообще ерунда!

− Так там ерунда и есть. Вот давайте так, вы сейчас себя простите, и мы

побудем в этом несколько секунд. Если не понравится, вернем все назад и будете виноватой на всю жизнь!

− Я прощаю.

− И что? Стало совсем плохо? Ноги сразу обездвижились? − Да нет.

− А что? Или стало так плохо жить, что какая же я сволочь − я всех предаю, а мне еще говорят: «да мы тебя не виним!».

− Да, так тяжело.

− Сейчас кому объясняете − себе или мне?

− Я пытаюсь отпустить себя...

− Вот смотрите: вы сейчас вышли из тела, она вышли из тела. Пойдите

с ней рядом. Она возьмет вас с собой? То есть она может взять вас с собой только при условии, что вы искренне говорите?

− Да!

− «Да» − это к чему? Я задал три вопроса.

− Я могу пойти с ней, когда я отпущу себя!

− Так отпустите. Или вам хочется сидеть в углу?

− Я пытаюсь отпустить...

− А что пытаться, надо отпускать! Вы либо отпускаете, либо остаетесь

на своем месте!

− Я простить себе не смогу!

− Попробуйте. Отпустите и прощение приходит. Вам нравится быть

мазохисткой?!

− Отпускаю. Я умом понимаю, что надо отпустить, я не знаю,

насколько это можно эмоционально сделать!

− Отпустите, она вас с собой зовёт! Как только вы отпустите, вы

сможете идти! И сможете реализовать то, что вы не смогли реализовать при жизни.

− Поняла!

− Я вам там кущи райские обещаю!

− Да, всё!

− Это как?

− Движение пошло.

− И куда вас задвинуло?

− Куда-то наверх.

− Давайте. Прошли? А ваша, как её зовут?

− Ирен.

− Ирен-то рядом с вами?

− Да, рядом.

− Приятно это?

− Угу.

− Прочувствуйте. Это то, чего вы хотели в течение всей жизни и только

сейчас получили! Наградили меня любовью посмертно! Когда движение прекратиться, скажете, что за Пространство будет вас окружать?

− Голубое, светло-голубое.

− Будьте добры, в этом Пространстве, посмотрите какого качества, какого цвета есть эмоции?

− Легко.

− Какие они? Вы их сильно боитесь?

− Нет.

− Вы же там боялись эмоций, чтобы не сойти совсем с ума, Эжен? Если он будет эмоции какие-то включать, то он не проживет и часа!

− Здесь легко, хорошо!

− Смотрите эти эмоции. Вы можете с ними общаться, вы можете брать их себе на вооружение. Какие эмоции вам больше нравятся?

− Радость!

− Еще что?

− Да все нравятся, и грусть нравится!

− Вы можете их примерять на себя сейчас?

− Да!

− Давайте, набирайте в себя эти эмоции. Вот эти эмоции, которые

вы сейчас видите, которые можете набирать − они смогут сыграть какую- то роль в жизни А.?

− Да.

− Набирайте. Раскладывайте в себе эти эмоции. Только так, чтобы они были в легкой доступности, чтобы вы могли ими пользоваться. Они могут пригодиться для А.?

− Конечно.

− Берите.

− С этой девушкой, Ирен, в следующих воплощениях вы где-то

пересекались?

− Не знаю.

− Ну посмотрите.

− Нет, не вижу.

− А в этой жизни её душа где-то работает недалеко от вас? Она может

быть в любом теле, даже в кошке! − Ну только если в кошке... − Посмотрите.

− Я пытаюсь найти.

− Там не надо ничего искать!

− Если бы она была, я бы почувствовала.

− А перед этим сколько воплощений вы были вместе?

− Только одно это. Или раньше. Позже не было.

− Раньше вы тоже чувствовали себя виноватым? Не надо его

проживать, есть общие эмоции того воплощения. − Ну тяжелое!

− У вас легкого вообще ничего нет! Вы большая любительница утяжелять! Ходить с кирпичами или с на ногах с кандалами.

− Вот, что-то из этой серии.

− Как дальше закончилось? Вот сейчас вы разменялись, вы получили кучу эмоций, научились ими пользоваться. Научите А. использовать, не то, что у меня есть все, а просто пользоваться, когда надо. Можно так научить А. или она все время такая, жесткая, безэмоциональная?

− Можно, конечно!

− Ну так научите!

− Учусь.

− Учитесь. Что завещал великий Ленин?

− На практике научусь. Мне важно было разрешить! − Разрешила себе учиться?

− Чувствовать разрешила!

− Отлично. По жизни А. надо с кем-то завершать гештальты? − Да вроде завершили.

− То есть больше не потревожите друг друга?

− Да нормально вроде всё!

− Тогда в какое Пространство Душа Эжена уходит? Какой цвет у него? − Темно-синее.

− Как оно принимает вас?

− Мягко обволакивает.

− Насколько надежно в нем?

− Абсолютно!

− Хорошо. Из этого Пространства посмотрите, что там осталось с

предыдущей сессии в теле А. от копья? Уберите. Сделайте все, что надо. − Все хорошо.

− Посмотрите на ауру тела А. Это все наши внутренние миры, все рядом. Есть по контурам тела какие-то неполадки, разрывы, пятна какие-то?

− Да.

− Будем восстанавливать?

− Да!

− Поехали, восстанавливайте. Давайте разного цвета энергии. Первую

энергию возьмите белую, чистую и пропускайте с макушки до подошв. Мощным таким лучом. Мощная приливная волна сразу все удаляет, все, что накопилось. Получилось?

− Да!

− Как себя чувствует А. в этой ауре? Какая получилась?

− Больше стала, светлее.

− А как себя чувствует тело?

− Хорошо.

− Следующий луч возьмите, пожалуйста, это будет золотисто-желтый.

То же самое, с макушки до подошв, мощным потоком. Получилось? − Да!

− Хорошо. Какого цвета, Эжен, нужно еще давать луч? − Оранжевый.

− А что будет давать оранжевый?

− Энергию.

− Давайте. Получилось?

− Да!

− Хорошо. Как себя тело чувствует в этой оранжевой энергии?

− Пободрее.

− Хорошо. И какая аура в оранжевой энергии?

− Такая, красно-желтая, как пламя свечи.

− Приятная?

− Да.

− Отлично. Какого цвета еще нужно давать энергию?

− Всё!

− Тогда, пожалуйста, закрепите бледно-голубым.

− Всё.

− И что, как эмоции распределились?

− Распакуются потихонечку. Все хорошо, встроено всё!

− Ладно.

− Ну если все это сделали, тогда, пожалуйста, поблагодарите всех

персонажей, которых вы сейчас туда выставили и за ними пряталась, пока бедная эта девушки не сказала: «а ну-ка выходи!». Поблагодарите Пространство, возвращайтесь в тело. Как ходить в это Пространство, вы знаете прекрасно. И сейчас вы помните об этом.

− Да.

− Хорошо. Если вернулись в тело, пошевелите ногами, пошевелите руками, кто вы, Эжен?

− Я - А.

 

Сессию провёл П.С. Гынгазов;

Сессию транскрибировала А. Лисицина.

Ведущий: Гынгазов П.С. — «Жизнь Апостола Пётра»

Г. Апостол Пётр.

Обучающий семинар, г. Красногорск, (МО), 06.08.2023.

 

−Как мне к вам можно обращаться?

− Г..

− Когда мы закрываем глаза, мы обычно видим какой-то фон.

Пожалуйста, опишите мне фон ваших закрытых глаз. Вы можете уже сейчас начинать говорить.

- Темно-серый фон с золотистыми вкраплениями, как песок. Как будто ветер дует и песок поднимается...

− А как вы на него смотрите? Вот представьте, можно смотреть сверху вниз, можно смотреть снизу вверх, можно смотреть наискосок. С какой высоты?

− Я понимаю. Я стою. Это со стороны лица.

− Почувствуйте тело, которое «я стою» — это человеческое тело или нет?

− Человеческое.

− Вот вы отлично знаете тело Г., это тело чем отличается?

− Оно мужское.

− Плечи шире? Почувствуйте фигуру!

− Нет, оно стройное, узкие плечи.

− Первое лицо, «я»!

− Тело стройное у меня. У меня узкие плечи, впалая грудь. Вообще

долго не ел. Я в этой пустыне, передо мной гора, в гору идет тропа. − Что вы там делаете?

− Я поднимаюсь туда, там стоит учитель.

− Стоп машина, вы не мечтайте − поднялся, спустился. Подождите, надо до туда дойти, прочувствовать тело, которое уставшее, обезвоженное идет. Вы остановились. Ваш возраст, мужчина?

− Тридцать шесть лет.

− Ваше имя?

− Пётр.

− А что вы делаете, что это за пустыня? И кто вы, Пётр? − Я ученик. Мне очень стыдно!

− Перед учителем? − Да!

− И страшно идти? − Да!

− Как давно у вас появился такой стыд перед учителем? Я хочу, чтобы вы нашли тот момент, в который вы предали его, или себя предали, Пётр.

− И его и себя предал...

− Расскажите, пожалуйста. Сколько лет вам было, когда это случилось?

− Это было недавно.

− Недавно − час, год, сто лет назад?

− Две недели назад...

− Давайте вернемся назад на три недели, Пётр. Вы не предавали никого.

Прочувствуйте, есть ощущение, что я не предавал никого? − Да, а помню.

− Я хочу, чтобы сейчас вы нашли в себе, увидели зачаток того предательства, которое у вас через неделю вызреет. Кто соблазнял вас?

− Страх! Три недели назад я не помню этого!

− Как не помню, вернулся и всё!

− У меня не было страха.

− Я знаю. Поэтому вас попросил на три недели назад, когда не было

страха. Проживите, прочувствуйте, что там есть? «Я вполне нормальный». Плечи такие же узкие и грудь впалая?

− Нет.

− Прочувствуйте свое тело, как вы себя ощущаете?

− Там раскрытая грудь!

− То есть я дышу широко открытой грудью?

− Я счастлив идти рядом с ним.

− А он с какой стороны идет от вас?

− Он идет впереди, я справа сзади.

− Какой он? Имя учителя вашего?

− Иешуа. Он Великий!

− Посмотрите, вы ему очень преданы, да?

− Да!

− А давайте вернемся еще раньше, когда вообще его встретили, где?

Какая это страна, какая часть земного шара? И почему вы его встретили и решили, что «я должен быть его учеником!» Вам же много народа всякого встречалось, Пётр?

− Да!

− И многие вас пытались в свою веру обратить?

− Я бы не сказал, что в свою веру. У меня была своя правда!

− А как вы его правдой прониклись?

− От него шел какой-то свет.

− Давайте, как вы его первый раз увидели, в каком возрасте?

− Мне было двадцать семь.

− То есть это получается девять лет назад. И где вы увидели Иешуа?

− На площади.

− О чем он рассказывал?

− Рынок...

− Я понял. Смотрите, вам двадцать семь лет, вы уже калач тертый, вы

уже жизнь повидали, и хорошее, и плохое, почему вы запали на его рассказы?

− Потому что он говорил правду, а все остальные – лжецы! И я все время не мог сказать, что они лгут, потому что было бы осуждение, что я такой же, как они.

− Я не мог сказать, потому что опасался, что закидают камнями? − Да!

− Вы его увидели, он вас отметил глазами, у вас глаза горят.

− Он положил почему-то на меня руку.

− Почувствуйте этот трепет. У вас же сразу всё перевернулось. − Да!

− Почувствуйте. У вас появился смысл жизни!

− Да. Идти за ним!

− Прочувствуйте. Вот это чувство, как бы вы интерпретировали сейчас, Г..

− Трепет!

− Нужно будет это ощущение для Г.? Для Г. это открытие, инсайт такой?

− Это полное доверие!

− Такое чувство Г. нужно или не надо его?

− Да!

− Прочувствуйте это полное доверие, как оно сразу у вас, Пётр,

раскладывается по всем клеточкам, по всему телу, по вашему сознанию. И сможете это сделать, перевести на осознанный уровень Г.?

− Да!

− Попробуйте, сделайте. Это пригодиться Г. или это вообще дурдом, то, что я сейчас предлагаю?

− Конечно, пригодится! Это не может не пригодиться!

− Хорошо, продолжаем. То есть Иешуа положил на вас руку. На плечи? − На голову.

− Что вы чувствуете от этих рук? То есть он совсем вас пленил,

получается? − Нет!

− А как?

− Это что-то невероятное, как будто каждая клетка пронизана током и какое-то очищение!

− Хорошо, чувствуйте это.

− Ты хочешь чувствовать это бесконечно!

− Ну он же сейчас показал, сделал вам, вы это запомнили. Вы же, Г.,

забыли про это чувство, а сейчас вы его очень легко будете вызывать, так? − Да!

− Смотрите только, будете полупрозрачная, как отмоетесь от всего. И будут через вас телевизор смотреть. (Ребята, никогда не ведите очень серьезно сессию, потому что, когда ведешь очень серьезно сессию, начинают люди думать − Боже, какой ужас − начинают боятся. А когда со смехом ведете − легче ложится все это. Если где-то можно пошутить − пошутите, только так, чтобы оно в ответ было). Всё еще усваиваете это возложение руки?

− Это очень приятное чувство!

− Хорошо, и дальше-то как. Дальше вы все время ходили с ним? Это получается с двадцати семи лет вы ходили до тридцати шести. Много у него появилось учеников? Много вас уже ходит?

− Да, толпа.

− Вы там кто?

− Я помогаю.

− То есть вы себя как позиционируете – «я первый помощник?».

− Нет.

− А как?

− Как будто ты равный, но ты помогаешь тем, кто сомневается!

− «Я помогаю другим людям»?

− Да.

− Не иметь сомнений?

− Да!

− Я хочу, чтобы это ощущение – «у меня нет сомнений, я доверяю

полностью этому человеку!». − Да, полное доверие!

− И он вас ни разу не предал?

− Нет!

− Хорошо. Переведите на осознанный уровень − я полностью доверяю,

без страха, что меня могут обмануть, так?

− Меня могут обмануть, но это не ранит!

− Хорошо. Потому что вы знаете истину, которую он вам дал, которая

глубже всех истин, которые могут быть придуманы человеком. Вот смотрите, вы ходите, вы помогаете людям. Вы помогаете ему обращать в свою веру людей?

− Вы знаете, это не вера!

− А как?

− Это знание. Тупо верить − это абсурд!

− Смотрите, ведь многие дают знания, почему то, что он даёт, что даёт

Иешуа − почему они ложатся в Душу сразу же?

− Вы не представляете, какой это Свет!

− Какой, опишите мне, пожалуйста!

− Это как будто пронизывает всё твое тело!

− Когда этот Свет пронизывает все тело, почувствуйте, как начинаешь

ощущать себя?

− Через грудь оно проходит и полное очищение. Ты понимаешь смысл

жизни!

− Хорошо, это ощущение можете перенести на уровень Г.? Ведь это

ощущение, этот свет, эта частота вибраций, она осталась в мире, на Земле?

− Да!

− Вы ее когда-нибудь улавливали, Г., раньше?

− Да.

− Восстановите это ощущение, оно же очень приятное для вас?

− Очень.

− Оно помогает вам делать выбор, идти к своей цели и не

размениваться Душой. Хорошо, вот смотрите, вы ходите, вы находите в этом счастье, в общении с ним, в служении Иешуа?

− Да!

− А прокуратора там нету? До него еще не дожили?

− Нет, о нем только ходят слухи.

− Жестокий он?

− Он мудрый. Вообще очень жестокие люди вокруг!

− Ну естественно, в то время все очень жестокие люди.

− Нет знаний, все лживые, каждый пытается что-то урвать для себя!

− Да, и пытается выдавать знания за истину, чтобы урвать для себя,

так?

− Фарисеи!

− Вот смотрите, вы ходите по стране, вы собираете людей, никто на вас еще косо не смотрит?

− Смотрят, конечно, смотрят!

− Кто-то пытается вас разогнать?

− Солдаты.

− Страшно это?

− Некоторые сбрасывают латы и идут за нами!

− Это только Иешуа заслуга или вы все начинаете наперебой галдеть?

− Нет, это он, он как светоч! У него такой взгляд!

− Посмотрите ещё раз ему в глаза. Посмотрите, почувствуйте, как у вас

внутри все структурируется и становится очень ярким, открытым, честным, правильным, если так можно сказать. Потому что, если со стороны прокуратора − это не совсем правильно. Понятно, о чем я?

− Да!

− Давайте.

− Вся жизнь проносится, и ты понимаешь, какая бестолковая была

жизнь.

− До этого, до двадцати семи?

− Да.

− Ну мы не будем ее смотреть, ладно? Помните, вы говорили, начали

мы с того, что вы идете, вы очень чувствуете себя размазанным, униженным, виноватым!

− Нет, мне очень стыдно!

− Что случилось? Вы говорите, что две недели назад вы предали своего учителя, Иешуа?

− Да...

− Как вы предали? Вы сказали кому-то за тридцать серебряников, или что?

− Нет.

− А что, расскажите. Это известно в тех легендах?

− Я испугался смерти!

− Своей?

− Да!

− Посмотрите, что это за эпизод был!

− Все несутся, как бешеные.

− От кого?

− Какая-то толпа людей, огни. Кричат, его уже взяли, учителя взяли, а я,

ну он же говорил, а я не верил... − Что он говорил?

− Что я предам его, я не хотел его предавать!

− Стоп, машина! Пётр, вы как-то так все говорите, что я не могу понять начало этого эпизода. Начало этого этапа жизни, когда вы сказали, что вы предатель, когда вы так себя охарактеризовали. Что там?

− Мы сидели такая лачуга, там костер, он, как всегда, говорил своими притчами. Такой светлый...

− Эти притчи, которые он говорил, они как-то ложились в Душу?

− Конечно!

− Какую можете сейчас воспроизвести из ближайших его притч?

− Он умел трансформировать вещи и для многих это было

волшебством!

− Как понять – «трансформировать вещи»?

− Как будто их переделывал. Ну вот у нас, к примеру, вода и в

одночасье она становилась соком вкусным, виноградным соком! − Он это умел делать?

− Да!

− Он этому никого не учил?

− Он говорил, что мы все можем!

− Ну вы же не делали, он не сказал, как нужно?

− Говорил. Полное доверие!

− Полное доверие к воде, к себе, к кому?

− Полное доверие к Богу!

− Попробуйте сейчас. Вы же видите, как у него полное доверие, вы

видите, он светится, так ведь? − Да!

− Вы можете повторить это его действие, Пётр? − Постараюсь.

− Повторяйте, что стараться-то!

− Да у меня получается!

− Точно? − Да!

− Хорошо. И тоже виноградный сок из воды?

− Да! У меня камень стал мягким, как мох!

− Отлично. Как сделали, как вы напрягли себя, свои внутренние силы,

какую энергию вы создали при этом?

− Я, наоборот, стал очень легким, растворимым.

− Прочувствуйте!

− Да.

− Г. может такие вещи делать, или сразу психушка будет плакать?

− Может, и вы можете!

− Я же не знаю, как, а вы сейчас видите и делаете!

− Полное доверие высшему.

− Мне сложно понять «полное доверие», потому что я сейчас не в том

месте, где есть вы. Попробуйте. Это полное доверие, которое испытывает Пётр, полное доверие, которое может почувствовать Г..

− Я могу огонь держать на руке и не жечься! − И огонь погаснет?

− Нет, он горит и не жжёт руку. Я могу лететь. − Левитировать?

− Да, я лечу!

− Даже без средств передвижения?

− Конечно, зачем? Так классно!

− Можете перевести это удивительное ощущение, умение на уровень

Г.?

− Внутри ей зачем.

− Не нужно?

− Время не то.

− Хорошо. По крайней мере вы абсолютно уверены, что можете это

делать, Пётр.

− Я да, могу. В принципе, наверное, она может.

− Сложно?

− Такое смешное чувство, как будто мурашки внутри бегают, ты такой

тонкий становишься. Будто нет тела.

− Но сознание сохранено?

− Оно всегда есть, его не может не быть!

− А вот сейчас вопрос на засыпку: то Бессознательное, о котором я вам

трещу два дня уже оно кто, оно что, оно где? Понятно, о чем я? Есть или это просто мой обман, самообман, которым я потом обманываю вас?

− Конечно, есть!

− Хорошо, спасибо!

− На уровне Бессознательного!

− Почему им никто не пользуется?

− Пользуется.

− Большинство, очень мало пользуются, так ведь? − Мало...

− А что опасно от того, что пользуешься Бессознательным?

− Нет опасностей! Просто не знают!

− Ну опять же, можно пользоваться Бессознательным в угоду себе. так?

Или там нет такого?

− В угоду себе не получится!

− Почему?

− Бессознательное имеет огромную массу, не получится в угоду себе!

− Мы не провернем эту массу, она нас раздавит?

− Да!

− Хорошо.

− Она просто не позволит этому быть!

− Хорошо, ладно. Пётр, помните, все бежали и вот тут само

предательство, как? Вы сказали, где оно будет? Почему, на что вы обиделись? − Я не обиделся, я испугался.

− Вы говорите: «я его предал!».

− Да, я предал тем...

− Чем?

− Его уже схватили без меня!

− А вы не побежали отбивать?

− Да, я смешался с толпой, но меня узнали. А я отказался от него,

просто отказался...

− Но вы выжили, да? Вас не депортировали, не схватили, не посадили

никуда!

− Да. Я как они, стал лжецом! Все, что он давал мне, все спустил!

Наших всех били, а я...

− А вы показывали, кого нужно бить сильнее?

− Нет!

− А что тогда? Вам же тоже досталось поперек спины палками. Было

такое?

− Там всех били.

− Ну вот. Почему у вас такая мания, что «я виноват за всех, виноват за Иешуа?».

− Потому что я отказался от него!

− Как отказался? Не подбежал к охраннику, не стал отбивать его, говорить: «бей меня, не его!».

− Нет. В толпе меня узнали, говорили, что я с ним был. − А вы сказали, что это неправда?

− Да, я сказал, что нет.

− Для чего?

− Я испугался смерти!

− Нет!

− Да!

− Думайте! Ну вы что? Пётр, если вы так преданно шли с ним, с

двадцати семи до тридцати шести, девять лет, для чего вы это сделали? У вас

же там был второй план, очень мощный, чтобы никто про него не узнал! Ну посмотрите в себя, Пётр, у вас же не было даже мысли предать его! Вам надо было остаться свободным, так? Для чего, Пётр?

− Чтобы помочь!

− А что тогда мне по ушам ездите?

− Ну это пришло же потом!

− Но оно пришло? Этого ощущения, страха предательства не стало?

Это пришло потом не потому, что я сейчас заставил вас так подумать?

− Нет, это пришло потом, а сначала, в этой толпе, я реально испугался,

я его реально предал!

− Мы все могли реально испугаться, мы все могли реально предать, но

вы предали для того, чтобы получить большее из того, что сейчас есть! − Это низко!

− Ну хорошо, предавайте высоко. Как это будет называться? Что вы сейчас бьете себя в грудь пяткой и говорите, что «я плохой!»? Почему это две недели назад случилось, а сейчас вы идете к нему, как побитый пес, с опущенными ушами и глазами?

− Да, иду...

− Если бы он также считал, вы бы пришли к нему? Если он может делать из воды вино?

− Там не было вина!

− Да я просто так сказал! Вы же сказали, «я могу делать из твердого камня мягкий, как мох, он меня научил левитировать!». Помните, вы говорили? Вот если Он все это умеет, неужели вы думаете, что он настолько глуп, что не понял, зачем, почему и как сделано было. Посмотрите, как он вас встречает, виноватый вы мой!

− Он прощает меня!

− Он говорит: «ой, брат Петруха, наконец-то ты пришел ко мне!»?

− Нет.

− А как? Прочувствуйте этот миг. Поймите, что вы не были предателем!

И он как сказал?

− Он сказал до того, как это случилось!

− Он сказал: «меня предадут». Или он сказал конкретно: «ты меня

предашь!». Было такое? − Да.

− Кому-то он говорил.

− Он сказал, что на рассвете, с петушиным криком, я три раза откажусь от него. Это так и было, он все знал наперед.

− Поэтому он может больше, чем вы, поэтому за ним шел почти весь бедный народ.

− Там шли не только бедные.

− Ну может быть и богатые. Я не про то спрашиваю. Вот вы к нему пришли через две недели, он вас простил или нет?

− Да!

− Ну вы чувствуете, что он простил, а в Душе затаил ложечку дегтя? − Кто?

− Иешуа!

− Нет. Это светлая Душа!

− Так он вообще понял, что вы его обманывали, он понял, что вы его предали?

− Да!

− Он же говорил не конкретно про вас, «с третьим криком петуха»?

− Он мне сказал!

− Он не сказал, что конкретно «ты меня предашь!»?

− Нет, сказал конкретно мне.

− Так и сказал?

− Да. Я не поверил. Я не мог в это поверить. Как я его могу предать? А

оно так и случилось!

− Еще раз. Всех ловят, на него уже показали пальцем, его уже схватили.

Вас хватают и говорят, что вы его первый друг!

− Нет, сказали, что он тоже был с ним! Я сказал, что «нет!».

− Для чего, можно еще раз спрошу?

− Какой-то страх.

− Еще что? Страх, что сейчас начнут пытать, выламывать руки,

вытаскивать кишки?

− Да, я боюсь боли!

− Вы боитесь боли и, если он будет чувствовать её? Может вы просто боитесь боли?

− Он мне говорил, что не чувствует боль, он может сделать так, чтобы не чувствовать боли. Потому что телом можно управлять.

− Он не научил вас этому?

− Он учил, но почему-то было очень страшно в тот момент!

− Потому что смерти боялись?

− Боялся боли, не смерти, боли! Я не понимаю, я боялся боли! Прям

сердце колотится!

− И, хотя он говорил, что «я могу боль не чувствовать», вы же все равно

не могли поверить в это, потому что сложно верить в то, чего у тебя нет, так ведь?

− А теперь я понял, это же был его план!

− Естественно, я вам про это уже полчаса говорю! А вы говорите: «дурак ты, дурак, это не его план!».

− Я так не говорил, я просто не мог понять. А теперь я понимаю.

− Вы перестали себя пяткой в грудь бить?

− Господи, это же был план!

− После того как вы поняли, что это был его план, вы перестали себя не

уважать?

− Да!

− Вы начали себя уважать?

− Я сделаю все для него, я сделаю все для его матери!

− Хорошо.

− Я сделаю все для всех!

− Молодец, хорошо. Вот сейчас вы же все-таки идете к нему с

опущенными глазами, опущенной головой и упавшим в пятки сердцем... Помните, мы начали с этого?

− Это было до того, как я понял!

− Естественно. Вы идете и вот вы поняли, у вас голова поднялась, спина прямая, нога от бедра, подбородок приподнят вверх?

− Да, я иду, все! Я спокоен!

− Почувствуйте вот этот покой, уверенность в себе и чувство правоты и правды!

− Это даже не правда, это просто знание того, что так должно быть, доверие!

− Прочувствуйте это знание того, что так и должно быть и переведите на осознанный уровень Г..

− Я потерял доверие в тот момент, а сейчас доверие, полное доверие! Он же лучше всё знает!

− Хорошо. Как он вас встретил? Нормально всё?

− Вы знаете, он просто, это невероятная невероятность! Всё время ему поражался, как он так может?!

− Говорит, очень просто, но в самую Душу?

− Вы не представляете, это не он, вернее, он, но как мираж!

− Не пойму?

− Как мираж в пустыне и это вроде он и не он...

− То есть я его никогда не достигну?

− Нет, он мне просто говорит, чтобы я ничего не боялся, полное доверие

и делал так же, как он. Я же мог и летать, и камни превращать!

− Вот сейчас, когда вы поверили в себя, когда вы поняли, что вы не

предатель...

− А он жив!

− Вот это учение, все те навыки...

− Трансформировался!

− В этот мираж. Он стал недосягаем для физического человека?

− Я тоже так могу!

− Ну сделайте!

− Вот так. Мы растворяемся с ним вместе...

− Пожалуйста, вернитесь на место, а то меня неправильно поймут...

− Ну она-то (Г.) здесь, а я там!

− Вот это ощущение − я могу растворяться, Пётр, проживите еще раз и

прочувствуйте, как это можно делать? Это не значит, что вы совершенно невидимы, я так понимаю, но вы просто можете делать так, что вас не замечают! Вы стоите, Фолкнера читали, когда он пишет, что можно в пустую яму посадить человека, есть такие люди, которых не видно? Вот сидит в

пустой яме, все будут заглядывать, а его там не видно. Вот это вы умеете сделать? Научитесь?

− Г. может это делать, с детства это делала всегда.

− А-а-а-а, это отголоски такие. Вы просто не знали, что вы можете это делать!

− Почему, я знала, что могу это делать?

− Хорошо, ладно, я думал, что вы для себя приятную радость найдете, а вас ничем не пробьешь! И что Пётр − не пробило, и что с Иешуа общались, первый друг − не пробило?

− Почему?

− Пробило?

− Конечно! У меня не было доверия к некоторым людям, а сейчас есть! − Ну сейчас у вас вообще ко всем доверие!

− Абсолютное! В каждом есть частица Бога!

− Хорошо, я вас провоцировал. Вот когда он ушел, покинул физический

мир, что делали вы, Пётр?

− Мне нужно прийти в себя!

− Кому мне?

− Петру!

− Пришёл?

− Да.

− И что?

− Пойду дальше, нести это знание!

− Ну вот это церковное, Пётр и Павел − Павел вам кто или это

изобретение церкви, религии?

− Какая религия, там просто какой-то беспредел!

− Не говорите загадками, расскажите.

− Там просто беспредел.

− Церковь, которая себе Христа взяла в основу.

− Вы сейчас про что?

− Я про Павла спрашиваю!

− Павел брат, младший брат.

− А беспредел что?

− Рим творил просто какое-то, бесы сидели в них во всех. Бедный

Понтий Пилат, он видел всё это и ничего не мог сделать. И когда он говорил с Иисусом, он все понял, Иешуа открыл глаза, и он стал его учеником, самым преданным учеником! Об этом никто не знает! Они все просто мерзкие!

− Как завершается ваша жизнь, Пётр? То есть получается вы вместе с Павлом дальше несете в массы, в люди это учение?

− Мы как-то разошлись с ним. Да, мы несем, но знаете, все-таки от него источался такой свет, а все хотят чудес. Все хотят, чтобы я показывал эти чудеса. Без толку. Это как цирк, я уподобился каким-то бродячим циркачам. Вы знаете, у меня просто пришло время. Да, схватили, какие-то претензии стали предъявлять, а мне было уже все равно. Пусть делают, что хотят...

− И что они сделали? Вы же боялись боли?

− Я уже не боялся боли!

− И что они сделали? Шкуру содрали с живого?

− Нет, подняли на копья, отрубили голову... Они думали, что мне

больно, смешные люди. А я даже с копий им вещал правду, которая резала им глаза и уши. Слепцы!

− Когда вы умираете, с каким чувством вы умираете?

− Знаете, как легко?! Я не чувствовал ни капли боли. Я смотрю на это тело. Глупые все!

− Ваше отношение к телу, которое прожило такую очень насыщенную, очень интересную жизнь?

− Благодарность. В нем я опять смог увидеть Творца, Отца своего. Потому что мы все были единым и слились в одно!

− То есть получается, как вы оставили тело, вы сразу же ушли к Нему, Творцу-Отцу, который Бог-Дух?

− Не совсем.

− А как, расскажите, пожалуйста, такого пути я еще не знаю.

− Была темнота и вдруг это слияние, эти маленькие огни, я огонь.

− То есть каждая Душа − это маленький огонь?

− Да, только у Иисуса она очень мощная. Мы сливаемся в одно!

− Вы сливаетесь с огнем Иисуса?

− Да! Идет полное слияние!

− Почувствуйте, насколько это приятно, насколько это нужно вам,

Петру и вам, Г.? Петру дает это слияние общность, да? А Г.?

− Это понимание того, что ты неделим и все неделимы мы все связаны! − И живя в теле, мы просто как в командировку уезжаем, уходя от

Истока, так ведь?

− А ему это интересно!

− Почему? Он же смотрит, вы приходите, можете не рассказывать, но он же делает какие-то выводы, он же смотрит эволюцию.

− Он так растет, совершенствуется. Изумительно!

− Вот это ощущение, что «изумительно» − переведите на осознанный уровень Г.. Не просто переведите, а посмотрите, как вы, Г., так же, как и Пётр, можете находить изумительное совершенно в любых ситуациях в жизни. Понятно, о чем я?

− Конечно!

− Давайте. Какую возможность для Г. даст это новое открытие, новое знание, новое понимание, новое осознание?

− Трудностей нет. Вернее, они может быть и есть, но в них какой-то определенный кайф!

− В преодолении их?

− Да. Нет несовершенства, всё совершенно!

− Просто «всё совершенно» на пути или выполнении той задачи,

которая поставлена перед Душой?

− Весь мир совершенен! Души совершенны!

− Это я к чему говорю, к тому, что, например, есть существа, люди, которые делают что-то во благо, а есть, они делают во благо, но это идет негатив. Понятен вопрос?

− Ну как для себя.

− И тут в чем совершенство?

− Совершенство в том, что что бы ни происходило − с полным

доверием! Все так, как должно быть!

− Это поможет принимать мир Г.? Это новое знание, новое умение.

− Конечно. Здесь и были такие затыки, когда я упиралась в людей,

которые как будто идут не той дорогой, которой иду я. Каждый идет своей!

− И вы начинали их переманивать на свою сторону.

− Все это сливается воедино. Не переманивать, просто какое-то

сопротивление, как будто ты наступаешь на грабли, они тебя бьют по лбу, а ты все равно на них наступаешь.

− Теперь не будете наступать на грабли?

− Н-е-е-е-т!

− Теперь вы понимаете, что у каждого человека свой путь и его сбить

со своего пути невозможно? − Конечно!

− Он может один раз оступиться, но потом...

− Ты можешь показать ему что-то, а он сделает выбор!

− То есть вы хотите сказать, что каждый человек абсолютно свободен в

своем выборе?

− Абсолютно!

− Хорошо. С кем-то гештальты завершаем по Иешуа, по Петру? С кем? В начале вы говорили, били себя в грудь: я помогу его матери?

− Да.

− Надо это?

− Нет, у нас очень хорошие отношения.

− С кем хотите, кого хотите пригласить для завершения гештальта из

жизни Петра?

− Всех тех людей, которых тогда не понял, что они идут своим путем.

− У нас не кончится тогда сессия и в следующем веке.

− Они стоят передо мной, а я просто это отпускаю.

− И они с криком ура разбежались?

− Нет. Они стоят в каком-то непонимании, а мне все равно. Нет, мне не

все равно, мне спокойно!

− Мне хорошо, что я смог?

− Да, я отпускаю. Я просто отпускаю!

− Ну до этого же не могли отпустить?

− Нет!

− До этого вы считали, что все должны делать, как я?

− Нет, нужно было всем доказывать, а сейчас я понял, что не надо доказывать! Просто некоторые идут, а некоторые нет...

− Не будет уже Г. доказывать всем родным и близким, друзьям и врагам?

− Нет, ей это не нужно теперь!

− Хорошо. Еще с кем нужно завершить гештальты по жизни Петра?

− Да всё. А нет, Павел, он же остался один.

− Давайте.

− Он младший же брат?

− Да.

− Он не видел Иешуа? Через вас он узнал Иешуа?

− Да.

− То есть он не знал тех инсайтов, которые вы могли получить?

− Почему, он же видел, что я делаю...

− Но вы-то учились у Истока, а он уже учился у того, кто видел этот

Исток. У него нет такой сильной глубокой веры, как у вас!

− У меня веры нету, у меня знания есть!

− Ну у него нет таких глубоких знаний, как у вас, потому что он их

получил не из первоисточника, как вы, а от вас... − Вы знаете, а это неважно!

− Точно?

− Точно!

− Хорошо.

− Потому что у каждого из нас есть этот первоисточник внутри, знания! − Но им никто не пользуется!

− Кто-то пользуется...

− Ну их по пальцам одной руки...

− Отпустил.

− Хорошо. Еще кого?

− Всё!

− Хорошо. Тогда по жизни в теле Г., с кем хотели бы завершить

гештальты?

− Бывший муж мой, я ему все время доказывала что-то, что Бог есть.

Он просил: «докажи мне, что Бог есть!».

− Вы сейчас решили все-таки доказывать?

− А сейчас не хочу.

− Он зауважал вас сразу за то, что вы поверили, что у вас появилось

свое собственное мнение, которое не нужно афишировать везде? − Там паника началась!

− Вам это надо?

− Это его паника. Я ему просто разрешаю! Раньше бы не разрешила. А сейчас разрешаю. Пройти свой путь...

− Сейчас он к вам опять прилипнет, будет говорить: помоги мне пройти, переведи меня через эту лужу, перекинь меня через то болото.

− Это его путь!

− Абсолютно уверены?

− На все сто!

− Если он постучит к вам в окно и будет говорить: «помоги мне,

пожалуйста!».

− У него есть энергия.

− Хорошо. Приятное это ощущение, для осознания Г.? − Очень приятное.

− Еще надо с кем-то завершить гештальты по жизни? − Нет.

− Отлично, если со всеми завершили, папа, мама − ничего не надо? − Нет.

− Если все завершили, форма и цвет...

− Нет! У меня есть еще, это нынешняя свекровь!

− Давайте.

− И бывшая жена моего нынешнего мужа. Они одинаковые все.

− Не опасно завершать с ними гештальты?

− Нет, я им просто разрешаю идти своей дорогой, я не хочу ничего

доказывать!

− Когда вы это сказали, когда осознали, когда это поняли, вы увидели,

насколько они потеряли интерес к вам? − Абсолютно!

− Еще кого надо?

− Никого.

− Форма и цвет того, что оставило тело Петра?

− Золотистое пламя.

− Куда уходит золотистое пламя?

− Сине-фиолетовое Пространство с мерцающими, как звездное небо

частицами. Но это не звездное небо. И это слияние!

− То есть свежие новые Души, которые пришли туда, из тел, которые

развоплотились, сливаются потом с этим общим костром, общим пламенем Иисуса?

− Нет!

− А как?

− Просто в этой эманации я поднимаюсь туда. − Кастанеду читали?

− Нет.

− Там про эманацию Орла.

− Все растекается...

− Приятно это?

− Очень!

− Что это дает вам?

− Свободу.

− Как вы можете назвать это Пространство? Можно Богом, можно Творцом?

− Ему все равно!

− Все равно. Но вы воспринимаете так, Исток, Отчий Дом, Творец?

− Да!

− Хорошо. Сейчас находясь в этом Пространстве, которое сине-

фиолетовое, посмотрите, это все рядом, это все наши внутренние миры. Есть по контуру тела Г. какое-то свечение?

− Она всегда в фиолетовом пламени.

− Отлично. Вы хорошо знаете свое физическое тело и знаете проблемы на физическом уровне, которые у вас появляются к этому возрасту. Там, где есть проблемы, как-то изменен цвет?

− Да.

− Что там есть? Мне не рассказывайте, что болит.

− Там красный цвет.

− Будем исправлять?

− Да.

− Для того, чтобы исправить и восстановить, вы будете брать из этого

сине-фиолетового Пространства, лучи разного цвета. Помните, я говорил про торсионные поля. Они идут через все, ничего не нарушая. Вы видели когда- нибудь бульдозер, он ножом перед собой, толкает впереди всё, что там набралось, и удаляет. Вот также этот луч, который вы будете давать, торсионный, он будет идти сквозь каждую вашу клеточку, каждое ядрышко вашей клеточки и выталкивает всё ненужное, что есть. Я могу вас коснуться?

− Да!

− Представьте, что человек стоит, на него сверху светит луч прожектора, человек находится внутри этого луча. Этот луч идет и его плоскость входит, сейчас касаюсь вас, идет через все тело и выходит через подошвы. И эта плоскость выталкивает все те засоры, которые вы накопили к этому возрасту. Понятно?

− Да.

− Первый луч, который вы возьмете, будет чистый-чистый луч белого цвета, как чистый снег на ярком солнце. Получилось? Энергии в этом Пространстве очень много, ее хватает на все Мироздание, поэтому я вас очень прошу, не пугайтесь – «не много ли возьму, не мало ли заберу».

− Да я и не боюсь.

− Молодец, делайте. Получилось?

− Да.

− Какая получилась аура сейчас?

− Такая, серебристо-белая с фиолетовым отливом.

− Как тело себя чувствует в этой ауре, серебристо-белой с фиолетовым

отливом?

− Поддушивает чутка.

− А что там оставили?

− Что-то хочется добавить.

− Добавьте. Сейчас возьмём следующий луч, который я предлагаю вам выбрать, золотисто-желтый.

− Да.

− Давайте, поехали. Точно так же, это один из самых мощных лучей. Получилось?

− Еще работаю!

− Так делайте быстрее!

− Так надо.

− Если Г., чтобы она лучше прочувствовала − ей это не надо, вы уже

все поняли. Вы уже поняли больше, чем надо было! − Всё!

− Какая стала аура − первый вопрос, у Г.?

− Вообще эти цвета смешиваются.

− Конечно. Но они не становятся грязными?

− Нет, что вы!

− Они перемешиваются, но не смешиваются!

− Нет. Внутри желтый, золотистый.

− Как тело Г. чувствует себя в этом?

− Хорошо!

− Скажите пожалуйста, какой еще цвет луча вы хотели бы взять,

пропитать тело Г., Пётр? − Да ей хватит!

− Отлично. Скажите пожалуйста, тогда мы можем закрепить ту ауру, которую вы сделали?

− Да!

− Помните, я говорил про альбом − это вы будете говорить своим пациентам. А здесь я просто вас попрошу, чтобы не тратить время на этот разговор, как закрепитель будет работать луч бледно-бледно голубого цвета. Он почти бесцветный, легкая опалесценция такая. Пропитайте. Только, пожалуйста, не как маляр кисточкой, снаружи, а пропитайте!

− Нет, голубой не пойдет!

− А какой пойдет вам для закрепителя?

− Он сиреневый должен быть!

− Давайте, но только бледно-сиреневый!

− Да. Прекрасно!

− Хорошо. Когда все это сделали, что получилось? Опишите,

пожалуйста, свою ауру. Какую ауру вы сейчас сделали, Пётр? − Красотища!

− И как тело себя в этой красотище чувствует?

− Тело балдеет! Истома такая!

− Вы понимаете, что вы сейчас закрепили ауру и она будет держаться у

вас десятилетиями? − Прекрасно!

− Скажите, пожалуйста, мы можем на этом завершить работу?

− Да.

− В таком случае, поблагодарите, пожалуйста, Петра и поблагодарите

то Пространство, которое помогало вам сегодня работать, Пространство Бога. − Это как самое родное, что только может быть!

− Хорошо. Поблагодарили всех?

− Да!

− Пожалуйста, спросите у этого Пространства, которое «самое родное, что только может быть» − можете ли вы, Г., пользоваться его любовью, его безграничностью?

− Конечно!

− И вот тут я спрошу: покажите рукой, в какой части тела живет Душа у Г.?

- Здесь.

- Хорошо. Помните, когда вы пришли туда, вы слились с этим Пространством? Потому что вибрация Души Г., такая же, как вибрация Души Петра, предтечи Души Г., это одна и та же вибрация. Поэтому если вам, Г., нужно будет срочно помощь − вы просто соединяете там, где грудь с тем, что вокруг, потому что торсионные поля вокруг нас есть. Понятно?

− Да!

− Пространство не возражает против такого?

− Н-е-е-т!

− А когда вы спросили, можно ли и оно разрешило, оно пальцем у

виска не крутило: «раньше, что не была?».

− Я пыталась, но были эти моменты, которые не давали...

− Хорошо, ладно. Если все сделали, тогда, пожалуйста, возвращайтесь

в тело. Пошевелите ногами, пошевелите руками. Кто вы, Пётр? − Я - Г.!

− Как себя чувствуете?

− Хорошо.

− Не ожидала?

− Вообще нет! Такого поворота событий точно! − Но они для вас нужны?

− Да!

- Обратите внимание, я не использовал запроса! Или какого-либо воздействия на вашу психику! Я только работал с Бессознательным!

 

Сессию провёл П.С. Гынгазов; Сессию записала А. Лисицына.

 

Ведущая: Лисицына А.Н. — «Жизнь Дерева»

А. Жизнь Дерева.

Красногорск, январь 2023.

− Когда мы закрываем глаза, мы обычно видим какой-то фон.
Ого, частотность в ухе перестроилась, аж запищало! Прикольно!
− Приём-приём, Бессознательное на связи, ответьте!
− Очень необычно!

− Замечательно. Опишите мне, пожалуйста, фон ваших закрытых глаз −

какой он по цвету, однородный-неоднородный, подвижный-неподвижный, по консистенции, что там?

−  Боже мой. Веки двигаются!

−  Какого цвета фон закрытых глаз?

−  Темный со светлыми вкраплениями.

−  Темный какой-то имеет цвет или он такой больше черный, темно-
серый?

−  Он больше теплый имеет оттенок со светлыми вкраплениями.

−  Насколько их там много?

−  Много, как частички.

−  Они там движутся или статичны?

−  Да, движутся.

−  И на что это похоже, какие ассоциации приходят в голову?

−  Как будто много молекул ударяются друг об друга.

−  Прекрасно. Они находятся в воздухе, или под водой, или в какой-то
субстанции? Что это за движение, что это за молекулы? Ударяются в воздухе, воздух прохладный, теплый, горячий?
− Я вообще куда-то уплываю, очень сложно формулировать.
− Что там происходит, куда они движутся, есть ли там какой-то источник света, какое-то пространство, что там дальше?
− Они просто движутся и когда я на них смотрю, я их вижу, и они движутся!
− А если пойти дальше, дальше, глубже − что там будет? Есть ли там какой-то просвет, где заканчивается это движение?
− Мне очень хочется какую-то маску, глаза закрыть.
(накрыли пледом)
− И вот этот фон получается достаточно темный, с белыми частицами, которые двигаются на этом фоне. Насколько быстро они двигаются, как вы относительно них располагаетесь − идете, стоите, сидите, лежите, висите?
− Я вообще вижу теперь образ как тень кого-то.
− Где она?
− Она впереди, эти частички, за счет того, что убрали свет, они стали
менее яркими, но они все равно есть и этот образ, он тоже складывается из этих частичек, но уже другого оттенка.
− А этот образ − человеческий, нечеловеческий?

− Вот он был человеческий, а сейчас меняется, как пульсирующая такая точка.

− Она двигается или стоит, лежит, сидит, идет, висит?

− Она передо мной, и она немножко видоизменяется, но она на месте стоит!

− Что вы чувствуете. когда смотрите на эту точку, на этот образ, как он меняется?

− Мне интересно наблюдать. Он меняется, да, он переходит из одной формы в другую − то человек, то цветок, то еще какое-то большое пятно. Меня почему-то прям туда затягивает!

− Хорошо, двигаемся дальше, что там открывается перед вами? Как вы можете двигаться в этом пространстве − идти, скользить, плыть?

− Я вот сейчас туда прям заныриваю, в это облачко, в эту форму и в неё погружаюсь потихоньку.

− Что там происходит? Какой цвет становится у пространства?
− Сейчас так странно, я прям всем телом как будто туда вошла.
− Как тело себя чувствует?
− Вроде ничего не поменялось, но в основном это Аджна работает.
− Двигайтесь дальше, пока не поймете, что это за пространство −

закрытое оно, открытое, что там происходит, есть ли там какое-то освещение в этом пространстве?

− Я перестала что-то видеть, у меня все перешло в ощущения, я как будто сама стала этим пространством, и я пытаюсь вообще понять, что я чувствую, что я ощущаю.

− А что перед вами, что вокруг вас, какие цвета, формы?

− Это хороший вопрос, сейчас. Тут с собой-то пытаюсь разобраться, а теперь надо посмотреть вовне.

− Какого цвета то, что окружает вас?

− Я как будто нахожусь на лугу, где зеленая трава, цветочки небольшие и я как человек, который только что как будто вошел и смотрю на руку – «вау!», это вызывает необычные ощущения, хотя я все равно как будто смотрю на это со стороны и при этом я и там это испытываю.

− Хорошо.
− И как мужчина и голый...
− А старше, моложе, какой возраст у вас?
− Ну молодой, да, кстати, примерно, как мне, наверное, около тридцати.

То есть вроде уже и не юноша и уже и мужчина. И он такой крепкий физически, мышцы, красавец.

− А вы на этом лугу в какое время суток?

− Это день, это лето. Я сказала лето, как будто как у нас это сменяется, а там это естественное состояние. Он голый. Я даже не понимаю, как это можно оцифровать во времени.

− Он или вы? Чувствуете ли вы себя им или вы смотрите на него со стороны?

− Я смотрю со стороны, чтобы видеть внешнее, а когда я ощущения пытаюсь, возраст определить, как он выглядит − я это ощущаю.

− Тогда посмотрите на себя, на свои ноги, ощутите свои руки − это вы этот мужчина или все-таки вы его видите со стороны? Посмотрите на свои ноги, какие они? Чувствуете ли вы, что стоите на поверхности земли, траву под ногами или вы сидите?

− Мне сейчас нужно время, чтобы ощутить это, пошел какой-то процесс. − Хорошо.
− Я вообще сейчас себя ощущаю чем-то большим и чем дальше я иду в

эти ощущения, тем я как будто становлюсь огромной, как дерево, огромное- огромное дерево. И вот сейчас ощущаю, как из ног идут корни вниз, а меня вытягивает еще и наверх, как крона. И теперь я вообще его вижу маленьким, как будто сверху смотрю. Но я могу уровнем сознания опускаться, чтобы видеть его.

− Что он там делает у вас под корнями, рядом?
− Вот он там стоит, все себя рассматривает, что он там человек вот такой. − Что он там голый делает-то?
− Я не могу избавиться от состояния, что он как Адам, там стоит, он

голый, только понимает вообще, кто это, что это, в каком-то теле − такое состояние. Потому что людей я вокруг там не вижу, я вижу там только скалы, горы и луг, траву и цветы. И вот я тут такая огромная!

− Как вы себя ощущаете, насколько сильно отличаются эти ощущения от привычных ощущений тела? Какое вы дерево?

− Отличаются, потому что меня прям тянет, вниз туда уходит, я прям чувствую, как я − это очень круто − дерево, туда корни уходят и я хорошо заземлена. То, что многие люди ищут и я в том числе. И при этом меня как вытягивает и вниз, и наверх. Крона тянется наверх и при этом низ тоже тянется вниз, чтобы и оттуда питаться, и отсюда питаться. Такое тепло − невероятное просто. Прям наслаждаюсь.

− Почувствуйте, как это приятно − уметь питаться и энергией земли, и энергией неба.

− У меня аж мурашки!

Почувствуйте, как эти два потока гармонично проходят через вас. Переведите эти ощущения на сознательный уровень А..

− Я это всегда искала и ловила!
Потому что Душа помнит. Прочувствуйте сейчас это!
− И причем классно так, как будто сейчас теперь сюда идет поток, а

оттуда туда идет верхний. Аж мурашит невероятно!
− Они как идут − друг в друга идут, сливаются или как-то параллельно

идут в вашем теле, в теле дерева?
− Я вот не ощущаю место соединения, как будто это так естественно

происходит смешение, но вся фишка в том, что это все происходит именно через меня и соответственно во мне, соединяясь со мной, это все перерабатывается и туда тоже уходит переработанная энергия, информация,

как будто я тоже это все наполняю. И вот этот нижний поток со мной со настраивается, верхний поток со мной со настраивается, все соединяется и туда информация передается. Я здесь тоже плохо чувствую вход-выход, как будто он просто есть. Здесь проще оцифровать, потому что две ноги и туда информация уходит и это классно, там это нужно. Туда, куда она уходит − это важно, это должно туда уходить.

− То есть вы как проводник и можете управлять этой энергией, или она проходит независимо от вашего желания?

− Это естественно. Это мое существование, так и должно быть!
− Прочувствуйте, что так должно быть.
− И здесь важно, там нет вообще напряжения в самом дереве, если с

сознанием А. это сравнивать − здесь важно вообще быть без блоков и зажимов, чтобы этот процесс шёл сам, естественным путем, как у этого дерева!

− Просто убрать, что мешает.

− Да. Опять мурашит, невероятно! Чтобы это текло настолько естественно и это постоянно, ты в этой энергии, в этом источнике, в этой синхронии со всем! Это Космос, это как будто на земле описывать какие-то Космические процессы, то, как мы задуманы!

− Прочувствуйте это!
− Это вообще, мурашит очень сильно!
Запомните это ощущение, каким оно должно быть! Вы можете его

включать в любое время, когда вам будет необходимо. Насколько вы старое дерево или вы только недавно выросли?

− Нет, я мощное, большое!

− Если по человеческим меркам, сколько вы уже живете, растете? Сколько лет?

− Вот там, в той точке, как будто сто лет, а из этой точки, если уже я смотрю, как тысяча!

− Это было тысячу лет назад, получается, девятьсот?
− Девятьсот.
− Что там вокруг вас, горы, поля и нет никаких построек, ничего

похожего на человеческое жилище?
− Это как место силы, я могу это так назвать!
− Это на Земле?
− Да!
− А какая страна по ощущениям, в какой точке мира растете? Какой там

климат? Засушливый, тропический?
− Там как Рай, мне хорошо! Мне не жарко, не холодно, у меня течет эта

энергия, я хорошо питаюсь, соответственно, не засушливо. И туда прям, такое место, куда можно прийти и наполниться! Там есть все для этого!

− Часто туда приходят к вам кто-то, чтобы наполниться этой энергией − энергией места, энергией, которую вы транслируете, передаёте?

− Сейчас этот товарищ там трётся. Сейчас я попробую ощутить. Меня находят, когда идут просто и находят меня.

− Чувствуют?

− Да. Кто-то может и пройдет, но это очень сложно − пройти мимо. Потому что там эта энергия и там рядом прям желание есть туда прийти и отдохнуть, наполниться, чтобы пойти дальше!

− А как они наполняются? Они как-то должны это делать?
− В мое поле прийти, сесть. Я прям ощущаю, как этот круг вокруг меня. − То есть необязательно им делать какие-то ритуалы, что-то говорить,

просто побыть в вашем поле? − Нет, просто, да!

− Насколько оно широкое?

− Ну вот они могут пройти рядом, и они не будут попадать в мое поле, но все равно они будут чувствовать, что здесь что-то другое, что здесь что-то манит, тянет подойти попробовать! Ну, потому что это красиво − это раз, во- вторых, очень классный вопрос, когда человек идет, идет, ему важно иногда остановиться, задуматься, наполниться, переосмыслить! И как правило, это можно сделать сев, отдохнув в тени дерева. То есть это как будто, вот он идет, у него есть такое желание, где-нибудь сделать такой привал и тут вот оно! И вот он туда приходит, садится, перевести дух, отдохнуть. И там происходит этот момент. Вот как человек иногда в жизни идет и там важно остановиться, чтобы понять – «куда я иду?», «что я хочу?» и вот там он может это делать. Там прям все для этого! Я, собственно, там для этого!

− То есть это ваша задача жизни?
− Да.
− В чем она?
− Мне там так хорошо, и я вот для этого и есть!
− Как бы вы сформулировали, для чего вы, какую задачу вы выполняете? − Какая-то радость даже рождается в груди от этого осознания! Радостно

от этого понимания и от того, что я буду это формулировать. Можете ещё раз задать вопрос, пожалуйста?

− С какой целью ваша Душа пошла в это воплощение, что вам важно сделать, будучи деревом, какую задачу вы выполняете?

− Во-первых, мне очень важно просто быть! Дерево же оно просто есть с этой задачей. Оно же не может говорить: «Эй, путник, иди сюда, заходи, я классный психолог, я тебе сейчас тут всё объясню!». А вот оно просто есть, какое есть!

− Как оно клиентов заманивает, ну-ка?

− Оно просто есть! То есть надо постоянно находиться в таком состоянии, просто находиться в этом состоянии. И человек, которому это необходимо, он это сам и почувствует!

− Что это за состояние, что в вас есть такого, что заставляет путника остановиться, подойти, напитаться вашей энергией?

− Рядом со мной он может расслабиться, выдохнуть! Он даже может уснуть, потому что там тень дерева, там хорошо, там тепло. И я чувствую в себе много силы и соответственно, просто человек, находящийся рядом, ощущает эту силу внутри, могучесть эту дерева! И он просто может ею наполнятся! А у меня как будто от этого еще больше появляется энергии, когда приходят так. У меня реально так в жизни. И вот меня наполняет, что он пришел, что он все это может ощущать, чувствовать и во мне еще больше силы растет. Еще больше туда поток. еще больше отсюда растет, еще больше, усиление происходит! И я радуюсь невероятно, это просто состояние такой радости!

− Вы радуетесь только когда они к вам подходят или вы всегда в этом состоянии? Что это за состояние − это радость, гармония, это просто ощущение отсутствия каких-то блоков и естественного течения жизни, энергии?

− Да. Я просто есть! Эта энергия во мне течет, я чувствую это движение и мне хорошо. Потому что здесь что важно − здесь нет каких-то человеческих блоков, ограничений − вообще этого нет! Здесь просто естественное состояние этой энергии, она течёт, и ты просто есть. Ты просто есть и да, может у меня есть такая задача этих странствующих наполнять, питать, но базовое такое состояние, что я просто есть! Мне от этого состояния внутри, мне как А.. очень волнительно на  Манипуре, потому что я как раз в жизни своей сейчас прохожу этот этап, что мне не надо ничего доказывать, а я просто есть, а там это базовое состояние и оно очень гармоничное и спокойное, естественное и когда кому-то удается в мое поле еще прийти, то здесь просто радостно становится.

− То есть вы наполняете, человек наполняется и у вас от этого происходит как раз тот нужный взаимообмен, реализация твоей задачи, с которой вы просто есть?

− Да!

Почувствуй это состояние, что вы просто есть, переведите его на осознанный уровень, чтобы можно было им пользоваться, его включать, просто быть в нем.

− Это так естественно, Боже мой! Но я хоть и просто есть, но я все-таки там одно дерево, я там стою, меня видно, я большая!

− Вот я как раз хотел спросить, есть ли там рядом еще какие-то похожие деревья?

− Нет, вот цветочки, валуны какие-то скалы, но я там такая одна! Может быть дальше там кто-то и есть, меня, честно говоря, вообще это мало волнует! Потому что я просто есть, я знаю это свое состояние, я знаю, что я могу дать, когда еще кто-то ко мне попадает, но самое главное, что я видима! Я стою, я есть и что ко мне можно подойти. Я проявлена, получается, если на человеческий язык переводить!

− То есть вас не волнует, что где-то там есть ещё другие деревья, к которым подойдут, а к вам не подойдут. Вас это вообще не интересует?

− Там да! В жизни, конечно, это история понятна, но там реально этого нет! Я просто есть, и кто захочет со мной законтактировать, тот приходит. И те люди, которые проходят рядом, ко мне в итоге не попадают перевести дух, они как будто в шорах, и они вообще не понимают, куда они на самом деле идут. Поэтому они и меня не видят и не чувствуют! Тот, кому надо, он реально почувствует, придет и остановится, а эти − они мимо прочесывают...

− Да, им бесполезно доказывать, объяснять, они еще не дошли до этого!

− Да, я как дерево не могу это сделать, но мне честно грустно, когда они так проходят, потому что этого Космоса не случается и жалко, что они в таком состоянии. Потому что они могут и заблудиться, и устать, и напороться − ну там всякая всячина происходит. Ну как есть.

− Ну вы ничего не можете с этим поделать, это же их уроки, и вы понимаете и принимаете это!

− Да. Но реально грустно. Эта история в моей жизни она тоже есть, когда я вижу, что человеку реально надо ко мне, а он выбирает другой путь и мне здесь действительно нужно научиться принимать это!

− Скажите пожалуйста, когда вы там, дерево, появились, как это было? Помните ли вы, когда был росточком или только семечком?

− Только вы начали это говорить, да, росточек, земля, я такая маленькая, юная, еще ничего не понимаю. Потихоньку прорастаю, проклевываюсь. Очень много там такой детской, живой энергии радости, опять радость! Это мое мне кажется базовое состояние Души! Вот там радостно так, что я проклевываюсь, расту, это движение, такое, прям радость, классное состояние! Ничего не понимаю еще из того, что в большом дереве, но радуюсь нереально, что могу расти, что свет тут, что я расту, что какая-то движуха тут! Вынырнул − о, земля, о, камни, цветочки, прикольно! О, выше стало, чуть выше вижу − вообще, прикольное состояние!

− Это чем больше растешь, тем больше видишь, тем больше перед тобой открывается!

− Да!
− Почувствуйте это ощущение радости, чистой искренней радости!
− Я обожаю это состояние. Когда выхожу на природу, в лес − все, эта искренняя радость − бабочка пролетела, почечка раскрывается! Опять мурашки. Мышка пробежала, просто солнце греет − оно во мне реально внутри, это моя прошивка! И вот тут оно прям один в один, только это вообще в другой форме. Если я как человек, могу это выражать, этим делиться, даже этих людей, которые приходят, я их могу обнять, то тут дерево, оно не может этого делать, оно просто все это проживает внутри и просто как энергию это дает. Без слов на уровне ощущений. Между прочим, ты знаешь, мудрее все эти создания, чем мы думаем, на самом деле!

− Это точно!

− Чем человек, честно говоря. То есть мне всегда казалось как-то наоборот, но тут прям... Наверное, потому что нет как у человека этих иллюзий, этих ограничений, там все настолько естественно, настолько все естественно! Я вот просто! И из меня все это исходит! Мне даже не надо ничего говорить, даже двигаться не надо.

− Вы же можете испытывать все то же самое и в этой жизни, правильно?

− Да!
− Просто достаточно вспомнить, прочувствовать.
− Я в последних сессиях, наверное, интуитивно к этому пришла. Я реально поняла, что мне по факту и говорить не надо, не всегда это даже нужно!

− Просто присутствовать?
− Да!
− Просто передавать энергию, когда кто-то в твоем поле, этого достаточно бывает, чтобы ему что-то передать?
− Вот я опять в этом состоянии и мне так кайфово!
− Хорошо. А какое вы дерево, есть ли у вас листья, есть ли у вас плоды?

− Каким вы выросли? Росло-росло, долго росло!
− У меня мощный ствол, отчасти это похоже и на березу, но это не береза. Я сейчас не буду вдаваться в подробности, но по ощущениям такое. Ствол без веток, уходит наверх, так уходит крона, с зелеными листьями. Плодов нет, но очень много этих точечек, листочков, благодаря которым я могу постоянно сверху энергию получать, в этих точечках входа!

− То есть вы листочками, как мы ладонями, набираете  энергию света, солнца?

− Да. Если с человеком сравнивать, то это отчасти как кожа, живая, это все чувствует. Так же и листочки. Они прям колышутся. Я вообще от себя кайфую невероятно, когда это все созерцаю, настолько восхищена тем, как это все устроено и какая я − вообще, я прям как Космос отдельный какой-то!

− Замечательно. Смотрите, там получается, нет смены времен года, вы всегда в таком состоянии, не сменяете листья, ничего у вас не меняется, просто растёте?

− Сейчас я попробую ощутить еще раз.
− Есть ли там какая-то цикличность?
− Оно испытывало такое состояние, когда не было листьев и я хочу сказать, это максимально грустно, потому что во мне неполноценно все в этом состоянии и оно там как такое  унылое состояние и отсутствие жизни... Я сейчас погружаюсь в это и ухожу внутрь себя, и я не могу ни путника встретить, ни чего-то давать им.

− Для чего тогда вам нужно было это состояние?
− Какое-то внутреннее переживание я переживаю...
− Это перезагрузка была?
− Сейчас попробую понять это.
− То есть оно зачем-то нужно было, что-то вам дало это состояние?
− Вот я вижу, как сидит у меня там этот человек, когда я в таком состоянии, он жмется, жмется, а получить не может, а я дать не могу. Сейчас я попробую внутрь прям опуститься  этого переживания.

− Получается, что вы лучше трансформируете энергию, когда у вас есть листья?

− Вот смотрите, тут как сейчас интересно, то есть снизу поток есть, а сверху, за счет того, что листьев нет − его нет и я не могу его принимать! Послушай, это прям экзистенциальная тема невероятно просто! И мне грустно от этого, но я и не умерла, соответственно! Я могу жить и так и это как бы внутреннее, я сейчас пытаюсь это облачить в слова − как будто уйти внутрь себя и побыть в своем мире, для себя, своего мира! То есть здесь только я, мои переживания и меня мало должно волновать, что происходит вовне! Наверное, за счет того, что я грустила в этот момент, что не могу дать человеку, я отвлекалась от этого процесса. Здесь важно уйти внутрь себя, принять тот факт, что сейчас так, просто пожить в этом, напитываясь этой всё равно энергией, оттуда жизнь идет, побыть в себе! И я говорила, что сознанием могу подниматься, везде быть, то тут я максимально близка к земле сознанием в этот момент! Он как бы идет сюда, и я тут его и получаю, как бы живу здесь, на этом и живу. Там дальше оно безжизненное, что ли, там нет энергии. Соответственно, туда если подниматься, то там ничего нет. Я опускаюсь сюда.

− Для чего нужно это состояние?

− Напитаться самой. Сейчас так глубоко, я пытаюсь это словить. Там какой-то лежит глубокий смысл и так послойно, как будто это нужно для того, чтобы напитаться, заземлиться, понять эту мощь, понять какую-то свою ущербность, что ли.

− Не вечность.

− Даже не ущербность сейчас, а когда отсутствует контакт с вышним, с Космосом, он важен для того, чтобы быть полноценной. Здесь я проживаю это отсутствие, и я понимаю, как важен этот поток, это прям жизнь. Если он сейчас закончится, у меня вообще, реально оттуда − тык − и куда-то улечу. Этот поток меня держит здесь, он дает мне жизнь, это важно, то осознание, что это дает мне жизнь. Я сейчас это проживаю. Но, с другой стороны, есть понимание, что без этого контакта я вообще не могу быть такой, какая я есть − этой мощью, этой всей своей энергией! То есть в этом состоянии проживается осознание как это вообще все происходит. Да, как мир устроен. Здесь прям в этом процессе ощущаются важности обоих процессов и каково это − быть без этого контакта, быть в этом контакте! Это прям очень важно!

− Насколько удается в этой жизни совмещать духовное и материальное гармонично?

− Сейчас я расскажу свой путь, это очень откликается. До недавнего времени я очень увлеклась духовными процессами и путь к Богу, и я не монетизировала свои знания, и клиентов у меня почти не было. Почему − потому что материальное мне было не первостепенно, а потом увидела из прошлого воплощения свою кармическую задачу, где товарищ имел хорошую материю, но не справился и отказался, и пошёл в сторону духовную. То есть это разделение тоже было в прошлых жизнях именно по кармическому балансу я долго шла к тому, чтобы сейчас соединять и то и другое и как только я к этому пришла − начался поток денег! Потому что мне это надо было уже давно делать. А с другой стороны, я еще больше поняла свою суть в работах, потому что я сама познала этот контакт с Богом буквально может месяц назад, когда ты выходишь в состояние бессмертия, когда ты просто есть и ты всегда был в контакте с Богом, а Он всегда был с тобой − как у дерева с этими листочками. А я проживала много жизней подряд и обиды, и гнева, что Он меня оставил, хотя Он − потом я это прочувствовала − Он всегда был со мной, это я потерялась в этом лабиринте и мне как в той картине, когда Бог всегда протягивает палец, а человек решает − а вот пальчик я тут подниму или нет. Я его подняла. И этот контакт восстановился, я просто есть, и я проявляюсь, чтобы быть видимой для таких путников, как здесь я ощутила. Соответственно, в работах, так как я этот контакт познала, и я понимаю, что я не просто психолог, а мне важно приводить людей тоже к этому состоянию, к этому контакту, потому что я сама сейчас как дерево познала, как это без него, хреново невероятно! А люди, мы так устроены, мы ищем этот контакт и соответственно важно тоже им показывать, что ты вот так можешь еще, приводить к Богу. Я сама этому научилась, я сама это и как дерево прожила и в жизни как А. это прожила и соответственно, так как я это все прочувствовала, я могу показать, как это − быть «без» и «с» − и это два разных состояния. Без можно существовать, но...

− Вот именно существовать!

− Да. Вот тут я прям сейчас это четко ощущаю. А «с» − когда все соединено − опять меня мурашит. Это просто Космос. И я тут на днях это нащупала и со своими клиентами стала более смелой, заявляя про какие-то такие вещи и я тут прям почувствовала, что мне так и надо. И ко мне приходят те, кто может это воспринять!

− Да, кому нужно.

− Да. То есть там заявить той, кто нас встречает на ресепшне об этом – такое!

− Смотрите, вы это чувствуете, как это важно, чтобы было взаимодействие сверху и снизу! И по отдельности не работает никак! Вы можете передавать это знание другим, ощущение, через свое поле, через свою энергию, через свою практику. Когда вы дерево, что еще, какие эпизоды, моменты заслуживают вашего внимания сейчас, на чем следует остановиться?

− Вы знаете, я сейчас застряла в этом кусочке и мне хочется прожить этот момент, когда снова происходит этот контакт, потому что это как то состояние «до», оно было естественным, потом когда меня погрузили в это, мне стал еще более понятен весь этот процесс и теперь хочется этим трансформированным сознанием вернуться опять в это соединение обратно и как я себя там буду ощущать! Почему-то захотелось.

− Похоже на процесс нашей Души до воплощения, потом когда мы воплощаемся и потом, когда мы уже сознательно приходим к тому состоянию, что это можно найти контакт!

− Да, похоже.

− Проживите этот момент, когда вы, уже получив тот опыт, возвращаетесь к истинному знанию, ощущению!

− Знаете, так интересно, я не могу сама инициировать этот процесс, мне нужно просто ждать, но у меня появилось это желание, чтобы это произошло! Что я не хочу так, только так, я хочу полноценно! И это желание − оно что-то начинает раскручивать вокруг меня и постепенно запускается процесс! Физически получается ствол он остался, а сейчас он напитывается энергетически и становится, вот когда физический он такой не мутный, а тусклый, как картинка − она на принтере печатается, когда уже краски заканчиваются − вот он такой... А когда энергия поднимается, он прям вот краски аж появляются, этот постепенный процесс идет снизу, а я становлюсь все крепче, крепче! И это постепенно, это процесс, это не сразу!

− Почувствуйте, как это приятно! И ведь достаточно одного вашего желания!

Да, правда, реально желание! Вот я уже на макушке, вот я уже ощущаю ветви. Я как оживаю, честное слово! Я же А., мое имя переводится как воскресшая. Я прям сейчас проживаю это воскрешение! Вот они, мои ветви!

− Что это за ощущение, когда появляются почки, потом листочки из них?

− Это дыхание. Вот как до этого я сидела тут, в корневых чакрах и тут я все равно теперь ощущаю еще большую плотность, как встроено в меня это! А тут прям вот так это как-то клином, это низ ощущается, а тут сверху все другое − оно как будто воздушное, пластичное, другое прям! Вот если там земля плотненькая, то тут все прям воздушное, легкое, дышащее. Но все равно вокруг меня плотненькое это все равно витает, а там прям дыхание, здесь мне тепло очень. Наверное, ветви и листочки − это как моя Анахата, действительно. И сейчас почки появляются. Такой приятный процесс! Сейчас опишу. Я рожала, здесь можно провести аналогию − как у тебя рождаются одновременно много-много почек и одновременно появляется много листочков. И ты как бы тоже просто есть, оно естественно все происходит и вот они, листочки появляются. И вот все, мне просто хорошо. Теперь все естественно, как и должно быть. Горит у меня сейчас этот центр, идет подпитка!

Хорошо. Переводите на сознательный уровень, запоминайте!

− Да, я прям беру! Все равно сознанием хочется в эти листочки отлетать и быть вот тут, но важно всё!.

− Как удается держать этот баланс, между листочками и корнями?

− Когда был этот процесс, я погрузилась в листочки и забыла, что у меня там. Но все равно тепло здесь почувствовала и сознание все равно сюда перешло, за счет того, что тепло. И вот как раз я это почувствовала, что важен баланс и как будто где-то, наверное, посередине этот фокус держать, но при этом ощущать все процессы. Я так умею. Я где-то тут, я и сознанием в листочках, и во всем процессе, и в корнях, и в стволе! И я могу все ощущать и чувствовать, и быть одновременно своим сознанием везде. Это круто. Если в жизни как человеку все это сделать − это вообще!

Вам просто надо вспомнить, вы это умеете!

− Да, я на простройках энергетических, когда мастер вел и там нужно было одновременно быть на нескольких центрах, мне в целом это легко удавалось, а оказывается, собственно, просто это я уже умею! Мне прям хочется раскинуться, напитываться. То есть что мне важно отсюда взять в текущее время, потому что я либо отлетаю и забываю про семью, этот баланс, у меня реально его не было, либо я вся в семье и забываю про что-то другое. А я умею это, получается, мне важно быть в середине и из глубины смотреть на все.

− И на все хватает энергии!
− И на все хватает энергии, это все - я!
− И нет того, что вы разрываете между семьей и практиками, а все это можно гармонично свести в единое целое!
− Да. Причем мне можно вообще даже не двигаться, все это естественно! Но самый прикол в чём, я всегда ощущала масштабы, всегда думала про то чтобы руководить какими-то процессами и это тоже у меня получится здесь в жизни естественно, потому что эти листочки − это же и есть эти разные процессы и это все можно держать в фокусе внимания и этим управлять! Буквально перед сессией сегодня пришло, я на прошлой неделе наняла няню и уборщицу дома на постоянной основе и вчера приходила уборщица и наконец я убрала этот контроль, эту жертвенность, что я тоже что-то должна, а я просто ей сказала: «вот здесь сделай, вот здесь сделай». И это было настолько естественно, и я прям сегодня осознала, что мне важно не самой делать, а говорить людям, чтобы они это выполняли и они за это получают деньги, реализацию и прочее! Но мне прям важно это в жизни делать − что-то свое создать и так отдавать какие-то задания, рекомендации людям, чтобы они это делали. А я просто говорю, потому что у меня есть видение, что должен сделать человек, как, чтобы для него было максимально гармонично. И мне реально одного слова достаточно, чтобы процессы запустились и реализовывались! И вот это состояние, которое я здесь ловлю − вот из этого состояния это и нужно делать! Потому что мне не придется − я там дала что- то кому-то, потом контролировать, или переделывать − вообще здесь такого нет, потому что важно, когда ты направляешь − уже все случиться так, как должно быть! Даже нет такого, что ошибется, что-то сделает не так − у меня такой посыл изначально с этим доверием!

− То есть нет человеческого такого − сомнений, страхов.
− Нет, просто даешь и все и как бы они и есть я, как листья − они есть я. − В одном поле.
− Да. Просто они мои руки! Это очень сейчас необычно, что я это сейчас проговорила. Как А. я здесь волнуюсь, потому что это не просто, это масштаб, это ответственность! Но это легко, когда я нахожусь в этом состоянии, без блоков. Мне реально надо, наверное, лежать каждый день так, чтобы были ясные мысли, ясное знание! Это ясное чувствование. И я даю эту команду − и я энергию даю человеку на это действие.

− Отлично!

− Даже можно не говорить, это так классно!

− Хорошо, запомните это, чтобы оно не терялось, этот контакт, это ощущение. Сколько по человеческим меркам вы, дерево, прожили лет, как вы чувствуете?

− Вы сказала и этот Дух, он вылетел из этого дерева.
− Вы уже видите себя со стороны?
− Я уже вообще куда-то наверх отлетаю, вместе с этим Духом.
− А до того, как ты отлетел, посмотри, почему это произошло, как вы поняли, что пришло время?
− Как будто меня позвали другие дела делать!
− То есть тут задачу свою выполнил, пошел дальше?
− Да, прям жарко становится!
− Хорошо, когда отлетаете от своего тела, в той жизни дерева, как вы к нему относитесь, не жалко?
− Я вообще не привязываюсь!
− То есть это естественно?
− Я получила этот опыт, да, я смотрю на него, я бы сказала с благодарностью, но тут даже этого нет, это тоже все естественно, что всё, пришло время, я просто иду дальше!

− Хорошо. И какая форма и цвет у того, что только покинуло это дерево?

− Цвета нет, а форма − та же, что я вошла, это тоже в итоге изменчивая субстанция, воздушная такая! Она не имеет формы, а просто постоянно движется и потихоньку мы отлетаем куда-то.

− Хорошо. А есть ли кто-то из жизни дерева, с кем хотелось бы завершить гештальты, пообщаться, увидеться, обменяться энергией? Есть ли что-то незавершенное в той жизни с кем-либо?

− Вот тот товарищ, который пришел ко мне тогда, когда я не могла ничего дать, ощущение, что он очень хотел это получить, это же состояние, а я не могла это дать...

− Пригласите его, позовите, пришел он?

− А вы знаете, я же отлетела получается, вы сейчас задаёте этот вопрос, а меня сознание относит, что как будто я ищу в этой жизни того, с кем это произошло.

− Вот, вы прям забегаете вперед немножко!
− Ну это естественно, то, что происходит!
− Вот мы этого товарища сейчас пригласим и обменяйтесь своей энергией, которую друг на друга возложили там. Он − какие-то ожидания от вас, вы − какое-то состояние, что вы не могли ему дать. Эти энергии свои заберите друг у друга, чтобы стать более целостными, чтобы не искать из жизни в жизнь эти вибрации друг друга в окружающих людях!

− Я прям плачу внутри, потому что я не смогла помочь, вот действительно, ожидания! Но я прям чувствую, что ему это надо было получить тогда, этот опыт, чтобы он внутри опору на себя обрел. Ко мне можно бегать конечно же, наполняться, но внутри должно быть как у меня, такой же процесс должен выстроиться! Я это прожила как дерево − отсутствие этого контакта, а он − как человек. И он получается пришел ко мне в этот же момент, когда у него это случилось и у меня! И я тут опору выстраивала на землю, основу и он должен был... Даже в этом состоянии он пришел ко мне именно за этим, и я могла ему это дать в итоге, потому что я это сама как раз проживала и проходила... То есть мне не надо больше здесь плакать, что я не смогла ему дать это все! Он не за этим по факту и пришел, ему другой процесс нужно было от меня получить, это заземление. Он там у меня в этой картинке он прям жмется к корням, пытается к стволу, с ним раствориться! Может он как-то через это пытался заземлиться, я не знаю, но у меня теперь произошло переосмысление того, что там было все отлично на самом деле, все так и должно было быть!

− Каждый получил то, что ему нужно было получить?
− Да, я прям освобождение какое-то получила!
− Хорошо. Удалось вам вернуть друг другу свои энергии?
− Да, я сейчас, все равно для меня это образ, как будто я держусь за руки, и я благодарю за этот опыт. У меня какая-то тихая светлая радость, которую я тоже передаю без слов. И там я вижу тоже в ответ улыбку!

− Хорошо. Забирайте друг у друга свою энергию, чтобы не искать эти вибрации в других. Посмотрите, есть ли кто-то еще из жизни дерева, с кем хотелось бы тоже договорить, завершить какие-то моменты, или из жизни А. Это могут быть как ныне живущие, так и уже ушедшие люди. Есть ли кто-то, с кем хотелось бы закрыть гештальты?

− Сейчас я попробую, два вопроса − и там и там что-то есть. Первый − я сейчас опять в дерево опустилась и того же человека я видела, я хочу понять вообще, для чего он там был? Мне теперь стало чуть более понятно, я сознанием опустилась, чтобы его рассмотреть. Вот он там стоит, себя рассматривает вместо того, чтобы в моем поле расслабиться, задуматься о чем- то, внутри какие-то глубокие процессы пережить − он там весь себе. Это как эго. И мне вообще непонятно, что он забыл тут у меня, какой-то ересью занимается вообще тут, все на себя смотрит. Я на него так смотрю и не понимаю, что происходит вообще? Сейчас я пытаюсь осмыслить дальше. Он прям реально любуется собой, очень увлечен этой историей!

− То есть эго все-таки мешает людям чувствовать?

− Да. То есть он как бы должен это делать не в моём поле, а в моё поле просто забрел, стоит... Но он же забрёл сюда не просто так. Не могу понять пока, что такое. Все там отплясывает, смотрит.

− Какой опыт вам важно вынести из взаимодействия с ним?

− Это то, о чем я сегодня писала своей наставляемой. Что разные люди могут прийти в мое поле. И те, кто готов все эти процессы делать, про которые я говорила раньше и те, кто попали в мое поле, но просто как тусуются, они даже не понимают, о чем! Они в этих своих процессах застряли и может быть, время нужно этому человеку побыть в моем поле, чтобы эта встряска произошла, он насытился этим, чтобы потом как-то что-то осознать, все равно же в поле попал. Для меня что важно, что могут приходить такие люди, которые не видят и не чувствуют той глубины, которую я могу дать и я там нахожусь в этом состоянии − что происходит. И опять же, делать я там тоже ничего не могу. Выгнать мне его не хочется, ну так, пляшет он там, ну и пусть. То есть для меня это важно, что не со мной что-то не так, я про свое это все знаю, со мной все хорошо, а это он просто там в своих процессах! Сейчас так. Для меня это важно, что могут приходить и такие и пока в этих процессах, мне как-то даже сложно, он сам должен хотя бы желание проявить, чтобы из этого выйти. Но он настолько увлечен этим процессом...

− Просто вам не нужно переживать по этому поводу, это его опыт!
− Вот да, я реально переживаю − а как мне может шишку кинуть, что ли! − Вот Ньютону на голову яблоко упало...
− Но я даже не имею права это делать!
− У вас даже яблок нету.
− Да, у меня нечему упасть...
− Просто понять и простить!
− Да. Для меня это как осознание того, что в мое поле будут приходить разные люди.
− И это нормально, это ни в коей мере не умаляет вашу экспертность, ваши возможности!

− Да.

− Это просто их опыт! И ничего ты с ними не сделаешь?
− Да.
− Хорошее понимание, интересно. Ну что, с кем еще гештальты будем закрывать − из этой жизни, из той жизни. С живыми, с ушедшими. Есть ли кто- то, кого пригласить нужно?

− Такой сложный вопрос.

− Если никто первым не проявился, то можем лететь дальше, в то Пространство Истинного Дома, куда уходит Душа дерева.

− Сейчас, вот тот человек, который был с деревом, это состояние сейчас хочу попытаться его прочувствовать. Да вы знаете, может я опять пытаюсь, может это и есть такой человек, но то, что мы сейчас осознали и завершили − этого уже достаточно, не надо искать сейчас? Я сама пойму, с кем взаимодействие изменится. Это тоже будет прям естественно, потому что там у меня большое облегчение случилось от этого понимания, что не я что-то не дала!

− Каждый берет столько, сколько может унести.

− Вот это вот важно, что я должна четко понимать, что то состояние, в котором я нахожусь сейчас и человек приходит в поле именно в этом моем состоянии − значит ему важно это и взять сейчас! Это важно для меня. Не пытаться как-то подключаться, сейчас я во всю силу войду и сейчас дам.

− Просто он приходит на ту энергию, которая ему нужна.

− Да, я сейчас такая, значит, ему это надо. Пусть я не во всей силе, но ему нужен такой процесс, достроиться до меня и всё! Это очень важно мне, очень!

− Отлично. Почувствуйте, как эта прозрачная Душа дерева двигается, быстро вверх ушла?

− Да.

− Легко, без всяких человеческих сожалений, страхов смерти и прочей ерунды. Как она попадает в то Пространство, как она растворяется там и в то же время чувствует свою уникальность и ощущает себя единым целым с этим Пространством, куда направляется Душа.

− Ты знаешь, она и небольшая по форме, но в ней концентрат информации − я это четко ощущаю! Она её несет в себе, она из этого состоит.

− Насколько приятно вернуться в то Пространство, как оно принимает? − Это опять естественное состояние, это приятно очень ощущать!
− Хорошо.
− Короче, все состояния естественные и переход естественный, это просто изменение формы, это очень классно! − Замечательно.

− Если я там чувствовала себя, что я есть, на месте, все как надо и здесь я чувствую, что я тоже в нужной форме естественной!

− Замечательно. Сейчас из того Пространства истинного дома Души, посмотри на тело, которое лежит здесь на диванчике, тело А., есть ли какое-то свечение вокруг этого тела? Есть ли какие-то изменения в проекции, где есть какие-то проблемы или может быть, где-то свечение неравномерное?

− На нее опускается луч...
− Какой цвет сейчас у ауры?
− Белый, она подсвечена.
− Есть ли где-то участники, которые нуждаются в восстановлении или все гармонично достаточно?
− Как раз со мной все отлично! Именно эти осознания, которые я прожила, ей дают это состояние – «отлично»!. Сверху луч этот, ее оттуда видно, смотрят, помогают, ведут.

− Чтобы еще больше настроить вашу взаимосвязь с Пространством своего истинного дома, возьмите из этого Пространства луч чисто-чисто белого яркого света, как только что выпавший снег, пропустите его от макушки до пяток через все тело, через каждую клеточку!

− Именно такой луч как раз и падает!

− Хорошо. И вслед за этим лучом возьмите оттуда еще один очень мощный по своему воздействию луч ярко-ярко золотого цвета. Также мощным потоком разреши ему пройти через все твое тело от макушки до подошв, пропитывая каждый орган солнечным светом. Почувствуйте, насколько изменилась ваша аура и есть ли еще какие-то цвета, которые хотелось бы добавить?

− Нет, мне очень хорошо!

− Замечательно. Тогда чтобы закрепить это состояние на долгое-долгое время, как закрепляют старые фотографии специальным составом на многие десятилетия, возьмите из этого пространства луч бледно-бледно голубого цвета, почти белого и пропитайте так тщательно всё тело, закрепляя все полученные осознания, ощущения, качества, энергии, которые вы сегодня испытали. Закрепляйте по всем своим тонким телам, по физическому телу. Чтобы они очень долгое время сохранялись. И скажите, пожалуйста, возможно ли будет обращаться к этому пространству, когда будет в том необходимость, знаете ли вы, как это делать?

− Да, я там часто зависаю.

− Замечательно. Можем ли мы на этом завершить сегодняшнюю работу?

− Процесс когда голубого начался света, я чувствую даже какую-то плотность этого опыта, который я получила! Я чувствую оболочку своего тела, но я при этом чувствую, как у меня немножко идет тремор в ногах, идет какой- то, я периодически его ощущаю как страх. Но это уже человеческая история, природу которой я еще пока не исследовала. То есть я чего-то в корне, именно про корни, когда мы сегодня говорили, что-то я как человек здесь не принимаю и мне страшно, поэтому идет тремор. И я чувствую слева зажим в левой ягодице, я чувствую его периодически во время сессии. Поехала, закружилась голова. Не знаю, насколько сейчас это можно, туда пойти по времени, не можем?

− Ну если глубоко в прошлую жизнь − по времени не успеем, но вы можете из этого Пространства попросить о помощи и исцелении тех мест, где энергия проходит негармонично и возможно, получить какую-то информацию, в какую сторону направить внимание, чтобы исцелить эти моменты, поработать со страхами.

− Да, тогда я сейчас там запущу и думаю, более раскроется. Знаете, ощущения, как будто там как копчик рассыпался и соответственно, основание тоже − вот такое состояние... Я сейчас прям пытаюсь собрать эти все осколки обратно, ощущение, как будто заново приделают ноги. Ощущение, что у меня здесь все и закончилось. Как будто они отдельно!

− Почувствуйте, насколько гармонично сейчас все это вместе, как единое целое?

− Да, правая уже срослась!
− Насколько это естественно?
− Как будто себе сейчас ноги отращиваю!
− Хорошо. Позволь этому процессу проходить столько, сколько необходимо для полного восстановления, он может длиться столько времени, сколько потребуется, даже по завершении сессии. Они восстановятся полностью, уйдут страхи, будет абсолютная целостность. Что сейчас по ощущениям?

− Правая нога в ней легко и она стала мной, а вот левая − очень длительный и постепенный процесс, но я стала ощущать свои ноги, в смысле, стопы, кончики пальцев, но затык как раз в этой части ноги, в основании и ощущение, что сейчас соединяются нервы. Здесь тепло становится опять, но здесь прям процесс идет гораздо медленнее, чем правая нога и правая нога как естественная, а левая все равно как чужая, чужеродная какая-то. Вот снизу − мое, а если полностью представлять − как будто не мое. Вот здесь есть блок. Сейчас рукой себе помогаю и становится хорошо, вот. И теперь я с ногами! Это такое ощущение, как будто я вообще первый раз их чувствую.

− Отлично!

− Переплетается нервная система, кровеносные сосуды. Да, вот теперь мне хорошо!

− Хорошо, и пусть эти процессы продолжаются столько, сколько необходимо для абсолютной целостности и гармонии всех процессов вашего организма.

− Вы знаешь, прям тремор ушел и такое, аж покалывает кончики пальцев! И я там чувствую тепло, и ощущаю объем в ногах, расслабление, прям хорошо.

− Что, тогда завершаем на сегодня нашу работу? − Да, вот теперь да!
− Тогда поблагодарите дерево, которое вам показало очень много важных вещей, осознаний, и то Пространство, куда ушла ваша Душа. Не забывайте пользоваться этим Пространством, когда будет необходимо, в любой момент, когда в этом будете нуждаться. Поблагодарите всех, кто помогал нам сегодня работать и возвращайтесь в свое физическое тело. Открывайте глаза!

− Кто вы?
− Я – А..
− Отлично. С возвращением!

Сессию провела и транскрибировала Антонина Лисицына.

Ведущий: Гынгазов П.С. — «Фрагмент человеческого воплощения, жизнь Души от её начала – отделения от Бога

- Е., опишите мне, пожалуйста, фон Ваших закрытых глаз: цвет, консистенция, однородность/неоднородность, подвижность / неподвижность.

- Я вообще пока только серое вижу!

- Отлично! Какой серый?

- Графитово-синий, тёмный, тёмно-серый…

- Поподробнее, пожалуйста.

- Оно тёмное,… пространство тёмных очень плотных тонов вокруг меня. Как будто бы я в каменной пещере… Можно различить блики тёмно-синего оттенка,… а так – очень темно